О проблемах белорусских индивидуальных предпринимателей было сломано немало копий год назад. Поводом для противостояния ИП и властей послужило вступление в силу Указа №48, обязывающего предпринимателей иметь документы и сертификаты качества на ввозимый ими товар. При этом ни тогда, ни сейчас никому не пришло в голову спросить о трудностях и чаяниях третью сторону конфликта — представителей белорусской легкой промышленности. «Телескоп» решил взглянуть на эту проблему под другим углом, спросив мнение производителя. О проблемах и печалях в интервью нашему сайту рассказал ИП-производитель одежды Дмитрий (имя изменено по просьбе интервьюируемого).

Дмитрий, расскажите, как давно существует ваш бизнес. Как в него попали? Большой ли у вас штат сотрудников?

— Занимаюсь пошивом молодежной одежды. В Беларуси этим занимаются немногие. Поэтому я попросил об анонимности – не хочу ненужной славы, так как нервы у предпринимателей сейчас на пределе, и многим могут не понравится мои «откровения». Самостоятельно открылся больше 5 лет назад, а до того еще 3 года работал на товарища, который также шил одежду. До открытия ИП успел поработать в самых разных сферах. В начале нулевых, как и многие, был продавцом у предпринимателей на известном в прошлом минском рынке «Динамо». В настоящий момент у меня нет постоянного штата работников, львиный кусок работы делаю сам, остальное отдаю в работу бригаде, с которой работаю по подряду. Содержать своих работников, иметь постоянный штат сейчас не выгодно.

Дмитрий, перед нашим интервью я пообщался с большим количеством белорусских ИП-продавцов. Они жаловались мне на то, что с белорусским производителями работать больше не выгодно, так как у вас невероятно дорого. По их словам, местные производители живут «припеваючи». Говорят, что заказов у вас полно, что шьете вы исключительно на Москву, а на внутренний рынок отдаете лишь жалкие остатки от того ассортимента, что поставляете туда. А вот ИП-продавцы вынуждены таскать ваши товары уже оттуда, переплачивая, и бедствовать из-за вступления в силу Указа № 48, который укрепил ваши и без того незыблемые позиции на рынке. Насколько справедливы их утверждения?

— (Смеется). Лет 5 назад я бы сказал, что в этом есть некая доля истины, однако времена уже давно изменились. Нет больше тех выгод, которые мы, производители, могли получать 5-6 лет назад. Тогда, действительно, от клиентов из числа белорусских ИП не было отбоя, и мы могли заработать тогда 100-200% с каждого произведённого нами изделия. Сейчас я работаю с рентабельностью 30%.

Почему же белорусский производитель стал проигрывать?

— Прежде у нас были такие же цены, как в Москве. Естественно, предприниматели предпочитали купить у меня, что называется, в шаговой доступности, нежели ехать на «Черкизовский» или «Садовод» (оптовые рынки в Москве). Тогда-то от отечественных клиентов не было отбоя. Они становились в очередь. Сейчас же клиентов у меня практически не осталось, продажи падают в разы каждый год. Все ушли работать с Москвой — с тем низкокачественным ширпотребом, что там продают. Причина одна – там дешевле.

Представьте, у меня за эти годы цена упала на 170%, а в Москве она упала на 200-300%. А для ИП в кризис важно сэкономить каждый рубль!

Сделать меньше свою цену я уже физически не могу. Так как у меня издержки в стоимости каждой единицы такие же, как стоимость в Москве готового изделия для предпринимателя. Неконкурентоспособность белорусского производителя упирается в невозможность использовать в нашем производстве современные дешевые ткани. В России разрешены материалы, которые никогда не пройдут сертификацию в Беларуси из-за «заботы о населении». Да, эти материалы хуже, но в три-четыре раза дешевле. Российский производитель охотно шьет из этих китайско-турецких тканей и продает белорусским ИП, которые хорошо берут — потому что дешево — и везут этот товар (с документами или без документов) в Беларусь, попутно вывозя из страны валюту.

Обидно, но препоны нормальному производственному процессу создает государство. У нас только говорят о поощрении своего производителя, на самом же деле вольно или невольно поощряют импорт. К примеру, качество импортной одежды нашим Госконтролем никак не регламентируется. Привез в страну китайскую куртку — неважно, из чего и как она сделана, главное, чтобы на нее были документы соответствия китайским требованиям (которые и рядом не стояли с нашими правилами), и тебе никто слова плохого не скажет. Купил такую же китайскую ткань и полностью воссоздал импортную вещь, попытался ее сертифицировать у нас — отказ: не соответствует нормам. Продал своему клиенту из этой ткани готовые изделия, а к нему пришли из Госконтроля и увидели, что эта вещь произведена в РБ, — немедленный штраф и изъятие всей партии товара. Подобные двойные стандарты создают огромную экономическую диспропорцию. Фирмы, занимающиеся «купи-продай», процветают, а производства закрываются. Поэтому у нас уже полстраны торгует. Разумеется, это должно было со временем привести к краху. Нужно самим научиться что-то производить, экономика строится из производства. А у нас никакого производства в стране не осталось, не считая конвейерной сборки.

