Беларусь в обозримом будущем столкнется с новой реальностью: положения IT-страны, обозначенные в «Декрете о ПВТ 2.0», официально станут известны предположительно до начала зимы. Пока эксперты и любители рассуждают, что же принесет свежий документ, мы встретились с профессором БГУ и председателем экспертного совета ПВТ Александром Курбацким, который участвовал в подготовке нашумевшего Декрета.

— Как оцениваете революционный Декрет? Очень уж смелыми получаются нововведения для нашей страны…

— Проект уже начал обсуждаться в правительственных кругах. Важно, чтобы там его правильно восприняли и пропустили. В Декрет заложены многие, как вы назвали, революционные инициативы. Даже если будет реализована только часть, уже получится очень неплохо. Можно сказать так: хотелось бы, чтобы он сыграл действительно значительную роль для Беларуси. Как я вижу, ПВТ и Декрет могут стать одними из основных инструментов для развития страны.

— Беларусь как IT-страна — это вообще реально?

— Вполне. Что для этого важно? Во-первых, добрая воля руководства страны — здесь, мне кажется, все хорошо. Во-вторых, образование. А в этом плане есть проблемы. Мы почти исчерпали советскую модель, которая у нас была. Сейчас понятие «IT» стало гораздо шире, оно охватывает практически все сферы жизни.

— В некоторых вузах говорят, что с образованием полный порядок. Какие есть проблемы?

— Если говорить о системной модели, оставшейся со времен Советского Союза, то вроде как все неплохо: мы готовим кадры с учетом потребностей рынка — есть кодировщики, тестировщики и так далее. Но в разрезе цифровой трансформации этого мало: ни первые, ни вторые эту трансформацию не сделают.

«Много раз приводил пример: преподаватель зарабатывает 3 рубля в час — почти столько же стоит час парковки в „Столице“»

— А кто сделает?

— Надо развивать продуктовую модель. Мы должны выстраивать новое образование. Нужно развитие в концептуальной фазе создания продукта, а она требует разносторонних знаний. Например, что нужно для кодирования? Просто языки программирования. Но на стадии концепции требуется аналитика, маркетинг, физика, математика и прочее. У программиста недостаточно мотивации для изучения этих сфер: выучил язык, и все.

— Некоторые так и становятся программистами с хорошими зарплатами. Что еще надо?

— В общем-то, так и выходит. Но эти фазы самые дешевые. Ведь основная дележка средств идет между авторами идеи, а не программистами. Если мы хотим оставаться в старой модели, то пожалуйста — для этого уже все есть. Но здесь мы не конкуренты по сравнению с индусами и китайцами, потому что их очень много. И раз уж строим IT-страну, то все остальные специальности тоже должны быть с приставкой IT. Нужны IT-менеджеры, IT-юристы и так далее.

Посмотрите, что на IT-кафедрах происходит: бóльшая часть преподавателей — пенсионеры. Одна из основных причин — оплата труда. Много раз приводил пример: преподаватель зарабатывает 3 рубля в час — почти столько же стоит час парковки в «Столице».

— Зато пожилые люди опытнее, разве нет?

— Опытные преподаватели нужны на теоретических курсах. А практические занятия, лабораторные работы — это больше удел молодежи.

— Разве IT-компании не заинтересованы в подготовке своих же будущих кадров?

— Заинтересованы, но они больше внимания уделяют кодировке и тестированию. Выучил технологическую платформу — вроде как и достаточно. А это, вообще говоря, не университетское образование. Знание языка программирования — уровень колледжа, техникума.

Возвращаясь к IT-стране: Беларусь хорошо подошла бы в качестве пилотного полигона, на котором можно было бы обкатывать инициативы цифровой трансформации. Сейчас становится все больше сложных и интегрированных систем и сервисов, которые создаются сразу для целой страны. И здесь уже надо учитывать правовые аспекты, взаимоотношения бизнеса и государства. Наша страна могла бы играть роль тестовой площадки.

Блокчейн и «прозрачность» личной информации

— Что-то вроде внедрения блокчейна и вероятной легализации криптовалют?

— На самом деле блокчейн — не новая технология. Распределенные системы — это курс в программировании, который читался еще в семидесятые годы. Хеширование давно известно, криптоалгоритмы, в принципе, тоже. Но получилось так, что это все объединили и назвали одним термином.

Криптовалюты — здесь ситуация сложнее. С одной стороны, Беларуси нужны компетенции в этой области. Но в связанных с деньгами сферах нужно быть предельно осторожным. Очень быстро надуваются мыльные пузыри, появляются криминальные сферы, заинтересованные в работе с этими инструментами.

К тому же надо понимать, что благодаря подобным технологиям корпорации накапливают о человеке огромное количество персональной информации. Эти сведения становятся самым значимым капиталом. И никто не знает, во что все выльется.

