Где в Европе люди ходят с желто-синими флагами, заявляя об ущемлении их прав и клеймя имперскую власть? Нет, это не Киев – вернее, уже не только Киев. Сине-желтое знамя является символом политического силезского регионализма, в некоторых случаях перетекающего в откровенный сепаратизм.

Что это, где и как родилось?

Силезия (по-польски она именуется Щлёнск, но этот термин малоизвестен у нас, потому мы будем употреблять его германизированную и более привычную форму) – это исторический регион на Юго-Западе Польши, примерно совпадающий административно с Силезским воеводством. В социалистической ПНР он никак не выделялся среди прочих – унифицированность была стандартом – но уже в начале 1990-х оказалось, что это все же немного другая Польша, чем Варшава или Вроцлав.

Карта Польши. Красным выделено Силезское воеводство

В 1990-м году там было создано «Движение за автономию Силезии» (силез. Ruch Autůnůmije Ślůnska). Сепаратистами создатели движения себя не считали, однако говорили о совершенно особых, в сравнении с другими регионами, политических, экономических и культурных условиях Силезии, её особой исторической судьбе, из чего выводили необходимость автономии как законного права.

На местные выборы регионалисты вышли в конце 1990-х. Сначала их электоральный улов был очень скромный, но со временем они стали набирать небольшой, но все же ощутимый и устойчивый процент голосов (в наиболее успешных для себя повятах – до 10 %, а в отдельных гминах даже более 45%) и в 2010 и 2014 гг. сумели провести своих депутатов в областной сейм. По итогу выборов 2014-го года «Движение за автономию Силезии» набрало 7,2% голосов и получило 4 депутатских мандата из 45 (для сравнения: на выборах 1998 года эта политическая организация получила 2,2% и не смогла попасть в местные органы власти).

В силезском обществе стал очевидным факт, что это не временный курьез, а вполне определенная идеологическая опция в культурной и политической жизни региона. Регионализм был идейно закреплен провозглашенной публично концепцией особой силезской национальности. Причем эта концепция начала распространяться и среди людей, за автономистов не голосовавших. Несмотря на это, польский Верховный суд дважды (в 1998-м и 2007-м) вынес решение о том, что силезцы не являются отдельной этнической группой.

Откуда возник силезский сепаратизм?

Историческая судьба Силезии сложна и запутана. В древности этот регион был населен западнославянским племенем слензан, принадлежавших к лехитской языковой группе. Однако он рано попал в германскую сферу влияния – сначала был включен в состав габсбургских владений, в XVIII веке перешел под власть прусских королей. Все это время в Силезии усиливалось немецкое культурное и этническое присутствие – и в виде немецких колонистов, и в виде всё большего германского влияния на культуру, язык и быт силезских славян. В XIX веке не онемечившиеся силезцы, ища способ предотвратить германизацию, зачастую провозглашали польскую идентичность. Родство их диалектов с польским языком было очевидно, да и период нахождения в составе Польского королевства имел место.

По окончании Первой мировой войны возник конфликт из-за будущего края – немецкоязычные силезцы связывали его с Германией, славяноязычные смотрели в сторону Польши. В итоге регион разделили на две части – часть передали воссозданной Польше, часть оставили за Германией. Однако население продолжало оставаться смешанным по обе стороны границы, и окончательно проблема так и не была решена.

Польский плакат 1919 года, призывающий голосовать на плебисците за вхождение в состав Второй Речи Посполитой: «Голосуй за Польшу и будешь свободным!»
Немецкий плакат 1919 года: «Мы хотим хорошей работы и хороших денег. Мы, горняки, голосуем за Германию»

Волевое решение было принято по окончанию Второй мировой войны – поблажек Германии тогда никто больше делать не хотел, и практически всю Силезию (кроме Тешинского округа) передали Польше. Судьба её немецкого населения была трагичной – большую часть силезских немцев депортировали в Германию, причем зачастую достаточно жестокими методами.

Не все вышло так однозначно с силезскими поляками. Их быт и культура к тому времени оказались сильно переплетены с немецкой, немецкий язык был для многих людей вторым родным, и даже славянский силезский диалект, хотя и старопольского корня, ощутимо уклонялся от стандартного польского языка. Ни с чем этим новое правительство Польши считаться не желало. Немецкий язык был запрещен вообще, на силезское наречие смотрели как на архаичное бремя, новой Польше совершенно ненужное. Более того, в Силезию на освободившееся после изгнания немцев место начали активно переселять поляков, в основном из «всхудных крэсов» — потерянных территорий Западной Украины и Беларуси. Причем власть, с недоверием смотревшая на «онемеченных» силезцев, подчеркнуто благоволила к переселенцам, видя в них «настоящих поляков». Эти люди говорили на ином польском диалекте и были носителями совсем другого типа польской культуры. Переселенцы и сами зачастую не скрывали подозрительного отношения к местным жителям, называя их «швабами» и «гитлерами». Конфликтный потенциал был налицо. Неоднозначно были восприняты простыми силезцами и многие репрессивные действия власти (например, лагерь-тюрьма для противников нового польского режима, созданная в Згоде).

