Портал ТЕЛЕСКОП уже публиковал новость о том, что к Дню Воссоединения Беларуси издательством «Книжный мир» будет презентована новая книга историков Льва Криштаповича и Александра Филиппова «БССР и Западная Белоруссия: 1919-1939 гг. (Сравнительный анализ)». Мы надеемся на то, что в скором времени читатели смогут сами ознакомиться с содержанием монографии и высказать собственное мнение о ней, а пока дадим слово известному белорусскому историку Кириллу Шевченко.


С распадом СССР, Югославии и Чехословакии в 1990-е годы и с образованием новых независимых государств в Евразии историческая наука стала одним из наиболее эффективных, востребованных и респектабельных инструментов легитимизации как происшедших геополитических изменений, так и текущей политики новых элит. Именно с помощью профессиональных историков современные элиты «изобретают и конструируют историко-культурную традицию, чтобы утвердить свой статус и легитимность».[1] Историческая наука, все в большей степени превращаясь в средство выполнения текущего социального заказа политиков, постепенно примитивизируется и становится механическим конвейером по отбору требуемых фактов и их заданной интерпретации в соответствии с политической конъюнктурой. Таким образом, постсоветские историографии, декларируя «демифологизацию» и «деидеологизацию» истории, в действительности заняты выполнением определенного социального заказа, что неизбежно приводит к еще более агрессивному и далекому от исторической правды мифотворчеству, которое часто оказывается замешанным на примитивном этноцентризме и национализме.

Отличительной чертой многих постсоветских историографий, прежде всего в странах Прибалтики, в Грузии и на Украине, стало сознательное и системное конструирование образа врага в лице России, которой изначально отводится роль виновника всех собственных исторических трагедий и неудач – как реальных, так и вымышленных. Подобная историческая «презумпция виновности» России уже стала визитной карточкой многих постсоветских стран. Не обошли данные процессы и Республику Беларусь. Хотя в белорусской историографии и в местном общественно-политическом дискурсе в целом степень воинствующего этноцентризма на порядок ниже, чем в Прибалтике или на Украине, в последние годы и здесь заметно активизировались националистически настроенные историки и общественные деятели, которые последовательно и в целом небезуспешно работают над конструированием образа врага в лице России, всячески культивируя идеи вражды и цивилизационной чуждости русских и белорусов. Это, в частности, проявляется в замалчивании и отрицании общерусской природы древнерусского Киевского государства; в назойливом подчеркивании исключительно белорусского характера Великого Княжества Литовского, с которым связывают «золотой период» белорусской истории, а также в настойчивом и вопиюще антиисторическом «обелорусивании» как Речи Посполитой, польской шляхты и польского восстания 1863 года, так и таких общепризнанных деятелей польской истории и культуры как Т. Костюшко и А. Мицкевич.

Из богатой и предельно насыщенной истории ХХ века извлекаются только те факты и сюжеты, которые могут быть использованы для подкрепления тезиса о чуждости и враждебности белорусов и русских. В частности, активно создается и насаждается культ Белорусской Народной Республики (БНР), которая глорифицируется как исконно белорусское государство в противовес БССР, и начинают предприниматься все более настойчивые попытки, направленные на идеализацию положения белорусского меньшинства в межвоенной Польше в 1919–1939 гг., где оно, как известно, подвергалось жесткой дискриминации и полонизации.

В этих условиях весьма важным, полезным и крайне своевременным является исследование Л. Криштаповича и А. Филиппова «БССР и Западная Белоруссия. 1919-1939. Сравнительный анализ». В данной работе, имеющей обзорный характер и выполненной в сравнительно-историческом формате, содержится весьма подробный анализ образования и различных аспектов эволюции БССР, а также положения Западной Белоруссии в составе межвоенной Польши. Исследование, опирающееся на богатый фактологический материал и обширную историографию, как отечественную, так и зарубежную, на конкретных примерах показывает истинную картину развития белорусского народа в составе БССР и Польши в межвоенный период, убедительно опровергая навязываемые в последнее время националистические и этноцентристские мифы.

В начале исследования авторы убедительно рисуют изначально искусственный характер БНР, подчеркивая, что данное псевдогосударственное образование было создано во время немецкой оккупации белорусских земель в ходе Первой мировой войны и что с философско-исторической точки зрения БНР, по мнению авторов, базировалась на «комплексе антирусских идей, которые шли вразрез с белорусской ментальностью и культурой».

