Вызывает ли буквосочетание ЕС такой же душевный трепет, как раньше?.. У кого как.

21 августа далекого 1849 года великий французский прозаик и поэт Виктор Гюго – мало кто помнит о том, что он был еще и общественным деятелем – выступая на Третьем Всеобщем конгрессе мира в Париже, заявил: «Настанет день, когда все вы, все нации континента, не утрачивая ваших отличительных черт и вашего великолепного своеобразия, все неразрывно сольетесь в некоем высшем единстве и образуете европейское братство». На тот момент слова Гюго звучали просто как издевательство. Какое братство, когда Европу сотрясал очередной приступ революций?! 1848-49 годы по разрушительности можно сравнить разве что с 1917-19. И хотя идея объединения раздробленных германских и итальянских государств действительно уже витала в воздухе, но это было объединение совершенно по иному принципу – национальному, а не наднациональному. Тут бы пруссакам, ганноверцам, баварцам и саксен-веймар-эйзенахцам слиться в единое государство, а не мечтать о европейском братстве!.. Так что над поэтом-романтиком просто посмеялись, сочтя его слова чем-то вроде призыва немедленной организации полета на Марс: красиво, конечно, но полный бред же.

Прошло много лет; бюст Гюго, украшенный этой самой цитатой, высится в Национальном собрании Франции, ибо сейчас призыв поэта к европейскому единству считается едва ли ни первой ласточкой-звоночком к созданию Евросоюза. Идеи Гюго были подкреплены множеством великих и не очень умов – от Ленина с его классической работой 1915 года «О лозунге Соединенных Штатов Европы» до германского императора Вильгельма II, который идеей этих Штатов буквально горел, мечтая создать общеевропейский противовес Америке. Получился, правда, очередной военный союз – Тройственный, в итоге ставший одним из главных разрушителей Европы в Первой мировой войне. Хотели как лучше, но получилось как всегда.

Бюст Виктора Гюго в Бурбонском дворце (Национальном собрании Франции)

Потом вроде бы получилось. Отрезвление, наступившее уже в ходе Второй мировой, привело сначала к появлению полуподпольного манифеста Вентотене, а затем к речи Черчилля, призвавшего к союзу победителей и побежденных. Появилось главное – общая тенденция на сближение, что и привело в итоге к созданию ЕС. Жаль, что Советский Союз в этом отношении не был последователен и не распространил свой Варшавский договор далее военно-политического сотрудничества, а СЭВ – экономического; Восточный Евросоюз, состоявший из стран социалистического блока, мог бы стать весьма интересной альтернативой западному еще в 1970-х.

Но Бог с ней, с историей, вернемся к реальности. После распада СССР ЕС, действительно, представлялся практически всем убедительным во всех смыслах образованием; простому человеку, конечно же, интереснее всего были Шенген, а позже – введение евро. Но шли годы, менялась реальность, в ЕС появлялись новые страны-участницы, и именно они привнесли в когда-то привлекательную картинку темные тона. Оказалось, что все члены ЕС равны, но некоторые «равнее» других; что лидерство одних подразумевает аутсайдерство прочих; что провозглашенные сообществом принципы автоматически открывают в него двери как добропорядочным людям, так и халявщикам (в лучшем случае) и террористам (в худшем). Брекзит же и «Европа двух скоростей» вовсе дал понять, что ЕС – не панацея от всех бед, а отчасти даже и угроза нормальному развитию государства и общества. И если в беспечных 2000-х и тем более поздних 1990-х стандартная картинка из страны ЕС подразумевала какого-нибудь улыбающегося бюргера за рулем полубесплатного «Мерседеса», то теперь это – обваливающаяся штукатурка на пустых домах Риги, гниющий на бывшем помидорном поле болгарский трактор, толпы требующих денег беженцев на газонах Будапешта.

Здание в Риге

Тем удивительнее обращенный на Европу жадный взгляд сторонников ЕС из Беларуси. Похоже, они окончательно застряли в прошлом.

Ладно, можно списать это на то, что человеку всегда кажется, что где-то трава зеленее. Но неужели сторонники евроинтеграции всерьез рассчитывают на то, что Беларуси, избери она этот путь, уготована участь процветающего лидера?.. Неглупые ведь люди, частенько ездят в Литву – за деньгами и просто так. И видят ведь, какое будущее у Беларуси.

Открытые границы; сбор клубники в Италии или картошки в Ирландии; вымирающая провинция; нищие старики, особенно жалкие на фоне бодрых американских и японских туристов; куклы вместо политиков, послушно повторяющие то, что нужно Брюсселю. В итоге – национальное унижение, культурный маразм, крушение надежд на хоть какое-то место под солнцем. Вечные задворки. В перспективе – вообще крах государственности. Но – да, зато только белорусский язык, новая символика, все же прочие сидят в культурных гетто и в лучшем случае имеют газетки тиражом 100 штук.

Плюс ко всему евроинтегралисты забывают о том, что ЕС очень многого требует от своих членов. И самое главное – как обязательное, принять общеевропейские ценности. В частности, ту самую терпимость и толерантность, которыми так гордятся белорусы. Только, к сожалению, в последнее время эти качества все меньше и меньше свойственны тем, кто бодро работает на разрушение собственной страны. Достаточно заглянуть в комментарии к любому материалу, который хоть мало-мальски выбивается из того, чего жаждет душа «прогрессивной общественности». Терпимостью и толерантностью там даже не пахнет. Наоборот, сразу начинает думаться о том, какой же страшной страной может стать Беларусь, если с ней произойдут глобальные перемены…

Так что – увы, с европейскими ценностями как-то пока не очень. Как и с реальным взглядом на вещи. Впрочем, этим качеством те, кто сейчас продолжает всей душой стремиться в Европу, никогда не страдали. Как и любые сектанты.

Зато люди, на которых евроинтегралисты пытаются воздействовать, – не сектанты и не идиоты. Они тоже ездят за границу, причем в разные страны. Тоже видят, сравнивают, сопоставляют, вдумываются. И слава Богу, понимают, что буквосочетание ЕС, когда-то казавшееся таким заманчивым, – на данный момент то самое добро, которого от добра не ищут. Потому что бомж на пустынном вокзале Каунаса и студент из Софии, вынужденный каждое лето работать официантом на побережье, чтобы оплатить учебу, – они ведь, если разобраться, тоже живут в Евросоюзе. Вот только зачем нам такая жизнь?..

Игорь Орлович

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