Вице-премьер Владимир Семашко считает успешной модернизацию белорусской лёгкой промышленности и настаивает на продолжении её щедрой государственной поддержки: «Мы должны и далее оказывать легкой промышленности серьезную поддержку, потому что по объему потребления легпром стоит на втором месте после пищевой промышленности. Человеку нужно быть сытым и одетым». По информации Владимира Ильича, «последние годы мы вложили очень много денег в предприятия легпрома — где-то $870 млн., почти каждый год по $100 млн». В итоге он считает модернизацию успешной, поскольку выпускаемая продукция «абсолютно конкурентоспособная» и «не стыдно одеть своих детей, самим одеться, кому-то посоветовать».

На примере данной оценки одного из руководителей правительства постараемся понять логику правительства и отпределим цену, которую налогоплательщики и страна платят за такой формат взаимоотношений между государством и Беллегпромом.

Владимир Семашко

На конец 2016г. доля основных средств предприятий, производящих текстильные изделия, одежду, товары из кожи и меха, составила 2,8% от всей промышленности. Вот как выглядит загрузка производственных мощностей в основных секторах лёгкой промышленности. По шерстяным тканям  загрузка в 2011г. составила 24,4%, в 2013г. – 32,8%, в 2016г. – 23,5%. Это больше, чем в критическом 2015г. (16,6%), но когда более 75% производственных мощностей простаивает, совсем непонятно, как можно назвать государственные инвестиции в этот сектор экономики успешными.

Вот как обстоят дела у производителей других товаров лёгкой промышленности. По хлопчатобумажным тканям загрузка мощностей в 2011г. была 74,8%, в 2015г. – 80%, в 2016г. – 53,6%. По сравнению с 2011г. снижение загрузки составило 20,9 процентных пункта (п.п.). По тканям из химических волокон: в 2011г. – 69,9%, в 2013г. – 71,6%, в 2015г. – 56%, в 2016г. – 58,2%. Снижение загрузки составило 11,7 п.п. По трикотажным изделиям: в 2011г. – 77,6%, в 2013г. – 76,9%, а 2015г. – 68,4%, в 2016г. – 68,5%. Констатируем снижение доли используемых производственных мощностей на 9,1 п.п. По обуви в 2011г. было использовано 70,5% станков и оборудования, в 2013г. – 64%, в 2015г. – 52,1%, в 2016г. – 53,3%. Получается снижение загрузки на 17,2 п.п. Небольшой рост загрузки произошёл в производстве чулочно-носочных изделий (до 70,1%) в коврах и ковровых изделиях (до 92,6%).

Белстат даёт нам цифры по инвестициям в основной капитал в лёгкой промышленности. В период 2011-2016гг. они составили в долларовом эквиваленте $908 млн. Значит, все эти годы лёгкая промышленность инвестировала не заработанные собой деньги, а ресурсы налогоплательщиков. Несмотря на столь щедрую поддержку предприятий лёгкой промышленности её доля в общем объёме производства осталась практически неизменной: в 2011г. была 3,9%, а в 2016г. – 4%. Численность работников этого сектора снизилась с 119,5 тысяч в 2011г. до 90,5 тысяч в 2015г. и 85,5 тысяч в 2016г.

Т.е. государство вложило в сектор экономики ~$900 млн., а за это время потеряло в нём 34 тысячи рабочих мест или 28,4%.

Вот как выглядит динамика зарплаты в секторе «текстильные изделия, одежда, товары из кожи и меха». В 2011г. среднемесячная зарплата в долларовом эквиваленте составляла $252, в 2013г. — $432, в 2015г. — $290, в 2016г. — $260. Это значит, что после небольшого роста зарплаты в середине 2010-ых в 2016г. лёгкая промышленность вернулась к уровню 2011-го года, потеряв при этом более 28% рабочей силы.

