В сентябре 2017 года в Беларуси проводились совместные с Россией военные учения. Белорусская оппозиция, затем страны Прибалтики, а следом за ними и Европа по этому поводу устроили настоящий гвалт. И у каждого из них в этом гвалте была своя выгода.

Свядомые змагары за крики о помощи “Ратуйте” получили солидную прибавку к зарплате. Литва, Латвия и Эстония добились от НАТО дополнительного финансирования расходов на оборону. Ну, а сами США и Европа решили под этот шумок нарастить своё военное присутствие на белорусской границе.

При этом все они понимали, что не нужны России страны Прибалтики – их же потом кормить придётся. Также не нужны России ни Польша, ни Европа, потому что у России достаточно своих территорий, на освоение и заселение которых понадобится, как минимум, триста лет, а то и больше.

Но давайте задумаемся, почему НАТО проводит перед нашими границами одно учение за другим, почему не скрывает увеличение своего военного контингента в Польше и Прибалтике? А наоборот, делает это демонстративно и напоказ.

Чтобы это понять, давайте вспомним, как во время Великой Отечественной войны мы терпели поражения и одерживали победы. И СССР, и фашистская Германия при подготовке военных операций старались ввести противника в заблуждение. Показывали они наращивание своих сил там, где и не думали наступать, но в то же время скрытно увеличивали количество своих войск на главном направлении удара.

Вот точно также поступает и НАТО. Начинаем мы понимать, что западная граница Беларуси в ближайшее время не является направлением главного удара нашего противника. Но тогда где оно это направление? А оно обязательно должно быть, потому что в настоящее время США считают зоной своих интересов все страны мира. Не является исключением и Беларусь.

Сейчас США присутствуют во всех горячих точках планеты, правда, при этом американские солдаты сами не воюют, но настойчиво заставляют это делать других. А там, где их присутствие невозможно, используются агенты влияния, заранее внедрённые в различные государственные структуры. Приходит понимание, что подрывная и разлагающая деятельность этих агентов влияния как раз и является той самой силой, предназначенной для нанесения главного удара.

Должны мы понять, что не будет нападения на Беларусь извне. На Западе знают, что белорусы умеют сражаться. Знаменитые «Витебские ворота» являются тому подтверждением. Поэтому нашу Беларусь будут взрывать изнутри. Вот это сейчас учатся делать предатели за определённую мзду. Это Госдеп пытается оградить их от внимания белорусской контрразведки. Для этого и устраиваются спектакли вокруг мифической российско-белорусской угрозы для Литвы, Латвии и Эстонии.

Ещё только готовились белорусские и российские войска к совместным учениям «Запад 2017», а в Беларуси уже шла полномасштабная война с экзотическим и непонятным для населения названием «гибридная». Её организатором выступил сам Госдеп. В такой войне враг не использует танки, самолёты и пушки – он сталкивает лбами самих граждан. И вот уже одни белорусы ищут врагов среди других белорусов и сажают их за решётку. Вот так оказались в неволе три белорусских публициста Ю. Павловец, С. Шиптенко и Д. Алимкин.

Конечно, удивляет, что на таком высоком уровне как Министерство информации и Следственный комитет могли решиться на крайние меры и подвергнуть аресту журналистов…

После ареста трёх белорусских граждан за их публицистическую деятельность остальные белорусы притихли. Писать стало опасно. Найти на информационном поле публициста, проживающего в Беларуси, уже нельзя было даже днём с огнём. Но вот этого как раз и добивался Госдеп. Понимает он как никто другой, что напугать журналистов и отбить у них всякую охоту писать равносильно захвату почты, телеграфа и вокзала. Также понимает Госдеп, что это равнозначно лишению народа слуха, зрения и речи. Ну, совсем как в песне лисы и кота Базилио:

Какое небо голубое,
Лап то бу ди дубудай,
И делай с ним, что хошь.

Ну, и как тут, в такой обстановке, не попытаться устроить в Беларуси революцию? Не майдан, а революцию, потому что понимает Госдеп, что у белорусов слово майдан является ругательным.

И вот уже тысячи белорусов с плакатами выходят на улицы белорусских городов. Впереди колонны маршируют агенты влияния, при этом они скандируют кричалки, оскорбляющие Президента.

К счастью, не все белорусы пошли на поводу у радикальных националистов. Так, в Витебске патриоты остановили колонну на мосту через Витьбу, отобрали бело-красно-белый флаг, поломали древко и бросили в реку. При этом они объяснили, что белорусские партизаны в 1941–1944 годах обязательно расстреляли бы эту колонну с флагом кайзеровских коллаборантов и предателей-полицаев.

Надо отдать должное спецслужбам Беларуси. За призывы к свержению власти, за оскорбление Президента страны агенты влияния были арестованы. Не все, конечно, а только те, которые оказались на виду. Как и следовало ожидать, Запад был возмущён таким отношением к своим подопечным. Результат не заставил себя долго ждать — бунтовщиков выпустили. Это интересный факт. А вот за трёх арестованных журналистов Госдеп не стал заступаться. Не его это кадры, а поэтому пускай сидят, решил он. И они сидят уже десять месяцев.

