В последнее время Минск и Варшава независимо друг от друга активно развивают новый вид войск — силы территориальной обороны. В официальных документах эти подразделения значатся как особый вид ВС, их задача — участвовать в военных действиях, в которых нет чёткой линии фронта, противостоять террористам и диверсантам. На практике речь идёт о хорошо организованных и обученных партизанских формированиях. RT разбирался, как два восточноевропейских соседа готовят партизан.

В Белоруссии территориальная оборона — это система постоянного поддержания военных навыков гражданского населения. Военнообязанных регулярно привлекают к сборам, где проходят тренировки по владению оружием, строительству военной инфраструктуры, контрдиверсионной деятельности. Основная идея в том, чтобы во время войны поставить под ружьё максимальное число людей, которые будут действовать в местах своего проживания.

Система выстроена так, что главы областей и Минска персонально отвечают за организацию территориальной обороны в регионах и столице. Тут учтён опыт Второй мировой, когда в Белоруссии партизанские отряды создавались именно местными жителями, досконально знавшими свои леса и болота. В результате к 1944 году немцы не контролировали уже более 60% оккупированной ими белорусской территории.

В 2016 году, проводя общереспубликанские сборы территориальной обороны, Александр Лукашенко не исключил, что задачи подразделений расширятся.

«Когда мы обратимся к этому вопросу на практике, мы увидим, хватает у нас этих войск или не хватает, — сказал глава государства участвовавшим в сборах чиновникам и военным. — Но всё равно надо иметь ядро, которое мгновенно станет под ружьё, а потом будет дополняться контингентом, который будет набираться в течение нескольких дней. Имея оптимальный состав этих войск, мы должны быть уверены, что при возникновении военной угрозы обстановка в районах будет под контролем».

При этом подразделения территориальной обороны систематически проводят учения вместе с регулярными войсками и спецслужбами. Задача «территориалов» — защита инфраструктуры государства, населённых пунктов, гражданских объектов и т. д. Это прежде всего оборона от диверсантов и возможных террористов. Последний пример объединения усилий — участие войск территориальной обороны в российско-белорусских учениях «Запад-2017».

«Подразумевается, что противник станет использовать внутреннюю оппозицию, устраивать диверсии, теракты и саботаж», — сказал RT белорусский политолог Сергей Марцелев.

Ответ на гибридную угрозу

Новая Военная доктрина Белоруссии, утверждённая в 2016 году, подразумевает, что в будущем основная угроза может исходить не только от регулярных армий, но и от разных криминальных и экстремистских организаций, участники которых объединены в сетевые структуры.

22 января 2016 года на заседании Совета безопасности Александр Лукашенко, одобрив новую Военную доктрину, констатировал: «Сегодня прямая военная угроза Беларуси отсутствует. На первый план вышли вызовы иного характера, такие как активное использование механизмов «цветных революций» для свержения законной власти. Всё чаще достижение политических целей происходит путём подрыва государства изнутри. На смену традиционным формам войны пришли другие, в том числе так называемые гибридные».

В новой Военной доктрине появились такие термины, как «внутренний вооружённый конфликт», «локальная война», «гибридная война», «незаконные вооружённые формирования». При этом авторы доктрины исходили из того, что внутренний конфликт, скорее всего, может быть инспирирован извне, некоей соседней страной, которая хотела бы достичь собственных военно-политических целей, используя внутренние деструктивные силы Белоруссии.

Первые учения с участием «территориалов» прошли ещё в 2002 году на Борисовском военном полигоне в ходе оперативно-тактического учения «Березина-2002». Тогда впервые были отработаны практические действия территориальных войск.

Но только девять лет спустя, 1 февраля 2011 года, появился президентский указ «Об утверждении Положения о территориальной обороне Республики Беларусь». Тогда же был создан новый самостоятельный орган военного управления — управление территориальной обороны, которое находится непосредственно в подчинении начальника Генштаба Вооружённых сил Белоруссии.

Личный состав

Сегодня численность войск территориальной обороны Республики Беларусь — 120 тыс. человек. В регулярной армии состоит вдвое меньше военнослужащих. На вооружении территориальной обороны в основном лёгкое оружие (автоматы АК-74, гранатомёты, миномёты, снайперские винтовки и пулемёты) и средства связи.

Комплектование формирований «территориалов» производится из жителей соответствующих административно-территориальных единиц. Выбор падает на людей, годных к военной службе. Из них создаются отдельные стрелковые батальоны и стрелковые роты. В ситуации, когда территорию оккупирует противник, это будут слаженные и укомплектованные партизанские отряды, хорошо знающие местность.

