Последние новости из Украины все больше наводят на мысль о том, что наши соседи скатываются в откровенный тоталитаризм. Нашумевший запрет на российские социальные сети — лишь часть «реформ», намеченных властями постмайданного Киева. Представляем вашему вниманию подробный разбор украинских общественно-политических нововведений, а также анализ современного государственного устройства Украины.

Запрет на социальные сети

16 мая президент Украины Порошенко утвердил решение Совета национальной безопасности и обороны Украины (СНБО) о введении санкций в отношении ряда российских соцсетей, телеканалов и Интернет-компаний.

Под санкции попали популярные IT-компании: «ВКонтакте», «Одноклассники», Mail.ru, «Яндекс» и др. Под запретом оказались российские телеканалы «РБК», «ТВ Центр», ВГТРК, НТВ Плюс и «Звезда», а также «народные» программы и антивирусы: 1С, Лаборатория Касперского, DrWeb. Помимо запрета на СМИ, украинские санкции коснулись 1228 физических и 468 юридических лиц из РФ.

Глава СНБО Александр Турчинов призвал украинских провайдеров с реализацией указа (что технически сложно) не медлить – приступать к блокировке незамедлительно, пригрозив им разбирательствами со Службой Безопасности Украины.

Естественно, российские Интернет-компании с сожалением восприняли данную новость, назвав подобное решение украинских властей «политически мотивированным» и подчеркнув, что данные сервисы «никогда не участвовали в политике и не нарушили ни один закон Украины».

Однако одним баном Сетевых ресурсов СБУ не ограничилась. На днях украинские силовики пожаловали в киевский и одесский офисы Яндекса. Сейчас там ведутся следственные действия на основании 111-й статьи украинского УК – «Государственная измена». В Службе Безопасности Украины говорят, что речь идет об информационной безопасности страны, наказание по данной статье составляет от 12 до 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Удивительно, но даже Госдеп США, несмотря на свою антироссийскую риторику, не стал на этот раз включать привычные «двойные стандарты», а четко высказался против подобных ограничений со стороны украинских властей. «Свобода выражения мнения является «ключевым элементом любой здоровой демократии» и этот принцип закреплен в украинской конституции. Мы призываем украинское правительство найти способ защитить свои национальные интересы без подрыва их конституционных принципов», – призвало внешнеполитическое ведомство США. О правах человека и свободе слова напомнили украинским властям и из Брюсселя.

Государство против постмодерна

Интересно другое. Благодаря «капризам» Порошенко в современной Украине разыгрывается, пожалуй, первая реальная битва между классическим государством и так называемым «сетевым обществом». Многие современные философы склонны считать, что будущее за виртуальной реальностью, а государство станет лишь сервисом, который можно будет выбирать, подобно Интернет-провайдеру.

В будущем, возможно, так и будет, но настоящее пока опровергает все домыслы фантастов и философов. Вот что думает по этому поводу известный политолог, журналист и писатель Семен Уралов:

«Запрет официальным Киевом Вконтактика, Одноклассников и других российских сетевых и инфраструктурных интернет-сервисов говорит нам о том, что пока еще рано хоронить государство. Много было разговоров о том, что грядет новое, сетевое общество, которое будет не по зубам государству модерна. Оказывается, нет. Старый добрый административный протекционизм – жив, курилка. И никакие законы рынка ему не помеха. Никаких сомнений в том, что задуманное в Киеве исполнят – можно дополнительно освоить пару десятков миллионов. Правящие элиты в Киеве может быть немного провинциально, но в целом верно дергают за рычаги государства. И оно оказывается сильнее постмодернистских виртуальных реальностей», –пишет он на своей странице в Фейсбук.

Государство против церкви

18 мая украинские депутаты собирались рассмотреть два законопроекта об ограничении деятельности крупнейшей в стране религиозной общины – Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ МП).

Один из законопроектов должен установить «особый статус» для религиозных организаций, «руководящие центры которых находятся в государстве, признанном государством-агрессором». На сегодня единственным официально признанным на Украине «государством-агрессором» является Россия, а особый статус предполагает, что руководители таких организаций (вплоть до приходских священников) могут быть назначены только по согласованию с киевскими властями.

Второй законопроект дает право чиновникам объявлять церковь вне закона, с угрозой закрытия религиозной организации, если она будет сотрудничать с «представителями милитарно-террористических группировок». Отметим, часть епархий Украинской православной церкви находится на территории ДНР и ЛНР, что уже создает формальный повод для запрета УПЦ МП.

Дело приняло настолько серьезный оборот, что впервые за тысячу лет православная церковь обратилась за помощью к Ватикану! В последний раз подобный случай произошел в 1439 году. Тогда Византия, не выдерживая напор Османской империи, попросила Папу Римского вмешаться, заключив с ним Флорентийскую унию. Тогда, кстати, римский понтифик ничем Византии не помог.

С точки зрения воцерковленного православного человека подобный шаг не просто унизительный для Московского патриархата, но и еще достаточно опасный внутриполитический ход. Экстренная мера, хоть и предпринятая патриархом Кириллом для сохранения Украины в составе своей православной империи, может стать серьезной причиной для недовольства консервативного крыла православной церкви.

