Не так давно Беларусь в одностороннем порядке ввела пятидневный безвизовый режим для иностранцев. Правительство пошло на этот шаг для большей туристической привлекательности страны. Спустя полгода идея зарабатывать на иностранцах настолько понравилась нашим чиновникам, что глава МИД Владимир Макей анонсировал возможное увеличение срока пребывания иностранцев в республике без виз с 5 до 10 или даже 30 дней.

При этом «удивляют» белорусские креативщики иностранного туриста традиционным: агротуризмом, драниками, да соломенными шляпами. Короче, незабываемый сельский колорит с казино и клубами. А между тем, можно было бы продумать и какие-то тематические экскурсии по Минску. Ведь, несмотря на спокойную провинциальность, белорусская столица повидала на своем веку много интересных событий и знаменитых «туристов».

Так, в XX веке Минск на несколько лет приютил криминальную знаменитость мирового масштаба Ли Харви Освальда, который позже стал единственным официальным обвиняемым в гибели президента Джона Кеннеди и героем множества теорий заговора. А в 2005 году в Минске гостил также печально прославившийся потом норвежец Андерс Брейвик.

Предлагаю устроить небольшую виртуальную экскурсию по городу и задуматься, что же подтолкнуло этих мужчин на последующие громкие преступления. То ли воздух в Минске особенный, то ли несчастная любовь к подчас суровым по характеру белорусским женщинам.

Освальд в Минске

По городу ходит много баек о минской жизни убийцы Кеннеди. Хотя фантастичнее любого вымысла то, что этот человек вообще был нашим соотечественником некоторое время. Загадка кроется уже в том, по каким причинам и с какими целями правительство СССР впустило в страну армейского дезертира армии США, служившего на секретной военной базе. Мой вариант – из присущей «интернациональной» любви к иностранцам, как и сейчас, да и из любопытства.

Итак, свое знакомство с Минском Освальд начал с железнодорожного вокзала. На станцию Минск-Пассажирский Ли Харви прибыл снежным рождественским утром 7 января 1960 года в 8 часов 23 минуты. Диковинного американца не встречали с оркестром и красной дорожкой. На вокзале официального беженца из США ждали представители Красного Креста, которые из-за невзрачной одежды и нехитрого скарба Освальда не сразу признали в нем иностранца.

«Молодой человек среднего роста, тщедушный, одет скромно. На нем было черное драповое пальто молодежного покроя и вязаная шапочка. В руках он держал дешевый саквояж темно-зеленого цвета», — рассказывала куратор из Красного креста, встречавшая Освальда.

«Сначала обратились к нему по-английски, но он ответил на ломаном русском, что владеет разговорной речью. Вместо «Ли Харви» он попросил обращаться к нему «Алексей Робертович» (по другим данным «Аликом»).

Вид, который открылся Освальду после того, как он вышел из здания вокзала, изменился не настолько сильно: две башни на Привокзальной площади, составляющие архитектурный комплекс «Ворота Минска», построены еще в конце 40-х годов прошлого века и продолжают встречать гостей Минска.

С вокзала Освальда на такси отвезли в гостиницу «Минск» (хотя там идти 800 метров), где для него был забронирован номер 453 на четвертом этаже. Люди, бывшие тогда с Освальдом, отмечали его несоветскую развязность поведения. Беженец пытался «флиртовать» с дежурной по этажу.

«В гостинице «Алексей Робертович» нас снова удивил. Он вел себя развязно: позволил себе непристойное похлопывание по ягодицам дежурной по этажу. Мы сделали ему замечание и объяснили, что это неприлично в нашем обществе, но он ни капли не смутился».

Также Освальд проявил небывалую гражданскую активность: сразу же захотел встретиться с тогдашним мэром города Василием Шараповым, и встреча состоялась всего через несколько дней (по другим данным в 10 утра того же дня). Вот любят у нас иностранцев! Только приехал и сразу аудиенция с мэром.

Из дневника Освальда:

«Встречаюсь с мэром города, товарищем Шараповым, который приветствует меня в Минске и обещает бесплатную квартиру в ближайшее время. Он предупреждает меня о «некультурных людях», которые иногда оскорбляют иностранцев».

