Сотрудничество с Республикой Беларусь является одним из ключевых приоритетов внешнеэкономической политики России. Показательным в этом плане является взаимодействие между Вологодской областью РФ и Беларусью: даже после распада СССР связи сторон в экономической и социальной сфере не ослабевали, а позже были оформлены на правительственном уровне. И хотя из-за многочисленных кризисов внешнеторговый оборот участников на какое-то время снижался, в данный момент вновь наблюдается тенденция его роста. Заместитель директора по научной работе Вологодского научного центра РАН Константин Гулин рассказал «Евразия.Эксперт» о структуре взаимной торговли Вологодской области и Беларуси, создании крупнейшего российско-белорусского машиностроительного кластера, а также о перспективах двустороннего сотрудничества.

— Константин Анатольевич, как и когда началось сотрудничество Вологодской области и Беларуси?

— В принципе, сотрудничество не прекращалось после распада Советского Союза, оно так или иначе осуществлялось в экономической и социальной сфере. Нормативно это сотрудничество началось в конце 1990-х гг., когда 6 ноября 1998 г. было подписано Соглашение между администрацией области и Министерством внешних экономических связей Республики Беларусь о торгово-экономическом, научно-техническом и культурном сотрудничестве.

Новый виток, когда это Соглашение перешло на правительственный на уровень, был в 2006 г. Тогда было подписано Соглашение между Советом министров Республики Беларусь и Вологодской областью о торгово-экономическом, научно-техническом и культурном сотрудничестве.

Каждые два года подписывается новый документ, который предусматривает программу реализации сотрудничества по экономическому, научно-техническому, образовательному, социальному, культурному направлениям. Каждая сторона берет на себя обязательства как на межправительственном уровне, так и на уровне конкретных хозяйствующих субъектов, образовательных учреждений, научных учреждений.

Помимо этого еще есть уровень межрегионального сотрудничества. Допустим, Вологодская область и Гродненская область, Вологодская область и Минская область. Есть межмуниципальный уровень сотрудничества, например, город Вологда и город Гродно.

— Каковы основные экономические показатели взаимодействия?

— Внешнеторговый оборот в 2016 г. составлял $224 млн. Из Вологодской области в Республику Беларусь в 2016 г. было продано товаров на $140 млн, а из Республики Беларусь – примерно на $84 млн.

С 2010 г. это самые низкие показатели внешнеторгового оборота. Каждый год он снижался.

— То есть динамика сотрудничества в последнее время отрицательная?

— Если взять первое полугодие 2017 г., то там как раз наблюдается рост по сравнению с 2016 г.

В 2016 г. внешнеторговый оборот был $224 млн в целом за год, а за первое полугодие 2017 г. – уже $190 млн. Пока итогов года нет, но если такая тенденция сохранится, то это примерно уровень 2014 г.

В 2016 г. была нижняя точка падения, и сейчас мы наблюдаем рост, причем рост как по экспорту, то есть по поставкам из Вологодской области в Беларусь, так и по поставкам из Беларуси в Вологодскую область.

— Это падение было связано с западными санкциями и экономической ситуацией в России?

— Я бы назвал три важных момента. Первый – это финансово-экономический кризис 2008-2009 гг. Это бы первый серьезный удар, когда внешнеторговый оборот с 2008 г. по 2009 г. сократился с $475 млн до $228 млн, то есть более чем в 2 раза за год. Причем экспорт из Вологодской области в Беларусь снизился с $387 млн до $193 млн, а импорт из Беларуси в Вологодскую область – с $88 млн до $35 млн.

После этого падения шел процесс постепенного восстановления внешнеторгового оборота. Но в 2011 г. в Беларуси случился финансовый кризис. Тогда внешнеторговый оборот был $569 млн. Потом шло снижение, и самая нижняя точка была в 2016 г. После 2015 г. к этому добавилось и снижение в России, произошло падение мировых цен на нефть и, соответственно, ухудшение валютного курса рубля.

— Какова товарная структура взаимной торговли Вологодской области и Беларуси?

