Бо́льший период своей независимости Республика Беларусь жила под санкциями Запада. Все началось в далеком 1998 году, с тех пор Беларусь фактически превратилась в полигон, на котором западные «демократии» методично отрабатывали введение и отмену различных санкций. Лишь нынешней весной, впервые за 19 лет, стало возможным говорить о настоящем устойчивом «потеплении» во взаимоотношениях РБ и Запада. Об истории санкций, вскормленном на них поколении белорусской оппозиции, о настоящем и вероятном будущем белорусско-европейского диалога читайте в материале «Телескопа».

С чего все началось? История санкций

Впервые отношения Беларуси с ЕС испортились в 1998 году. Тогда западные дипломаты, облюбовавшие застройки рядом с основной резиденцией президента, посчитали себя униженными просьбой белорусских властей на время освободить комплекс «Дрозды» – был большой скандал. Минск обвинили в нарушении Венской конвенции – в давлении на дипломатов. 131 белорусского чиновника (включая Александра Лукашенко) сделали невъездными в страны Европы. Белорусские власти быстро признали нарушения, и визовые ограничения с них были сняты.

Второй раз санкции ЕС (снова визовые) были наложены с ноября 2002 года по апрель 2003 года. Тогда поводом к этому послужило прекращение деятельности в Беларуси Консультативно-наблюдательной миссии ОБСЕ, так как Минск остался недовольным ее критичными докладами о белорусских парламентских и президентских выборах.

В 2004 году ЕС применил санкции уже вместе с США. Брюссель наложил санкции на белорусских правоохранителей: генпрокурора, министра внутренних дел, главу минского ОМОНа, отдельных командиров спецназа внутренних войск, главу ЦИК и министра спорта Беларуси. Вашингтон тогда принял «Акт демократии в Беларуси», в котором осудил «признаки авторитарности режима Александра Лукашенко». В числе обвинений: «исчезновения критиков власти», «подавление демонстраций», «создание подконтрольного парламента» и т.д

С этого момента Конгресс США дал добро на открытое спонсирование «оппозиционного сегмента гражданского общества Беларуси». «Пряников» у оппозиции стало существенно больше. Деньги пошли на поддержку «независимых» СМИ (в том числе печатающихся за границей), спонсирование оппозиционных партий, на командировки для «обмена опытом», выпуск книг и так далее. Тогда же Вашингтон поддержал белорусскую оппозицию и тяжелой артиллерией – запретил правительственным и всем связанным с ними организациям США давать Беларуси любые ссуды и инвестиции. Этот запрет обязывал реализовывать указанную политику и всех американских представителей во всех финансовых организациях, куда США входили в качестве члена (в том числе Всемирный банк и МВФ).

В 2006 году американские конгрессмены приняли «Уточняющий акт о демократии в Беларуси», продлив санкции ещё на два года и увеличив финансирование оппозиции и «независимых» масс-медиа. Тогда же ЕС впервые заморозил активы, предположительно принадлежащие белорусским чиновникам. Санкции коснулись 31 человека, включая президента.

2011 год. В Вашингтоне принимают «Акт о демократии и правах человека в Беларуси». Новые обвинения в адрес белорусских властей последовали после «Плошчы» 19 декабря 2010 года (когда оппозиция ломала двери Дома Правительства). Документ расширил «черный список» из чиновников, ввел запрет на контакты американцев с некоторыми белорусским компаниями (с заморозкой их активов) и призвал Международную федерацию хоккея приостановить подготовку чемпионату мира 2014 года в Минске.

Европа лишила права получить шенген некоторых журналистов государственных изданий, а также ректоров отдельных университетов.

В 2012 году США и вовсе не признали Александра Лукашенко в качестве легитимного президента, запретив ему въезд в Штаты. В это же время ЕС наложил санкции на трех известных белорусских бизнесменов: Чижа, Тарнавского и Пефтиева. Далее санкции неоднократно продлевали.

