Накануне Дня Октябрьской революции журналисты обсудили с бывшим партийцем и одним из самых узнаваемых белорусских политиков, как праздновали «красный день календаря» раньше и есть ли повод отмечать его сегодня.

Если бы ему в 80-е сказали, что в год столетия революции ни демонстрации, ни праздничных речей с трибуны не будет, он бы возмутился, признается Кебич. Он же помнит, как это было.

А потом внезапно добавляет, что нынешний скромный формат празднования понимает и принимает. В оценках осторожничает, но настаивает, что в школах о революции надо рассказывать все.

Накануне Дня Октябрьской революции Sputnik расспросил бывшего второго секретаря Минского обкома КПБ о том, как он праздновал и что празднует сейчас 7 ноября. И стоит ли сохранить этот праздник в Беларуси.

— А вы могли себе представить, что празднование 100-летия революции будет таким скромным?

 Если бы в начале 80-х мне такое сказали, я бы возмутился. А в последние годы уже не мог. Потому что чем больше времени проходит, тем больше события, какими бы важными они ни были, забываются. Ну, давайте так: кому сегодня из молодежи нужен этот Ленин и эта Октябрьская революция? Абсолютно никому. Это так — исторический факт. Для них что нашествие Батыя или Чингисхана, что Октябрьская революция – это одно и то же. Мне кажется, это нормальный ход истории.

— А вы сами как сегодня оцениваете революцию – это было благо, не благо?

 Никто из нас сегодня по-настоящему не может сказать, нужна была тогда революция или не нужна. Сегодня появилось огромное количество людей, журналистов, исследователей, ученых, которые дают совершенно разные оценки тем же Ленину и Сталину, той эпохе. Дается разная оценка царя Николая II. Вот царь хороший или не хороший был? Мы не знаем. И никто не знает. Все, что знаем, что он был очень набожный и тихий человек, что он не мог действовать теми методами, которые использовали против него… А вот как он вел экономику, другие вопросы решал, никто не хочет глубоко разбираться.

Получается как с диссертациями о загаре, когда сначала одни ученые защищали работу на тему «Надо побольше загорать», а потом другие на тему «Ни в коем случае не надо загорать, вы будете болеть раком». В итоге и один ходит доктор наук, и второй доктор наук.

— Но как в условиях такой неопределенности относиться к этой дате? Как и что рассказывать, к примеру, в школах, как объяснять, что это было?

 Преподавать надо, в том числе, и негатив об Октябрьской революции. Вот почему не рассказать, к примеру, кто финансировал революцию? Или такой вопрос: нужно ли было царской России ввязываться в войну 1914 года? Ведь именно война явилась первопричиной того, что произошла революция.

А если говорить об оценках, то зачем нам сегодня обсуждать, надо или не надо прославлять Октябрьскую революцию? Это все прошедший период. Вопрос в том, чтобы взять то доброе, что осталось от тех времен, и постараться сохранить.

Вот почему Беларусь живет все-таки лучше всех советских республик? Не хорошо, но лучше. Потому что Беларусь много чего доброго оставила из советского опыта. Другое дело, что мы постепенно теряем все это. Вот медицина вроде бесплатная, но я вышел из больницы и заплатил за лекарства такую сумму, что лучше бы она была немного платной, но чтобы я знал, на что могу рассчитывать.

Вот знаете, сейчас бы я «Интернационал» никогда бы не спел. Помню, когда я был молодой партиец, пел его… а сейчас — зачем «разрушать все». Там есть такие строчки «разрушим до основания, а затем…» А зачем?! Зачем разрушать? Оставь ты! Не надо! Надо то доброе, что было, оставить.

А праздник отмечать надо. Вот возьмите Францию. Они же не отказались от «Марсельезы», которую объявили гимном во время революции. Как праздновали День взятия Бастилии, так празднуют. Я сам, будучи премьером, по приглашению Миттерана (президент Франции с 1981 по 1995 – Sputnik) был на праздновании взятия Бастилии. Я сам себе тогда задавал вопрос: «А почему я здесь? Почему я на праздновании разрушительной силы? Взятие Бастилии – это же та же революция». Но во Франции это национальный праздник.

— Хорошо, расскажите о самом памятном для вас Дне 7 ноября. Что помните, как праздновали?

— Сколько помню, столько праздновали. В школе, помню, к празднику давали что-то съестное, что-то очень вкусное… А вот что именно, это я уже не помню.

А потом это же нарастало. Чем дальше, тем больше становились праздники. Народу же нужны зрелища. Для государства это же метод сплотить людей вокруг себя.

И, Боже мой, как я праздновал, когда уже возглавлял завод! Мой завод был первым в соцсоревновании и находился в Ленинском районе, а колонна Ленинского района всегда открывала праздничное шествие. То есть мы должны были идти первыми. Так вот, райком партии нас просил: сделайте так, чтобы было немного народу, чтобы лишь бы кто не пришел. А я ничего не мог сделать, люди шли сами. Правда, у каждого была вот здесь – во внутреннем кармане – спрятана бутылочка. А потом они расходились по дворам и отмечали. Но это же радость была, это было желание во что бы то ни стало выйти на демонстрацию.

Скажу больше: даже те, кто гудели там, дома на кухне – ай, знаешь, это плохо – они все равно отмечали. Садились и говорили – а давай выпьем за то, чтобы этого больше не повторилось. Было же это? Было.

— А сегодня рюмку по случаю Дня Октябрьской революции поднимаете?

 Поднимаю. Хотя бы за то, что я, как сын крестьянина, как потомок самого бедного человека, исторически бы знал, что я никогда не буду сидеть не то что на таком кресле, на котором сижу, а даже на табуретке. Моя судьба была бы решена – я смерд, и моя доля — только земля, маленький кусочек землицы, который мне, может быть, и достался бы. То есть Октябрьская революция сделала большой сдвиг с точки зрения социальной, с точки зрения равноправия народа.

Хочу еще пару слов сказать о сегодняшнем дне: нам в деревне хватало любых денег, если ты только сумел одеться и поесть. А что творится сегодня? Почему люди готовы тратить миллиарды для того, чтобы спасать те же миллиарды, которые у них были? Я этого не понимаю. Я не понимаю, кому нужно по 30-40 часов плюс несколько десятков миллиардов долларов, которые у него лежат. Изменилась эпоха, изменилось мышление.

Поэтому если подытожить — нужно ли отмечать ноябрьские праздник, нужно ли помнить? Убежден, что да. Человека умного дата в календаре может заставить полезть в книжки и почитать, разобраться, что это было.

sputnik.by

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