Мэр предложил Освальду работу в опытном цеху завода «Горизонт» с окладом в 700 рублей (+ 700 рублей ему ежемесячно выдавал Красный Крест). Освальд был удивлен такими щедротами и очень доволен. В тогда еще совсем новой гостинице «Минск» Освальд прожил два месяца, постоянно обедая в ресторане. Как сам признается в дневнике, «жил богато».

Еще бы, ведь гостиница задумывалась как отель представительского класса, самый элитный в БССР. На старых фотографиях видно, что номера в советском понимании были высокого класса — телевизор, телефон, личный санузел.

Обстановка в номере

Гостиница «Минск»

Кстати, сейчас гостиница «Минск» знаменита более свежей международной историей про то, как обычная официантка местного ресторана Наташа Алиева в 2007 году воплотила мечту детства и встретила здесь своего принца… Дубайского принца и, бросив все, вышла замуж, став второй женой (хорошо не 20-й) шейха.

Все время своего довольно однообразного пребывания в Минске за Освальдом велось внешнее наблюдение. В настоящий момент опубликованы многие рапорты сотрудников белорусского КГБ, везде скрытно сопровождавших американского морпеха. Доклады эти довольно однообразны и дотошны: куда пошел, что съел, какой фильм посмотрел. Видно, что люди подходили к делу «с огоньком».

Освальд был киноманом, так как развлечений тогда было немного, и документы КГБ рассказывают нам о том, какие фильмы американец смотрел. Например, в сентябре 1960 года: «Партизанская искра», «Командир отряда», два раза — французскую ленту «Бабетта идет на войну» с юной Брижит Бардо. Ли Харви посещал все кинотеатры Минска — «Центральный», «Мир», «Победа», уже несуществующий «Летний». В кино Освальд ходил один, с друзьями, на свидания с девушками.

Освальд часто ходил за покупками в ГУМ (здание с тех пор не изменилось) и даже писал про свои впечатления о советской торговле в свой дневник:

«Здесь можно купить все, что продается в маленьких специализированных магазинах, записаться на холодильник, пылесос, даже автомобиль (ничего этого нельзя купить сразу). Очередь на холодильники — три месяца, столько же — на пылесосы. Телевизор стоит от 80 до 350 рублей. Тут можно купить готовые костюмы, пошитые из грубой ткани. Более дешевые, двубортные голубые за 110 рублей, или лучше пошитые, на трех пуговицах, за 250 рублей. Пиджак стоит 40 рублей, пара брюк — не меньше 15».

Минский ГУМ

Освальд практически сразу начал ходить на танцы в «Дворец Профсоюзов» и заводить знакомства с хорошенькими девушками. Именно здесь он 17 марта 1961 года познакомился со своей будущей женой Мариной Прусаковой, работавшей в аптеке. К слову, дядя Марины — подполковник МВД. Позже это будут вменять в вину стране Советов. В это время Ли Харви уже переживал болезненный разрыв с предыдущей минской красавицей, которая отказалась выйти за него замуж, поэтому с энтузиазмом бросился ухаживать за Мариной.

Здание Дворца Профсоюзов

В итоге Освальд и Марина поженились очень быстро, всего через два месяца после знакомства. Впрочем, тогда это было нормой.

Также примечательно, что после свадьбы упоминания про танцы во Дворце Профсоюзов из дневника советского американца исчезли. Марина больше не пускала туда своего влюбчивого мужа. Вместо этого они ходили в кино, в гости к друзьям и родственникам, ходили на киносеансы в цирк (тогда там показывали и кинофильмы), ездили гулять за город.

У молодой семьи было все для счастья. Ведь накануне знакомства молодых республиканские власти выделили Освальду шикарную квартиру в самом центре города у площади Победы в двух шагах от набережной с двумя балконами и панорамным видом на реку, Оперный театр, Министерство обороны, проспект Сталина и парк Горького.