В 2016 санкции сняли

Однако в февраля 2016 года почти все санкции ЕС были сняты. Нет никаких сомнений в том, что снятие санкций было связано прежде всего с геополитикой: в связи с трагическими событиями на Украине и местом Беларуси в разрешении конфликтной ситуации. Однако Запад оценил не только нейтралитет Минска в украинском конфликте, но и амнистию «политзаключенных». При этом из тюрьмы тогда досрочно вышли пять человек, которых едва ли можно назвать «политзаключенными»: четыре участника движения анархистов, осужденных за попытки поджога нескольких административных зданий, включая российское посольство, управление КГБ, отделение «Беларусбанка», и один активный участник уличных акций оппозиции.

Интрига возможного возобновления санкций возникла после разгона белорусскими властями незаконной акции на «День воли» 25 марта 2017 года в Минске. ЕС и США тогда дежурно осудили белорусские власти. Вот заявление американского посольства в РБ, сделанное в марте: «Соединенные Штаты с глубокой озабоченностью отмечают противодействие властей Беларуси проведению мирных акций по случаю ежегодно отмечаемого «Дня воли». Масштабные задержания мирных демонстрантов, правозащитников и ряда журналистов идут вразрез с демократическими ценностями».

С еще более жесткой критикой на Минск обрушились брюссельские бюрократы. На фоне грозных заявлений продолжение нормализации отношений между Беларусью и Западом оказалось под большим вопросом. Однако белорусский МИД приложил титанические усилия для того, чтобы минимизировать последствия разгона демонстрантов в Минске.

И вот, спустя месяц, 28 апреля, Минфин США по рекомендации Госдепа, вопреки прежней критике, сделал «жест доброй воли». Выпустил документ о временной приостановке санкции в отношении ряда белорусских предприятий. В посольстве объяснили этот шаг желанием «поддержать экономику Беларуси и усилить ее независимость». Брюссель также ограничился призывами «уважать права и свободы граждан», отказавшись возобновлять отмененные годом ранее санкции.

Плюс снятия санкций для Беларуси

Сама по себе отмена западных санкций автоматически не поднимет белорусскую экономику на какой-то новый рубеж. Отмена ограничений означает лишь дополнительное окно возможностей, причём как для Беларуси, так для Запада.

Основные плюсы сотрудничества с Западом для РБ – возможность подключиться к некоторым закрытым до этого времени источникам кредитования и содействие Запада вступления Беларуси в ВТО. Беларуси нужны долгосрочные дешевые кредиты, а Запад может их дать через свои международные структуры (естественно, эта услуга не безвозмездная). Также белорусское руководство надеется на некоторые торговые преференции от своих западных партнеров. Это весьма сомнительно в условиях практически плановой европейской экономики (в Европе жесткие квоты на производство всего). Следует учитывать тот факт, что конкурентоспособность белорусских товаров в Европе достаточно низкая и продать их на рынках ЕС практически невозможно.

На этом плюсы для простых белорусских граждан заканчиваются, так как все остальные санкции были визовыми и применялись к отдельно взятым чиновникам.

Снятие санкций будет иметь и негативные последствия для Беларуси. Вероятно, предоставление иностранных кредитов будет и дальше затягивать белорусскую экономику в долговую яму. На Западе жить не по средствам – норма. Достаточно посмотреть на соотношение показателей ВВП к госдолгу ведущих западных держав.

Но основной минус – Запад будет требовать переформатирования нашего государства и общества. Давняя примета: перед приездом в Минск представителей МВФ в стране всегда повышаются коммунальные платежи и останавливается рост заработной платы. Достаточно посмотреть на то, как от требований европейских кредиторов страдают сейчас простые украинцы, которые не могут обеспечить себе даже нормальное отопление зимой и при этом платят за свои лачуги, как за дворцы.

