Забавный речитатив «рэп» – не только один из основных элементов хип-хоп-музыки, но и аббревиатура белорусского Профсоюза работников радиоэлектронной промышленности. Сокращенно – РЭП.

Бухгалтерская доля

Выражаясь изящным языком г-на Попандопуло из советской комедии «Свадьба в Малиновке», независимые (читай: оппозиционные) профсоюзы Беларуси находятся на пороге грандиозного шухера.

На прошедшей неделе следователи Департамента финансовых расследований Комитета государственного контроля (КГК) провели обыски в профсоюзных офисах в Минске и Солигорске, а также на квартирах ряда профсоюзных руководителей.

Как минимум пятеро профначальников были подвергнуты процедуре допроса, а главный бухгалтер профсоюза РЭП Игорь Комлик задержан.

Спустя трое суток стало известно, что из Центра исправления правонарушителей, где отбывают «сутки» безобидные (вновь вспоминаем советскую киноклассику) алкоголики, хулиганы и тунеядцы, г-н Комлик перемещен в Следственный изолятор столичного ГУВД.

Это означает, что дела у бухгалтера не очень хороши. В течение десяти дней с момента задержания ему, скорее всего, будет предъявлено обвинение.

Игорь Комлик: здесь еще на свободе (фото praca-by.info)
Игорь Комлик: здесь еще на свободе (фото praca-by.info)

Из официального релиза КГК следует, что финансовая милиция действует в рамках уголовного дела, возбужденного по части 2 статьи 243 УК Беларуси – уклонение от уплаты налогов в особо крупных размерах.

Санкция данной статьи – ограничение свободы на срок до пяти лет либо лишение свободы на срок от трех до семи лет, плюс еще перспектива конфискации имущества.

Госконтроль сообщает, что уголовное дело возбуждено в отношении двух лиц – упомянутого выше Игоря Комлика и его непосредственного начальника, председателя профсоюза РЭП Геннадия Федынича.

Доследственной проверкой установлено, что председатель организации и главный бухгалтер открыли счета в иностранных банках, на которые поступили «сотни тысяч долларов США». Причем делали они это, не только уклоняясь от уплаты налогов, но и «с целью личного обогащения».

Такова фабула официального подозрения финансовой милиции.

М-да… Бухгалтерам всегда приходится отдуваться не только за себя, но и за своих директоров. Федынич после допроса отпущен домой, несмотря на тяжесть подозрения. Комлик томится за решеткой.

Геннадий Федынич: пока еще на свободе (фото euroradio.fm)
Геннадий Федынич: пока еще на свободе (фото euroradio.fm)

Презумпция оппозиционной невиновности

Вот вы мне скажите. Если я вступлю в ряды какой-нибудь оппозиционной организации, напьюсь от радости, сяду за руль и собью (тьфу-тьфу-тьфу…) на переходе человека – стану я уголовником или буду зачислен в стан «жертв политических репрессий»?

Представьте себе, ответ неоднозначен.

Как только стало известно об обысках и допросах оппозиционных профактивистов, «демократическая общественность» Беларуси тут же объявила заведенное уголовное дело – политической расправой над независимым профсоюзом, а Игоря Комлика – политическим заключенным.

Такова была немедленная и безапелляционная реакция как лидеров оппозиционных политических партий, так и правозащитных организаций Беларуси.

На следующий же день с ними солидаризировались западные профцентры. «Мы не собираемся сидеть и ждать, пока угнетают наших братьев и сестер», – почти сталинской цитатой отреагировал на события в Беларуси генеральный секретарь Международного профсоюза IndustriALL Вальтер Санчес.

Разумеется, каждый нормальный человек должен выступать против уголовных расправ над политическими оппонентами.

Но не может же членство в оппозиционной организации автоматически давать индульгенцию от уголовного преследования за реально совершенное преступление.

Все-таки хочется спросить лидеров белорусской оппозиции, правозащитников и западных профсоюзных боссов: откуда у них такая уверенность в абсолютной чистоте перед уголовным законом Геннадия Федынича и Игоря Комлика?

Насколько известно, уклонение от уплаты налогов в любой западной стране относится к разряду весьма тяжких преступлений. Отсюда более конкретные вопросы.

1. Мы точно знаем, что подозреваемые не открывали без специального разрешения Национального банка Беларуси личные счета в иностранных банках?

2. Мы уверены, что деньги с этих счетов не обналичивались и не перевозились на территорию Республики Беларусь?

3. Мы убеждены, что с этих денег исправно уплачивались налоги?

4. Мы свято верим, что эти деньги направлялись исключительно на цели профсоюзного движения и ни одна копейка не пополнила кошельки профначальников?

Я вполне могу допустить, что Федынич и Комлик невиновны. Но я также вполне могу допустить, что у финансовой милиции Комитета госконтроля имеются веские доказательства их вины.

Материалы доследственной проверки и уголовного дела широкой общественности сегодня неизвестны. Поэтому господам оппозиционерам абсолютно некорректно делать публичные заявления о невиновности подозреваемых коллег и записывать их в ранг «узников совести».

Вы же, господа, – за равенство всех перед законом. Будьте же верны своим принципам и не отстаивайте по всякому поводу презумпцию оппозиционной невиновности перед Уголовным кодексом.

И не делайте громких заявлений без знакомства с фактическими материалами дела. Можно ведь и в лужу сесть, когда тайное станет явным.

Бывает ли дым без огня?

Кое-что полезное о тайном и явном финансировании белорусского независимого профсоюзного движения можно узнать из уст двух весьма сведущих людей.

Владимир Гончарик в течение 11 лет возглавлял Федерацию профсоюзов Беларуси и был единым кандидатом оппозиции на президентских выборах 2001 года.

Он тоже считает «дело Федынича и Комлика» политическим, но не делает секрета из факта финансирования западными профцентрами белорусских независимых профсоюзов: «Какие-то деньги поступали на счета независимых профсоюзов и были предназначены для реализации совместных проектов – я в этом даже не сомневаюсь».

Председатель Белорусского конгресса демократических профсоюзов (БКДП) Александр Ярошук, проходящий по делу руководителей профсоюза РЭП в качестве свидетеля, более откровенен.

Выйдя с допроса в Департаменте финансовых расследований КГК, г-н Ярошук сообщил прессе, что в распоряжении следователей «вся переписка, которая велась с датским профсоюзом 3F и датским Министерством иностранных дел».

Сам председатель БКДП в свое время благоразумно «соскочил» с этого сомнительного проекта: «Я достойное решение принял не лезть в эту грязь».

Александр Ярошук говорит, что «надо быть объективным» и, едва ознакомившись на допросе с кое-какими материалами уголовного дела, с огорчением восклицает в адрес своих коллег из профсоюза РЭП: «Наломали они дров».

Как видим, дыма без огня не бывает. Слова Гончарика и Ярошука наталкивают на горькую для Федынича и Комлика мысль, что по вопросам финансовой и налоговой дисциплины в профсоюзе РЭП следователи госконтроля либо уже обзавелись, либо еще обзаведутся некоторым фактическим материалом.

Не будем торопиться с прогнозом, кого эти материалы порадуют – прокурора и судью либо оппозиционных политиков, правозащитников и их западных доброжелателей.

Но чертовски хочется, чтобы законы страны соблюдали все, воры сидели в тюрьме, а невиновные скорее оказались на свободе.

Друзья-сябры

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