Недавно по СМИ прошла новость о том, что в Вильнюсе были обнаружены останки одного из главных руководителей Польского восстания 1863-64 гг. – Зигмунта Сераковского. Находка была сделана не благодаря кропотливой работе литовских археологов, а по причине катастрофического обваливания горы Гедимина в столице Литвы (огромные пласты обнажившейся земли со стороны реки Нярис (Вилии) видел каждый, кто бывал в последнее время в Вильнюсе). Вскрывшиеся сами по себе старые могилы содержали засыпанные известью останки нескольких человек со связанными за спиной руками. На пальце одного из них нашлось золотое кольцо, на котором была выгравирована дата свадьбы и имена, совпавшие с именем Сераковского и его жены Аполлонии. Так что идентифицировать бывшего русского капитана Генерального штаба, ставшего изменником, не составило труда.

И вот уже профессор кафедры анатомии, гистологии и антропологии Вильнюсского университета Римантас Янкаускас в интервью информационному агентству BNS заявляет: «Имеется достаточно доказательств того, что среди обнаруженных останков есть останки и Константина Калиновского». Правда, он тут же добавил, что для окончательного подтверждения необходимо завершить исследование всех останков, обнаруженных на горе Гедимина. «Иными словами, если мы не обнаружим другого кандидата, с которым бы совпало больше доказательств, то будем утверждать, что это останки Константина Калиновского», — сказал профессор.

Словом, о настоящей находке говорить пока еще рано. Но есть все признаки того, что останки все же будут идентифицированы как прах Викентия-Константина Калиновского (1838-1864), известного в белорусской историографии как Кастусь Калиновский, а в литовской – как Константинос Калинаускас.

В том случае, если литовцы сочтут необходимым признать останки повстанца останками именно Калиновского, в кругах «прогрессивной общественности» Беларуси можно ожидать очередной мощный всплеск угарного шовинизма. Фигура Калиновского в современной Беларуси имеет достаточно своеобразный статус. Для образованных и незашоренных людей нет секрета, что этот «отец нации» был беспощадным бандитом с руками по локоть в крови не только русских офицеров и солдат, но и белорусских крестьян, дворян, священников. Его повстанцы налево и направо убивали тех, кто не был с ними согласен и не оказывал им помощь. Сам же миф о «борце за свободу» Калиновском, созданный главным баснописцем белорусской истории Вацлавом Ластовским, – интереснейший пример того, как конструируется сознание народа, как закладываются в него штампы, которые затем не будут подвергаться сомнению («Калиновский сражался за независимость Беларуси», «Главному герою Калиновскому противостоял главный антигерой Муравьёв», «Калиновский – один из родоначальников белорусской литературы» и т.п.).

Сегодня благодаря Ластовскому каждый «змагар» может набить татуировку с изображением польского мятежника и почувствовать себя «сапраўдным беларусам».

Для белорусских националистов Калиновский – икона № 1. Его истинный облик их абсолютно не интересует, важно лишь то, что Калиновский был «против русских». В их глазах он – романтический герой, повешенный чудовищным Муравьёвым, а если и разбойник, то Робин Гуд, убивавший и грабивший исключительно плохих людей во имя счастья будущих поколений. Этот образ сложился еще в эпоху СССР, и после 1991-го менять не пришлось практически ничего, разве что сейчас акцент делается на «белорусскость» Калиновского.

Для официальных властей Беларуси Калиновский – также национальный герой, борец за свободу народа, но уже без особого шума и превосходных эпитетов. Да, в его честь в Минске названа улица, но произошло это еще в 1963 году, к столетию восстания. Да, в городке Свислочь установлен памятник Калиновскому, но его поставили еще раньше – в 1958-м. Да, на здании бывшего минского кинотеатра «Вильнюс», а ныне центра борьбы имени Александра Медведя, висит мемориальная доска – но она просто объясняет, в честь кого названа улица, не более того. Куда более значимым фактом является то, что орден Республики Беларусь, носивший имя Кастуся Калиновского и учрежденный в январе 1996 года, существовал только в теории – им никого не награждали и 16 июня 2004 года официально упразднили. Правда, в последнее время появилась информация о том, что памятник повстанцу может появиться и в Минске — на пересечении улиц Калиновского и Кедышко. Но пока эта идея находится на стадии обсуждения, ибо понятно, что такой памятник станет местом паломничества националистов и потенциальной «горячей точкой» на карте столицы.

В общем, для современной Беларуси личность Калиновского – это отнюдь не безоговорочный символ единства нации, ее стойкости, силы духа и стремления к свободе, каковым, к примеру, для болгар является Васил Левски, для румын – Тудор Владимиреску, а для венгров – Шандор Петёфи. И в связи с этим Литве, в принципе, очень выгодно признать непонятно чьи останки останками Калиновского. Ведь следующим шагом будет создание «общественного движения» за перенос останков в Беларусь, к которому вынужден будет подключиться белорусский МИД. Прямой отказ от этой идеи вызовет «бурю народного гнева», поэтому, скорее всего, на такой отказ никто не пойдет. Перенос останков, конечно, потребуют обставить как можно торжественнее, в Минске – выбрать какое-нибудь особое место для погребения в центре города или, как минимум, в центре Восточного или Военного кладбищ. Похороны, как положено в таких случаях, превратятся в «манифестацию» под красно-бело-красными флагами… И т.д., и т.п. Подобное происходило уже не раз и хорошо знакомо.

Словом, в Беларуси эта находка может стать очередным фактором нестабильности и расшатывания общества. А учитывая, за какие поводы в последнее время цепляются литовские политики, вряд ли они упустят шанс сделать из «останков Калиновского» политическую сенсацию с далеко идущими целями.

Кстати, неслучайно свой комментарий о находке сразу после профессора антропологии дал директор Института политической сферы Литвы Андрей Казакевич. «Для белорусов он очень много значит. Кастусь Калиновский является частью национального пантеона Беларуси. Он был признан белорусским национальным героем в начале XX века, его не запрещали и советские власти, поскольку он придерживался левых взглядов. Во многих белорусских городах есть улицы, названные именем Калиновского. Это достаточно уникальная личность, военный, политический деятель, память о котором увековечена на улицах, в учебниках. Если будет известно место его захоронения, то для белорусов это будет иметь большое значение».

Спасибо, конечно, директору иностранного института за разъяснения, но, по-моему, белорусы и сами знают, что для них имеет большое значение, а что – не очень.

Игорь Орлович

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here