Призыв регионалистов прийти на марш в память о жертвах лагеря в Згоде. Ворота лагеря символично окрашены в цвета польского флага

Как и в Советском Союзе, в ПНР внутренние конфликты были скрыты и подавлены – на конфликтные темы просто не желали говорить, принято было делать вид, что их нет. Однако уже первые годы после развала социалистической системы показали, что некоторая часть силезцев так психологически и не приняла инкорпорацию своего края в состав Польши. Очевидно, что эти люди испытывали явную потребность обособиться – и когда она им представилась такая возможность, сразу же заявили о своей самобытности. Собственно, так и возникла электоральная база для силезского регионализма.

А что сейчас?

На сегодняшний день силезский регионализм является уже никем не оспариваемым фактором в политической жизни региона. Не слишком большой, но не ничтожно малый процент голосов, отдаваемых за автономистов, показывает, что их агитация находит некоторый отклик. Впрочем, только «Движением за автономию Силезии» дело не ограничилось – был создан, например, «Союз граждан силезской национальности», который поставил своей целью защищать политические, культурные и иные права «этнических силезцев». Показательными являются и итоги последней переписи. Польские нормы предоставляют возможность указать сразу две национальные идентичности (в случае сдвоенного самосознания). По переписи 2011 года из 809 тысяч людей, определивших себя как силезцев, более 300 тысяч указало силезскую национальность как единственную – не пожелав добавить польскую хотя бы как вторую, хотя такая возможность была.

Плакат регионалистов из «Движения автономии»: «Гитлер, Сталин и Берут (коммунистический лидер послевоенной Польши) — это они уничтожили автономию!»

В 2003 году у силезских «сепаров» появилось и идеологическое обоснование – один из автономистов, Дариуш Ерчинский, написал «Историю силезского народа», где пытался доказать его полную историческую самобытность.

«История силезского народа»

Силезские регионалисты проводят многочисленные акции в городах воеводства. Они используют желто-синее знамя прежней, германской Силезии. Иногда на этих акциях звучат достаточно радикальные слоганы — «Силезия для силезцев», «Силезцы – нация! Были, есть и будут» и т.п. Показательным является и популярный лозунг – «Сытая Силезия – целая Польша». Речь идет о том, что автономия (которую регионалисты считают залогом «сытости») снимет угрозу сепаратизма и удовлетворит обе стороны. Такой себе элегантный шантаж Варшавы – оставите Силезию без автономии и «голодной», получите проблемы с целостностью.

«Марш автономии» в Катовице. На транспаранте надпись: «Автономия Силезии — единая и сытая Польша»

Конечно, пока рано говорить о том, что Польша теряет Силезию, или она превращается во вторую Каталонию. С учетом того, что всего в Силезском воеводстве проживает более четырех миллионов человек, а указавших силезскую национальность, даже наряду с польской, было не более 800 тысяч, очевидно, что большинство силезцев все еще связывает себя с Польшей и польскостью. Но все же триста тысяч человек, которые отметили себя как просто силезцев, не пожелав указывать польскую национальность даже как вторую —  явный индикатор того, что польское самосознание у части жителей региона размыто до почти полного исчезновения. У меньшей части, однако не настолько малой, чтобы ею просто можно было пренебречь.

Футболка сепаратистов с надписью «Не немец, не поляк! Силезец!»
Баннер фанатов ФК «Рух» (Хожув), играющего в высшей лиге Польши: «Сегодня Косово, завтра Силезия!» (2008 год)
Ответ польских фанатов-националистов: «Чтобы Польша была Польшей, надо уничтожить силезское меньшинство!»

Желто-синее знамя, развевающееся на митингах силезских автономистов, является великолепным примером ироничности исторической судьбы. После разделов Речи Посполитой польские националисты проявляли подчеркнутую озабоченность судьбами восточнославянских земель своей бывшей державы – Украины и Беларуси. Они всячески приветствовали проявления антирусского национализма на землях Западной и Южной Руси, во многих случаях будучи его зачинателями (многие деятели украинского и белорусского националистического движения имели польские корни, это факт). Расчет был достаточно простой – если уж не получилось напрямую превратить украинцев и белорусов в поляков, то может все-таки выйдет сохранить их в польской системе тяготения как некие ассоциированные с Польшей нации. Концепт Междуморья имел в виду именно эту цель. В отношении Украины это, частично, получилось – над ней реет желто-синий флаг, изначально бывший символикой галицийских русинов, Польша называется «локомотивом в Европу» и «историческим союзником», в адрес же России звучит только брань и неприкрытая враждебность.

Нет, это не Киев и не Львов. Это Катовице, столица Силезского воеводства

Польские националисты начала прошлого века, видевшие в своих мечтаниях «Русь-Украину» под польской эгидой, вряд ли могли представить, что желто-синие цвета могут оказаться и флагом антипольского движения в их тылу…

Евгений Саржин, историк

3 КОММЕНТАРИИ

  1. Какой такой Щленск? Товарищ автор, название этой области произносится как [сьлензк], пишется Слензк.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here