Почему сняли санкции? Realpolitik 

В настоящий момент Запад избрал осторожный realpolitik, т.е перестал пользоваться какой-либо идеологией в своих внешнеполитических действиях. Конечно, риторика о правах человека и благе либеральных ценностей останется. Однако, скорее всего, теперь это будут лишь слова, но никак не основа внешнеполитического курса ЕС. Такая политика вызвана практическими соображениями. Сейчас в самой Европе хватает проблем, да и новая администрация Белого Дома предпочитает сконцентрироваться на внутренних делах и уже прямо говорит, что больше не хочет помогать разным босякам, будь то негры в Африке, Украина Порошенко или профессиональные белорусские оппозиционеры.  Не зря отечественные либералы (да и серьезные дядьки из правительства Украины) клялись в любви Хиллари и кляли Трампа. Уже тогда чувствовали – #чтотонетак.

Также Запад заинтересован в ослаблении влияния России, с которой Брюссель и Вашингтон находятся сейчас в состоянии «холодной войны». В посольстве США так и сказали: «Поддержать экономику Беларуси и усилить ее независимость». Евросоюз не отстает и через системное взаимодействие уверенно вовлекает нашу страну в процессы «экспорта» евростандартов и «трансферта» европейских ценностей.

Итоги

Длительный западный эксперимент с санкциями в отношении Беларуси удачным назвать нельзя. 20-летнее санкционное противостояние показало, что эти меры не стали эффективным инструментом давления на Беларусь и ее руководство, а лишь вели республику на Восток – к России.

Экономические санкции Запада озлобили простых жителей Беларуси, а санкции в отношении ключевых чиновников и бизнесменов только подталкивали их к большему сплочению вокруг фигуры президента Лукашенко.

К единственному видимому результату санкций можно отнести только создание десятков оппозиционных организаций-однодневок с одними и теми же участниками в списках да функционирование желтых Интернет-страничек, вроде «Хартии», «Белорусского партизана», «Нашей Нивы» и прочих СМИ, занимающихся размещением фейковых материалов с помощью «Google перакладчыка», а также пропагандой пещерного национализма, на который ведутся подростки с неустойчивой психикой.

К слову, благодаря спонсированию ЕС и США бурной деятельности «змагаров» даже белорусский язык на какой-то момент в глазах большинства белорусов стал символом маргиналов-националистов и оттолкнул людей от «мовы» настолько, что сейчас белорусское государство вынуждено принимать беспрецедентные меры для ее популяризации.

Сергей Смирнов

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Белорусский язык и мова это «две большие разницы». Белорусский язык жив и его можно услышать везде, но его яростно охаивают «сьвядомыя». Мова же наоборот практически мертва (*Мёртвый язы́к — язык, не существующий в живом употреблении и, как правило, известный лишь по письменным памятникам, или находящийся в искусственном регламентированном употреблении.) Энтузиасты мовы в подавляющем большинстве это яростные русофобы, чаще всего с польскими корнями. Крики «жыве Беларусь» они чередуют с требованием отказаться от самого этого названия и вообще от Руси, именуя себя литвинами. Их идеал мовы им мыслится исключительно на латинке и каждый год становится всё ближе и ближе к польскому. Популяризация мовы дело абсолютно безнадёжное, потому всё яростнее призывы её «защищать» и выровнять «в правах».
    Автором идеи этой языковой многоходовки можно смело считать ещё Адама Мицкевича с его поэмой Конрад Валленрод. Понятное дело, проект этот пропольский и откровенно антироссийский. Оттого и горячее желание Запада его поддержать. Что им несомненно удалось, так это протолкнуть в администрацию множество чиновников разного уровня, в той или иной степени всему этому поддакивающих. Их рука уже чувствуется в последних событиях. Оттого наверное и санкции ослабли.
    Страсти же кипят относительно того, оставаться нашему языку бело-русским, или превратиться таки в бело-польский. Упомянутые беспрецедентные меры «популяризации» направлены скорее на это превращение, чем на просвещение.

    • вообще языка не останется — ни мовы, ни белорусского. Хоть это, типа, сейчас в моде. Хотя меня пугает эта мода на БЧБ майки с погоней

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