Но как белорусы докатились до такой жизни? Вполне возможно, что такой вопрос прозвучит. И если он будет задан, то как на него ответить? А случилось это не внезапно. К этим событиям агенты влияния готовили нашу Беларусь на протяжении многих лет.

В 2010 году в белорусском обществе конфликтные ситуации возникали одна за другой. Поначалу было невозможно определить истинную причину агрессивного поведения наших оппонентов, а если точнее, то противников. Только спустя некоторое время, когда конфликт уже был в самом разгаре, а президентские выборы должны были начаться буквально через несколько недель, выяснилось, чего всё-таки добивается от своего народа определённая часть белорусской элиты.

Сделанные выводы оказались для нас шокирующими. Оказывается, что кроме пятой колонны, заточенной под Запад, в нашем обществе появилась ещё одна колонна под номером шесть, состоящая сплошь из одних чиновников. Девизом этого враждебного формирования был лозунг, специально придуманный Госдепом: “Белорусские чиновники минус президент”. Буквально на ходу мы вынуждены были менять стратегию и тактику. Стало ясно, что не сделай мы этого, избежать беды нам не удалось бы.

Наступление на Православную церковь в Витебске тогда началось широким фронтом. Сначала Витгорисполком принимает решение перенести православный храм Александра Невского из центра города на кладбище, расположенное на окраине Витебска. Затем отдаёт отделу культуры здание Свято-Духова женского монастыря, хотя 19 лет назад оно было передано Свято-Покровской церкви. Монахиням тут же предлагают освободить свою обитель и переселиться в приют для лиц без определённого места жительства, а по-простому — в ночлежку для бомжей.

Чтобы ускорить переселение, в здании женского монастыря в декабре 2010 года, в лютые морозы, отключают тепло, воду, канализацию. Вот как о тех страшных событиях рассказывается в книге-летописи «Витебская Голгофа»:

«Декабрь 2010 г. На улице минус двадцать, такая же температура и в здании монастыря. Во время цер­ковной службы у прихожан ботинки примерзают к по­лу, и поэтому надо время от времени переступать ногами.

Блокада. Три монахини во время сна получают обморожения. Прихожане со слезами на глазах пишут «Воззвание к народу» и обращаются за помощью к прихожа­нам других православных храмов. Все в шоковом состо­янии. В наше время такого быть не может.

Приглашаем чиновников посетить монастырь. Чиновники отказываются и назначают встречу на нейтральной территории, на Пушкинском мосту. Со стороны можно было видеть, как две группы людей, верующие и чиновники, идут по мосту навстречу друг другу. Нам предъявляют ультиматум: монахини должны освободить здание монастыря.

Во время этой встречи нам казалось, что это страш­ный сон. Мы вот-вот проснемся, и не будет никаких переговоров со своими соотечественниками на нашей белорусской земле, которая вдруг превратилась в нейтральную территорию. Но это не сон, а самая настоящая явь. Вот она, теория Джина Шарпа в действии.

Но если есть нейтральная территория, значит есть и сопредельная. И уже граждане одной сопредельной территории допускают недружественные действия по от­ношению к гражданам другой сопредельной территории и пытаются захватить монастырь. Какими должны быть ответные действия? И тут мы вынуждены задуматься.

Из исторического опыта мы знаем, что в таких слу­чаях противоположная сторона начинает рыть окопы и строить баррикады. И живи мы в Северной Африке, мы бы так и поступили, но мы — белорусы, да к тому же еще и православные христиане; и только тогда мы поняли, что нас преднамеренно толкают на противоправ­ные выступления. Кому-то очень нужна картинка — верующие выступают против Президента».

К этому времени уже были готовы списки верующих для участия в Крестном ходе в защиту монахинь. И казалось, что нет такой силы, которая была способна нас остановить. Но мы остановились. Настояла на этом игумения Свято-Духова женского монастыря.

Мы согласились с ней, что нельзя это делать во время подготовки к президентским выборам. К верующим во время Крестного хода присоединились бы экстремистски настроенные группы людей. И они тут же начали бы бить витрины магазинов и жечь стоящие вдоль дороги автомобили. И это был бы крах.

У спецназа в такой обстановке не было бы времени разбираться, кто верующий, а кто – экстремист. Спецназ положил бы на землю всех, и валялись бы на дороге православные святыни – иконы и хоругви. И когда 19 декабря 2010 года после попытки государственного переворота мы увидели разбитые окна Дома Правительства, то сразу поняли, какой трагедии нам удалось избежать.

Любой ценой наши недруги стремились вывести православных христиан на улицы, и если бы им это удалось, то события 19 декабря 2010 года в Минске, на площади Независимости, имели бы совсем другую окраску.

Почему перед президентскими выборами стали будоражить верующих? То храм вместе с Воскресной школой потребовали перенести на кладбище, то монахинь решили переселить в приют для бомжей. Но это же явная провокация. Эти люди понимали, что мы не согласимся с их требованиями, но тем не менее они пытались добиться своего. Почему?

Значит, кому-то нужны были раздоры в обществе. И кто после этого посмеет заявить, что в Беларуси не орудуют агенты влияния? Такое заявление вполне устроило бы Госдеп. Но мы обязательно выведем этих людей на чистую воду.

Анатолий Шлыков

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