«Приходишь в магазин — тебе предлагают скидку 5%, если заполнишь анкету с указанием адреса, телефона. Начинается сбор уймы информации»

— Новый iPhone X сканирует лицо пользователя, то есть в дополнение к отпечаткам собирается абстрактная база данных внешности. Как это будут использовать коварные корпорации?

— Человек становится излишне прозрачным. Если он четко это понимает и добровольно соглашается — то пожалуйста. Но, думаю, общество не готово к такой публичности.

— Отчасти люди сами это делают, показывая всю свою жизнь в соцсетях. Уж здесь их никто не заставляет, разве нет?

— Да, есть такое. И еще вспомню скидочные карты. Приходишь в магазин — тебе предлагают скидку 5%, если заполнишь анкету с указанием адреса, телефона. Начинается сбор уймы информации. Карточек много — ладно, пусть они в смартфоне хранятся. Вот так данные следуют по цепочке.

— Допустим, Беларусь станет IT-полигоном. Насколько будет готово население?

— Это естественный процесс. Молодое поколение очень быстро приспосабливается.

— Но в стране не только молодежь живет.

— Время-то быстро идет, если подумать. Смотрите: СССР развалился сколько лет назад? Уже целое поколение выросло. Люди постарше иногда вспоминают: «Вот был Союз, и при нем…» Да с момента его распада уже четверть века прошла. Важно просто начинать процесс трансформации, пробовать разные проекты, и оно все потихоньку закрутится.

— Даже сейчас некоторые пенсионеры оплачивают «коммуналку» через веб-сервисы, и для этого им не нужно IT-образование. Вот вам и пример — есть удобный интерфейс, люди видят для себя пользу и сами хотят повысить комфорт жизни. Важно предлагать цифровизацию, а человек уже постепенно начнет всем пользоваться.

Сейчас столько людей стало заказывать товары через зарубежные сервисы, что пришлось регулировать этот процесс и вводить лимиты. Народ вообще перестанет пользоваться классическими магазинами.

— Если там выходит дешевле, то чем плохо желание людей сэкономить?

— Ничем, но что делать с магазинами? Хотя есть и обычные торговые сети, которые при этом активно развивают доставку — вот пример адаптации к современному миру.

— А может, лучше другие сферы развивать? Хоть сельское хозяйство.

— Цифровизация так или иначе затрагивает все области. Она нисколько не мешает другим отраслям. Думаете, сельское хозяйство — отсталая сфера? Да там передовые технологии используются. Дроны, вон, летают и обрабатывают урожай. А сколько разрабатывается беспилотной уборочной техники. Другое дело — чем занять освободившихся людей. Ведь многие специальности вообще будут исчезать, и довольно быстро.

— Какие, например?

— Первое, о чем подумалось, — банковские операторы, потому как уже сейчас многое реально выполнять через терминалы. И ряд юристов, которых заменит искусственный интеллект.

Будущее ПВТ

— Вы — председатель экспертного совета ПВТ. Сложно стать резидентом Парка?

— Ключевой момент — должна быть IT-составляющая, но иногда трудно понять, есть она или нет. Раньше существовали приборы без софта, и в этом случае было понятно — к IT такое отношения не имеет. Теперь встраивают ПО, связь с «облаком». Раз есть софт, то уже, получается, IT. Значит, можно в Парк высоких технологий. Смогли доказать, что программное обеспечение является неотъемлемой частью продукта, — пожалуйста, становитесь резидентом ПВТ.

Просто появляются стартапы такого плана: на разработку потрачено десять тысяч, на маркетинг — миллион. Втягиваем его в Парк и что имеем? Серьезному стартапу нужна реклама по всему миру. Получается, мы должны пересылать деньги за границу. Этим следует заниматься IT-маркетологам, IT-правоведам и так далее. Которых мы пока не готовим.

К словуодна из отраслей, которая будет затронута в новом Декрете о ПВТ, — образование. Парк высоких технологий сможет получить некие функции регулятора образовательных процессов. Сейчас этим занимается целиком Министерство образования. Возможно, есть смысл сместить акцент в сторону ПВТ.

— Как это будет выглядеть?

— Например, на открытие новой специальности магистратуры нам понадобилось пройти все инстанции, написать стандарт на эту магистратуру, хотя она длится два года и рассматривается нами как пилот. По задумке магистратура должна быть в стиле Agile, то есть развиваться шажками. Провели курс, изучили результаты тестов в конце семестра. Видим, что у студентов есть пробелы — значит, нужно дать больше часов этих дисциплин. А нам говорят сразу все четко прописать на два года вперед без права пересмотра. Так пилот не построишь. С моей точки зрения, возможно развитие только по ступенькам, с корректировкой слабых мест. При «Декрете о ПВТ 2.0», надеюсь, у Парка появится возможность вмешаться.

onliner.by

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