Традиционной мечтой белорусских националистов является создание такой историографии, которая бы позволила полностью уничтожить любой намек на общую с Россией историю. При этом они готовы пойти даже на дискредитацию тех событий, которые объективно способствовали формированию белорусской государственности. В первую очередь это относится к событиям 17 сентября 1939 года, когда советские войска начали воссоединение Западной Беларуси с БССР.

Аргументы, выдвигаемые оппозиционными историками, делятся на две части. Во-первых, они доказывают, что население освобожденной территории попало под советские репрессии, было лишено частной собственности и частично выселено. Во-вторых, намекают на нарушение территориальной целостности Польши, которую СССР якобы вероломно захватил вместе с нацисткой Германией.

С первого взгляда все выглядит вроде бы верно, если не учитывать реальный образ довоенной Польши, которая легко нарушала взятые на себя обязательства по соблюдению договоров, когда это было в ее интересах.

Прежде всего нужно отметить, что поляки всеми силами старались полонизировать население Западной Беларуси, чтобы создать государство с мононациональным населением. Им удалось это полностью осуществить на тех украинских территориях, которые были переданы Польше после Второй Мировой войны. С помощью операции «Висла» все украинцы в одночасье были выселены из тех районов, в которых проживали, и рассеяны по всей территории Польши. Не стоит сомневаться, что подобное ждало и белорусов. Еще до 1939 года постоянно закрывались белорусские школы, преследовались активисты тех партий, которые выступали против полонизации. В Березе-Картузской был даже построен концлагерь для инакомыслящих. Польское правительство, прекрасно осознавая неблагонадежность местного населения, предоставляло бывшим польским военным возможность льготного поселения на белорусских землях.

Одним словом, дальнейшее пребывание западнобелорусских территорий в составе Польши неминуемо привело бы к полной потере национальной идентичности.

Кроме того, разъединение белорусов делало невозможным формирование национального государства. Этого, безусловно, не случилось бы в 1991 году, останься Западная Беларусь я в составе Польши.

Хорошо известно, что в довоенной Польше белорусы активно боролись с национальным угнетением. Войска Красной Армии не случайно встречали цветами. Понятно, что далеко не все надежды оправдались. Однако выбора, в сущности, не было. Или исчезнуть с лица земли или войти в состав БССР. Фактически, если проводить аналогии, воссоединение Западной и Восточной Беларуси можно уподобить крымским событиям 2014 года, когда люди с восторгом признавались, что наконец-то вернулись на Родину.

Лицемерием является и попытка представить Польшу невинной жертвой агрессии Третьего Рейха и СССР. Хорошо известно, что в 1938 году поляки предъявили ультиматум Чехословакии, в котором грозились вторгнуться на ее территорию, если не будут удовлетворены их территориальные претензии в отношении Тешинской области. Как известно, чехи были вынуждены согласиться. Тешинская область была присоединена к Польше в обход всех международных договоренностей.

Если взять аргументы белорусских националистов и оценить их объективно, то фактически они выступают против белорусской государственности. Ведь иного случая для воссоединения просто не представилось бы. Они сознательно игнорируют тот факт, что присоединение к Польше в 1569 году стало концом государственности ВКЛ. Буквально через столетие шляхта уже была полностью полонизирована, разговаривала только на польском языке, а белорусский язык прекратил свое развитие и был оставлен неграмотным белорусским крестьянам. А конституция 1791 года ликвидировала даже тень унии двух государств.

Фактически после Рижского мира 1921 года поляки продолжили то, что было прервано разделами Речи Посполитой. Не случайно они называли свое государство Второй Речью Посполитой. Национальная политика воссозданной Польши полностью следовала образцам 1795 года.

История не терпит сослагательного наклонения. Современную Беларусь невозможно представить себе в отрыве от событий 1939 года. Я уверен, что рано или поздно эта дата станет национальным праздником. И не случайно, критикуя СССР за вторжение в Польшу, белорусские и украинские националисты ни в коем случае не станут восстанавливать «историческую справедливость». Ведь в противном случае от территориальной целостности придется отказаться навсегда.

Аркадий Вертязин

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