То есть сейчас из-за разницы в техрегламенте стало выгодно производить в России?

— Да, давно выгоднее производить в России. Там, как я уже говорил, гораздо дешевле ткани, а оплата труда такая же, как и в нашей стране. И шьют там уже, в основном, не таджики в подвалах (как у нас привыкли думать), а нормальные русские швеи, работающие в сносных и современных условиях. Скорее, мы уже «в кустарных условиях» работаем. Прежде мы Россию одевали, теперь — она нас.

С чем же связан такой бурный рост швейной промышленности в России? И можно ли отечественному производителю, имея равные возможности, как-то встроится в российский рынок, занять там свое место?

— В России более либеральные условия для ведения бизнеса – проще с арендой, налогами, сертификатами. Там государству главное, чтобы люди были при деле и какую-то «оборотку» экономике давали. У нас же правительство озадаченно мыслями о том, как бы налоги со всех содрать. Плюс в России уже есть всем более-менее понятный, прозрачный рынок государственных и частных закупок. Можно поучаствовать в тендере и получить хороший заказ, обеспечив себя работой на год вперед. Там огромный рынок и не так много требований к его участникам. Белорусским же производителям встроиться в этот рынок будет уже очень сложно, так как белорусы не привыкли к жесткой конкуренции, к мобильности. Пока у нас посчитают рентабельность единицы товара по техзаданию заказчика, там ему уже готовый образец привезут и партию отошьют. Пока у нас, привыкших жить одним днем, в цену товара будут закладываться риски того, что четверть произведенного ляжет мертвым грузом на склад — конкурировать там не получится. В России у бизнеса есть опыт существования при капитализме, у нас такого опыта нет. Там еще можно где-то найти «длинные деньги» (долгосрочные кредиты под минимальный процент), у наших производителей такой возможности нет и не было никогда.

— В каком положении сейчас находятся предприниматели? Действует ли Указ № 48, обязывающий всех быть с документами? И каков ваш прогноз на будущее отечественного малого бизнеса?

— Ситуация самая безрадостная. ИПэшники медленно погибают, их «кубышки» пустеют. И это несмотря на то, что ситуацию с Указом № 48 государство пока пустило на самотек. На деле указ действует только на бумаге. Как говорится, «суровость белорусских законов нивелируется необязательностью их исполнения».

Если еще год назад предприниматели искали альтернативных поставщиков, которые бы могли предоставить им документы, пытались сделать бумаги хотя бы под часть своего ассортимента, то сейчас они вовсе оставили все попытки. Покупают все там же, где и прежде брали. Живут, как жили до указа. Контролирующие органы прекрасно об этом знают, но ИП с рынков сейчас не беспокоят, облав на их бизнес пока не устраивают. Контролирующим органам куда проще пойти и проверить несколько фирм — выписать им штрафов, чем бегать по рынкам за ИП, которые разбегаются при их появлении во все стороны со скоростью звука. Поэтому к зачисткам рынков и торговых центров от предпринимателей пока и не приступают. Ждут отмашки сверху. При этом предприниматели понимают, что приказ взяться за них может последовать в любой день. Это держит их в постоянном напряжении, заставляет жить одним днем.

Эта внутренняя неуверенность, на фоне падения выручки из-за кризиса в стране, толкает их сейчас на путь миграции. Предприниматели стали метаться с одного рынка на другой в надежде на лучшую жизнь. Население сильно обеднело и «медовые годы», когда они могли накручивать до 300-400% на некоторое товары, действительно, закончились. Но и сейчас они стараются заработать не менее 100% (двойная цена с каждой вещи). Правда, как я уже отмечал, товар стали брать попроще.

А в этом, я считаю, и есть главная ошибка ИП. Они должны понимать — если ты продаешь дешевую одежду, рассчитанную на нищего, то он заносит ее до дыр. Нельзя ориентироваться на беднейший слой населения — нужно работать на средний класс.

Еще одной большой проблемой как для отечественного производителя, так и для ИП стало появление в стране крупных сетевых иностранных брендов, с которыми сложно конкурировать в соотношении цена-качество.

В целом, в будущее я смотрю пока без особого энтузиазма. В то, что государство начнет снова «гонять предпринимателей», и те толпами придут ко мне — уже не верю. На этом многие прогорели, открываясь накануне вступления Указа № 48. Сейчас большая часть из них уже закрылась.

И в будущее предпринимателей не верю. Если рынки и останутся, так это, наверное, в мелких городах. В крупных – их постигнет участь ларьков.

 

Беседовал Сергей Смирнов

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here