Для государства содержать силы «территориалов» намного дешевле, чем регулярную армию. Территориальная оборона оснащается в основном устаревшими образцами вооружения и военной техники, поступающими по мере снятия их с вооружения регулярных войск. Кроме того, личный состав территориальных сил, как правило, составляют люди старшего возраста, прошедшие в своё время срочную службу. А там их готовили именно на тех вооружении и технике, которые позднее поступили в территориальную оборону. Значит, переучиваться им не придётся.

Войска выходного дня

Поляки создают свои силы, аналогичные белорусским, заметно медленнее.

Закон о создании в Польше нового вида войск — территориальной обороны — вступил в силу 1 января 2017 года.

В мае, принимая военную присягу у бойцов первых подразделений территориальной обороны, министр обороны республики Антони Мачеревич заявил, что к 2019 году численность войск территориальной обороны Польши должна достичь 53 тыс. человек, которые будут объединены в 17 бригад. При этом он заметил, что желающих служить в территориальной обороне достаточно.

«Думаю, что этот план удастся реализовать, — об этом говорит наплыв желающих. Отсев небольшой. Как мне докладывают, не более одной десятой желающих отсеивают по состоянию здоровья», — рассказал Мачеревич журналистам.

Польское военное ведомство предполагает, что военнослужащие территориальной обороны «будут взаимодействовать с оперативными войсками в случае угрозы безопасности государства, проводить самостоятельные боевые и спасательные действия в случае, например, стихийных бедствий, а также обязаны быть способными к осуществлению антикризисных и антитеррористических мер».

За полгода до этого директор Политического кабинета Министерства национальной обороны Польши Бартоломей Мищевич в ходе XXIV Международного салона оборонной промышленности в Кельцах рассказывал: «Территориальная оборона (ТО) будет пятым видом Вооружённых сил Польской Республики, а не добровольным формированием, как в случае с пожарной охраной. К выбору такой модели территориальной обороны нас подтолкнули источники потенциальной угрозы. Сегодня Польша формирует территориальную оборону по принципу гибридных боевых действий. Мы взаимодействуем с Национальной гвардией штата Иллинойс США».

Тем не менее польская территориальная оборона — это не профессиональная армия, а скорее попытка перенять американский пример в виде Национальной гвардии, приспособленной для решения задач внутреннего характера (беспорядки в стране, стихийные бедствия и т. п.).

Сейчас созданы три бригады: Подляшская, Люблинская и Прикарпатская, в которые записались 8 тыс. человек. Из них 4,5 тыс. уже приступили к службе.

В дальнейшем каждая из бригад польской территориальной обороны будет насчитывать 3 тыс. человек.

Впрочем, понятие «служба» в данном случае достаточно условное.

Польские бойцы территориальной обороны живут обычной гражданской жизнью, а на тренировки и боевую подготовку собираются по выходным. Поэтому своих «территориалов» в Польше прозвали «войска выходного дня».

С другой стороны, нужно признать: подготовке «территориальных» солдат в Польше уделяется больше времени, чем в Белоруссии, где «территориалов» призывают на сборы от силы раз в год. В Польше добровольцы получают по €116 в месяц от Министерства обороны и обязаны посвящать военной подготовке не менее месяца на протяжении года.

Цели и задачи

В своё время глава военного ведомства Польши Антони Мачеревич заявлял, что силы территориальной обороны «являются наиболее эффективным способом противодействия или воспрепятствования действиям со стороны России».

При этом польские формирования территориальной обороны появляются на востоке страны, вдоль границы с Белоруссией и Украиной.

Некоторые эксперты высказывают опасения, что «территориалы» могут превратиться в мини-армию, подчинённую лично министру обороны Польши или лидеру правящей партии «Право и справедливость» Ярославу Качиньскому и влиять как на внутриполитические, так и на локальные геополитические процессы.

Также усиление сил обороны вызывает беспокойство на фоне территориальных претензий польских националистов, говорящих о необходимости восстановления страны в границах 1939 года, то есть претендующих, в частности, на 40% белорусских земель.

«Конечно, сегодня возможность подобного территориального передела выглядит довольно несуразно. Но в нашем быстро меняющемся мире ничего нельзя исключить. Переход от агрессивной риторики к открытой или скрытой агрессии происходит молниеносно, — сказал в комментарии RT белорусский политолог Владимир Денисов. — И совсем не случайно и в Польше, и в Белоруссии создание подразделений территориальной обороны в последние годы активизировалось».

RT

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