«В случае принятия данных проектов будет узаконена неслыханная для современной Европы дискриминационная правовая практика в отношении большинства православного населения Украины. Столь ограничительное религиозное законодательство не действовало на Украине даже в период коммунистического режима, а на остальной территории Европы нечто подобное существовало разве лишь во времена нацистского правления в Германии. Украинская православная церковь (имеется в виду входящая в РПЦ Украинская православная церковь Московского патриархата) – это крупнейшая конфессия страны, присутствующая во всех ее регионах и обладающая колоссальным миротворческим потенциалом. Попытки втянуть ее в политическое противостояние недопустимы и могут привести к необратимым последствиям» – написал патриарх Кирилл папе Франциску и лидерам «Норманнской четверки».

Обращение патриарха Кирилла к Ватикану возымело действие. Посла Украины при Ватикане Татьяну Ижевскую вызвал лично папа Франциск. На аудиенции он попросил дать разъяснения законопроектов, регулирующих отношения государства и православной церкви в Украине. В своем пост-релизе по результатам встречи пресс-служба Ватикана заявила, что глава католической церкви «солидарен с позицией, высказанной римско-католическим епископом Станиславом Широкорадюком на эту тему».

«Создается анархия. Здесь ясно написано, что все делается для того, чтобы Киевский патриархат смог забрать приходы Московского патриархата к себе. Создается коррупционная схема, для того, чтобы свободно переходили приходы в Киевский патриархат», – заявил епископ.

Таким образом, католическая церковь высказала свой протест против намерений украинских властей.

Языковые квоты

23 мая Верховная рада Украины приняла закон, обязывающий все украинские телеканалы и радиостанции вести не менее 75% эфира на украинском языке, квота региональных телерадиокомпаний – не менее 50% эфирного времени на украинском языке.

Транспортное сообщение

Несколько месяцев в Сети упорно ходили слухи о том, что Украина полностью откажется от ЖД и автобусных сообщений с Россией с 1-го июля. Лишь 25 мая министр инфраструктуры Украины Владимир Омелян заявил, что в правительстве этот вопрос пока не обсуждался. При этом сам министр инфраструктуры считает, что «Украина должна полностью отказаться от всякого транспортного сообщения с российской стороной».

Отметим, что воздушные перелеты между РФ и Украиной были приостановлены еще осенью 2015 года.

Визовый режим с Россией

Доброй забавой на Украине стало пугать 4 млн. своих сограждан, работающих в России, введением визового режима. Эта тема на устах украинских политиков самого высокого уровня вот уже почти год. Пока лишь чиновники МИД Украины проявили в этом вопросе адекватность, заявив: «Введение визового режима с Россией нецелесообразно. Ведь это может повлечь за собой ответные меры и бегство граждан из страны».

Еще одну абсурдную пока еще идею, которая уже принимает форму законопроекта, подкинул депутатам Рады «Украинский институт национальной памяти», предложив украинцам и вовсе порвать все родственные связи с русскими.

«Прочь от Москвы! Все, что отдаляет нас от России, идет на пользу Украине. Все, что удерживает связь между нашими странами (экономика, язык, история, культура, традиции, в конце концов, даже родственные связи), будет использовано против нас», – говорится в заявлении украинских чиновников.

И все это происходит на фоне таких же нелепых запретов, к примеру, на сказочных персонажей – Снегурочки и Деда Мороза (запрещены с 2015 года) или реальные попытки Киева перевести всю русскую классическую литературу на украинский язык. Читая украинские новости, всегда хочется думать, что это «фейк», так как граница правды и вымысла там давно уже стерлась.

Причины. Кто толкает Украину на Северокорейский путь?

В постмайданной Украине сложилась и другая уникальная ситуация. В стране сформировались сразу две политические силы, соревнующиеся друг с другом в тоталитарных практиках.

Действующая власть старается удержаться наплаву, стремясь угадить жителям самых радикально настроенных на пещерный национализм областей, всерьез соревнуясь в этом с ультраправыми группировками.

Это тот редкий случай, когда действующий государственный аппарат и ультраправые группировки находятся во взаимодействии (прекрасно дополняют друг друга) и одновременном противодействии друг с другом (до полного уничтожения) в попытке завладеть полным контролем над гражданским обществом.

Официальный Киев так заигрался в этой битве «за респект» с откровенными нацистами, что уже открыто, устами министра культуры Украины Евгения Нищука называет восточных украинцев продуктом «ущербной генетики» и «отсутствия сознательности».

А вот слова руководителя военно-гражданской администрации Донецкой области Павла Жебровского, заявившего, что после возвращения области под власть Киева правительство «навяжет этим людям демократические нормы», разместив в каждом крупном городе на востоке страны гарнизон украинских войск.

Что случилось с украинцами?

Удивительно, но общество современной Украины почему-то оставил знаменитый украинский протестный потенциал. Вспомните, как долгое время Украину ставили в пример всему постсоветскому пространству, как очень активных майдановцев, которые всем своим нутром чувствуют несправедливость, человеческую боль и открыто протестующих против этого. А сейчас «гражданское общество» Украины – самое бездушное и равнодушное, которое не протестует даже против власти, которая ведет их на убой. Спустя три года после начала «евроинтеграции» Украина всё больше начинает напоминать Северную Корею в её худших проявлениях: закрытость, агрессивность, нетерпимость к любому инакомыслию и угрозой миру.

 

Вывод, лично у меня, неоднозначный. Либо сбылись самые худшие предсказания романа Оруэлла «1984» — слова вроде «гражданская война» на Украине стали табу и на смену им пришел новояз, а критики существующего положения вещей молчат — из-за опасений репрессий или самоцензуры; либо протестовать украинцы могут только за деньги, а вся их протестная история Майдана построена лишь на материальном обогащении.

Сергей Смирнов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