Дом Освальда в Минске

Ключи от шикарной «однушки» в центре выдали бы американскому стрелку еще быстрее, если бы несколько недель накануне ее не «улучшали» работники КГБ. Бывшие соседи Освальда позже рассказывали, что даже освобождали свои квартиры для спецслужб, чтобы тем было удобнее монтировать прослушивающие устройства.

В эту квартиру Харви Освальд привел свою молодую жену Марину, здесь провела первые месяцы жизни их дочка Джун Ли. Сохранилось довольно много любительских фотографий из жизни молодой семьи.

Ли Харви и Марина Освальды на балконе своей минской квартиры

После того, как Освальды уехали в США, квартиру №24 на 4 этаже дома по улице Коммунистической, 4 (когда Ли Харви заселялся, улица была имени Калинина, но всего через год название сменили) отдали простому работнику белорусского телевидения, который живет в ней и сейчас.

Из дневников Освальда о работе на нынешнем заводе «Горизонт», бывший Минский радиозавод им. Ленина. По ул. Красной (рядом с домом Освальда):

«Работаю контролером, слесарем, зарплата 700 рублей в месяц. Работа очень легкая. Быстро учу русский язык. Все очень отзывчивые и добрые. Встречаю много рабочих моего возраста, у каждого свой характер, все хотят про меня знать, даже предлагают провести собрание, чтобы я про себя рассказал. Вежливо отказываюсь. Живу богато и очень доволен. Получаю помощь от Красного Креста, 5 дня каждого месяца. Это 700 рублей. В целом у меня выходит 1 400 рублей. Почти как у директора завода».

Освальд дурашливо позирует на фоне цеховой стены с другими рабочими завода, от советских граждан его отличают только пижонские солнцезащитные очки
Дом Освальда и антураж того времени

При заводе Ли Харви учил русскому языку сослуживец, будущий руководитель Беларуси Станислав Шушкевич. Коллеги по работе с американцем быстро сдружились, хотя вспоминают, что им не рекомендовали заводить с ним личных знакомств, все общение осуществлять только в трудовом коллективе.

Однако весь этот советский рай все же наскучил непоседливому американцу, и в январе 1962 он напишет в своем дневнике:

«Я начинаю пересматривать свое желание остаться. Работа — отстой, мне негде тратить деньги. Нет ночных клубов или боулингов, нет мест отдыха, кроме профсоюзных танцев. Меня все достало».

Впрочем, разочарование жизнью в БССР у Освальда начинает проявляться уже в августе 1960 года, он пишет в своем дневнике:

«Чем лучше мой русский язык, тем больше я понимаю, в каком обществе живу. Массовая гимнастика, принудительные совещания-политинформации после работы, обязательное посещение лекций и отправка всего цеха (кроме меня) в колхоз на уборку картофеля. Сбор урожая является «патриотическим долгом». Рабочие считают, что это большая головная боль. Они, кажется, не в восторге от коллективных обязанностей».

Освальду было скучно. Рутина и бытовые ограничения вконец утомили его, и через два года после своего приезда Ли Харви начинает планировать возвращение. Он отказывается от советского гражданства и связывается с американским послом в Москве, заявляя, что хочет вернуться в США. Там ему дают разрешение приехать за документами в любое время, но живет в СССР еще больше года — возможно, из-за встречи с Мариной Прусаковой и создания семьи. От минских друзей и знакомых Освальд свои намерения уехать он скрывает до последнего момента.

В мае 1962 года Ли Харви Освальд покидает Беларусь и СССР, чтобы через полтора года навсегда войти в мировую историю и умереть. Его жена позже во второй раз вышла замуж в США и приезжала в Минск лишь несколько раз после развала Союза, чтобы навестить родственников и друзей. 

Андерс Брейвик в Минске

О минских прогулках второго одиозного стрелка современности Андерса Брейвика пока известно куда меньше. Да и гостил он в столице Беларуси, где искал свою вторую половинку, всего неделю. Впрочем, организатор и исполнитель взрыва в центре Осло, напавший также на молодежный лагерь правящей норвежской партии 22 июля 2011 года, хладнокровно застреливший 77 человек, ранив при этом еще 151 человек, Андерс Брейвик жив-здоров, весьма упитан и живет в весьма сносных бытовых условиях норвежской тюрьмы.