Первый раздел книги посвящен БССР и ее социально-экономическим и культурным достижениям. Авторы скрупулезно выявляют и анализируют обстоятельства рождения БССР, уделяя оправданно большое внимание советско-польской войне, в ходе которой Польша, стремясь к восстановлению границ Речи Посполитой 1772 года, воспринимала этнические белорусские земли как исконные восточные окраины исторической Польши (крессы всходне) и в ходе военных действий сумела оккупировать всю территорию Западной Белоруссии. Отдельные главы первого раздела книги посвящены индустриализации БССР, коллективизации ее сельского хозяйства и культурной революции в БССР. На обширном фактологическом и статистическом материале Л. Криштапович и А. Филиппов убедительно демонстрируют колоссальный прогресс, достигнутый БССР в социально-экономической и культурной областях. Этот впечатляющий успех советского модернизационного проекта на белорусских землях   представляет собой заметный контраст в сравнении с экономически отсталыми западнобелорусскими областями, находившимися в Польше на положении колонии, что признают и авторитетные польские историки.[2]

Впрочем, говоря о периоде «белорусизации» в БССР в 1920-е годы, авторы обоснованно отмечают, что данный процесс, изначально направленный на поддержку и развитие местной культуры, вскоре превратился, по сути, в русофобский эксперимент по искусственному насаждению среди белорусов антирусской идентичности. Авторы связывают это, в частности, с тем, что политику «белорусизации» на определенном этапе возглавили вернувшиеся в Минск из эмиграции бывшие деятели БНР и убежденные националисты В. Ластовский, Я. Лёсик и А. Смолич, которым в работе дается довольно емкая и предметная характеристика. Так, В. Ластовский, будучи, по сути, расистом, всячески популяризировал идеи о том, что белорусы и русские относятся к различным расам, а языковая политика Я. Лёсика, как отмечается в работе, была направлена на то, чтобы сделать создаваемый в то время белорусский литературный язык максимально отличным от русского. Для этого из конструируемого в 1920-е годы белорусского литературного языка искусственно удалялись слова, схожие с русскими, и активно насаждались многочисленные полонизмы. По обоснованному мнению авторов, «такая «белорусизация» не помогала, а мешала белорусскому народу получать образование в том числе и на родном языке».

Второй раздел книги, посвященный положению Западной Белоруссии в условиях польской оккупации, содержит детальный анализ социально-экономических условий в западнобелорусских землях, а также социальной, национальной и религиозной дискриминации коренного белорусского населения со стороны польских властей. Естественной реакцией местного населения на подобную политику официальной Варшавы была национально-освободительная борьба, о ходе и различных формах которой авторы подробно повествуют во второй главе второго раздела монографии. Заключительная третья глава второго раздела книги посвящена воссоединению Западной Белоруссии и БССР; при этом авторы, рассматривая данный процесс в широком международном контексте, убедительно показывают органичный и естественный характер воссоединения белорусских земель, ранее разорванных советско-польской границей, к 17 сентября 1939 года проходившей всего лишь в 30 километрах к западу от Минска.

Авторам монографии на основе насыщенного и богатого фактологического материала удалось убедительно обосновать и доказать свой тезис о том, что исторический путь развития Белой Руси проходил «в русле национального, культурного и цивилизационного единства с «большой» Русью-Россией» и что «объективно белорусская государственность сформировалась в условиях общерусского цивилизационного пространства».

В условиях активизировавшихся попыток навязать белорусам образ исторического врага в лице России данное исследование играет важную конструктивную воспитательную и образовательную роль, убедительно демонстрируя цивилизационное единство русского и белорусского народов, а также возможность успешного развития белорусской государственности только в общерусском социокультурном и политическом контексте. Тем самым данная монография не только развенчивает ряд националистических мифов, способствуя восстановлению исторической правды о развитии белорусского народа в ХХ веке, но и вносит весомый вклад в столь необходимое в настоящее время научно-гуманитарное обоснование российско-белорусской интеграции.

[1] Тишков В.А. Реквием по этносу. Исследования по социально-культурной антропологии. М., 2003. С. 124.

[2] См. напр.: Tomaszewski J. Z dziejów Polesia. Warszawa: Państwowe wydawnictwo naukowe, 1963.

Кирилл Шевченко, доктор исторических наук, профессор кафедры правовых дисциплин Российского государственного социального университета (Филиал в г. Минске)

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Здравомыслящие граждане никогда не разделяли три славянских народа, русского, белорусского и украинского как общеславянского этноса. И только псевдополитики, дабы укрепить свои позиции в обществе, спекулировали на националистических, русофобских настроениях
    Выход в свет данного исследования ясно показывает всему населению планеты как развивался белорусский народ в едином с Россией государстве и государстве Польском. для нас это прорыв, это праздник ! ! ! .

  2. Зная что дядя Че проживает в Липецке завидую…У нас в продаже пока нет. А приобрести хочу!!!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