Наконец, посмотрим, сколько чистой прибыли получила лёгкая промышленность за эти годы. В 2011г. производители текстильных изделий, одежды, изделий из кожи и меха заработали $300 млн., в 2012г. — $239 млн., в 2013г. — $88 млн., в 2014г. — $37 млн., в 2015г. — $28 млн., в 2016г. — $103 млн. т.е. за период 2011- 2016гг. чистая прибыль составила $795 млн. И вот какая интересная финансовая арифметика получается. За шесть лет государство вложило в лёгкую промышленность, по информации В. Семашко, $870 млн., а получило от него чистой прибыли менее $800 млн. Перед нами типичный пример секторального иждивенчества. 2017-ый год не выглядит супер прорывным. Он не может принципиально изменить печальную картинку белорусского государственного бизнеса в секторе «лёгкая промышленность». Он был и остаётся гирей на шее налогоплательщиков, сектором, в котором осваиваются сотни миллионов долларов, который продолжает ориентироваться на валовые показатели, а не на получение прибыли. Правительство, убеждая в успешности проводимой промышленной политики, предпочитает оперировать физическим объёмом производства, а не финансовыми показателями и критериями, которые во всём мире используются для оценки качества производства товаров и услуг.

Даже анализ физического объёма производства основных товаров лёгкой промышленности показывает, что об успехе государственного управления лёгкой промышленностью говорить не приходится. В 2011г. было произведено 45121 тонн льноволокна, в 2016г. – 42779 тонн, тканей в 2011г. было произведено 177,2 млн. кв. м., в 2016г. – 161 млн. кв. м.. В 2011г. постельного белья произвели 7230 тыс. штук, в 2016г. – 5457 тысяч штук, трикотажных изделий в 2011г. – 64208 тыс. штук, в 2016г. – 46453 тыс. штук, верхней одежды в 2011г. – 10912 тыс. штук, в 2016г. – 9103 тысяч штук, обуви в 2011г. – 17149 тысяч пар, в 2016г. – 10031 тысяч пар. Значимый рост физического объёма отмечен по дублёной и выделенной коже, коврах и чулочно-носочных изделиях.

Картинку качества работы лёгкой промышленности дополняет статистика по балансам товаров. Так, по коврам и ковровым изделиям запасы готовой продукции на начало 2012г. составляли 447 тысяч квадратных метров, а на начало 2016г. – 828 тысяч квадратных метров. За этот период импорт ковров и ковровых изделий вырос с 1043 тыс. квадратных метров до 3092 тыс. квадратных метров.

При сокращении производства трикотажных изделий с 2012г. до 2016г. на 26%, до 46453 тысяч штук импорт вырос с 14943 тысяч до 34188 тыс. штук, т.е. в 2,3 раза. По чулочно-носочным изделиям производство в период 2012-2016гг. увеличилось на 16%, до 155032 тысяч штук. За это время импорт вырос с 11887 тысяч штук до 97559 тысяч штук, в 8,2 раза. По обуви физическое производство сократилось на 38,1%, до 10031 тысяч пар, а импорт в это же время вырос с 12070 тысяч в 2012г. до 158453 тысяч пар в 2016г., на 31,3%. При щедрой господдержке отечественных производителей обуви официального импорта по этой товарной позиции на 58% больше, чем произведённой внутри страны. Об этих цифрах при оценке качества государственного управления, эффективности использования бюджетных ресурсов руководители Совета Министров умалчивают.

Даже если абстрагироваться от скудного брендирования белорусского легпрома, безобразного маркетинга, скандального эксперимента с джинсами по $50 за пару, а взять только финансовые, производственные и социальные показатели, то оценка состояния белорусской лёгкой промышленности будет прямо противоположной той, которую сделал вице-премьер Владимир Семашко. Если же подходить к этому сектору экономики и промышленности в целом, как к искусству, с позиции чувственного восприятия, если гордиться самим фактом работающих станков и машин в построенных ещё в советские времена цехах, то тогда позиция белорусского правительства становится более понятной. Вот только ни бюджету, ни потребителям, ни налогоплательщикам от этого приятнее и полезнее не становится.

Ярослав Романчук, руководитель Научного исследовательского центра Мизеса

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