Стрелок сознался в совершении данных преступлений, однако отказался признать свою вину. В августе 2012 он был признан вменяемым, виновным и приговорён всего к 21 году тюремного заключения в тюрьме Ила с возможностью неограниченного продления срока.

В тюрьме норвежский националист пишет дневники и автобиографическое чтиво. Быть может, там найдется и несколько глав о Минске, а также его «алчных женщинах, охотницах на состоятельных иностранцев».

Установлено, что во время нахождения в Минске Андерс Брейвик контактировал с некой гражданкой Рутковской Надеждой Сергеевной, проживавшей на тот период на территории бывшего военного городка Уручье. Это обстоятельство впоследствии стало поводом для измышлений по поводу посещения норвежским террористом белорусской военной базы и якобы «вербовки» Брейвика белорусскими силовиками.

Эту заведомо ложную информацию активно распространял некий гражданин Беларуси Михаил Решетников, объявленный органами МВД Беларуси в международный розыск за кражу крупной суммы денег. При этом белорусские спецслужбы были вынуждены оправдываться перед норвежскими коллегами и давать тем подробные отчеты о своей полной непричастности к личности гражданина Брейвика.

По заявлению КГБ, Решетников начал умышленно распространять вымышленную и откровенно лживую информацию о Беларуси, «пытаясь позиционировать себя политическим беженцем для скорейшего обретения иностранного гражданства».

«В результате изучения обстоятельств его пребывания в Беларуси установлено, что Брейвик прибыл 4 марта 2005 года в национальный аэропорт «Минск» из аэропорта Вены рейсом ОS-687 с туристической целью. Покинул Брейвик Беларусь 11 марта 2005 года рейсом LOT-706 в направлении аэропорта Варшавы», – говорится в релизе КГБ.

Брейвик в молодости

Что до цели визита Бревика в Минск и гражданки Рутковской..

Брейвик познакомился с девушкой на специализированном сайте знакомств с иностранцами, где девушки из Восточной Европы находят женихов-европейцев. За анкеты 20 девушек Брейвик заплатил 100 евро, в одной из них и были контакты минчанки. Известно, что белоруска использовала несколько имен для того, чтобы очаровать европейцев.

После первой встречи в Минске Брейвик пригласил ее к себе в Осло, где познакомил с друзьями, но отправил домой раньше срока, назвав ее «золотоискательницей».

«Она стремилась использовать его деньги для покупок, и жаловалась, что его квартира слишком мала», — рассказали уже после ареста Брейвика знакомые главного норвежского террориста. В то время Брейвик жил один в двухкомнатной квартире в престижном районе, имел собственный бизнес, и дела у него шли хорошо.

«Я была очарована высоким, крепким норвежцем. Он был хорошо одет и жил в хорошем районе Осло», — рассказала сама экс-девушка Брейвика в одном интервью. Но ее отношение к Брейвику быстро изменилось. «Он был шовинистом. Я чувствовала, что он не воспринимает меня всерьез», — говорит она.

Также известно, что позже она-таки нашла себе другого европейского жениха и после вовсе перебралась жить в США.

Эпилог

История не терпит сослагательного наклонения, однако в СМИ периодически появляются заголовки вроде «Убийства Джона Ф. Кеннеди могло бы и не произойти, если бы не скучная ночная жизнь Минска в 1960-х годах» и так далее. Что ж, возможно. Однако Минск сделал работу над ошибками. Теперь здесь и боулинг, и «блэкджек с моделями» – Освальду бы понравилось, а вот мятежный дух Брейвика, напротив, возможно обрел бы покой и семейное умиротворение, оставайся минчанки столь же целомудренными, как в былые времена. Но все это уже совсем другая история…

Сергей Смирнов

2 КОММЕНТАРИИ

  1. наши женщины любого доведут:) не удивительно, что импортная психика не выдерживает

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