Из Вологодской области в Республику Беларусь в основном идут металлоизделия. В 2016 г. это 73% от общего объема поставок.

В Вологодской области работает одно из крупнейших российских металлургических предприятий – компания «Северсталь», которая поставляет металл в том числе и в РБ. В отдельные годы доля металлов в структуре вывоза из Вологодской области в Беларусь достигала более 90%.

Машины, продукты химической промышленности составляют 13% общего объема поставок, так как у нас работает одна из крупнейших российских компаний «ФосАгро», которая занимается производством минеральных удобрений. Небольшую часть (10%) занимает машинное оборудование и транспортные средства.

В импорте из Беларуси в Вологодскую область в 2016 г. 86% составило машинное оборудование и транспортные средства, причем очень существенно выросла эта доля в 2016 г.

Определенную долю составляют продовольственные товары. Правда, сегодня их ввоз из Беларуси в Вологодскую область сократился в связи с тем, что в России идет активная политика импортозамещения.

И на федеральном, и на региональном уровнях применяется мера поддержки местных сельхозпроизводителей. Если в 2010 г. Беларусь поставляла продовольственных товаров на $15 млн, то в 2016 г. – только на $5 млн.

— В Вологодской области организована сборка тракторов Минского тракторного завода. Каковы объемы сборки по сравнению с другими подобными предприятиями в России?

— Череповецкий литейно-механический завод, в котором организовано это производство, возглавляет выходец из Беларуси. Он работал в крупных белорусских компаниях и сегодня тесно сотрудничает с Минским тракторным заводом. Они занимаются выпуском погрузчиков и в перспективе рассматривают вопросы освоения и другой техники.

Всего они сотрудничают более чем с 30 белорусскими организациями помимо Минского тракторного завода: Минский автомобильный завод, «БелАЗ», «Гомсельмаш».

— В 2016 г. стороны договорились о создании крупнейшего машиностроительного кластера, чтобы увеличить объемы выпускаемой техники. Что будет представлять собой этот кластер?

— Кластер подразумевает сотрудничество с разными компаниями на базе Череповецкого литейно-механического завода и других компаний, которые будут создаваться на этой площадке. Помимо тракторов будет организовано производство и другой спецтехники – дорожной и сельскохозяйственной. То есть кластер сконцентрирует в одном месте несколько линеек производства различной техники.

В 2014 г. они выпускали 240 тракторов «Беларус», а в 2015 г. –  уже более 1700 тракторов. Это составило 34% от количества малых тракторов сельхозназначения, которые производятся в России. По планам к 2020 г. они хотят увеличить производство техники до 3000-4000 единиц – это трактора, экскаваторы, погрузчики.

— Как повлияло создание Евразийского экономического союза на торговлю и взаимодействие с Беларусью в целом?

— В первую очередь здесь стоит оценить экономические перспективы с точки зрения рынков сбыта продукции. Есть положительные моменты, связанные с упрощением некоторых процедур. Но в большей степени, по моему мнению, это перспективы именно экономические, поскольку рынки расширяются, улучшается возможность доступа на них. Единое пространство в этом плане должно сказаться очень положительно на благоприятной для сбыта техники ситуации.

Для производителей это плюс, поскольку сейчас ставится задача выхода на экспортные рынки.

Продажи и поставки техники в рамках ЕАЭС могли бы стать ступенькой для выхода на рынок федерального зарубежья для наших производителей.

Также это ниша, связанная с сотрудничеством малых и средних компаний. На мой взгляд, на уровне Вологодской области и других регионов пока задействован не весь ресурс. Сотрудничество в основном затрагивает крупные компании, такие как «Северсталь», оптико-механический завод, подшипниковый завод. А малые компании по разным причинам пока не сотрудничают.

— По каким причинам пока не складывается такое сотрудничество?

— В первую очередь это непростые экономические условия для малых предприятий сегодня. Во-вторых, это информационный вакуум: неизвестно, с кем можно контактировать в Беларуси малым российским компаниям, и в России – белорусским компаниям. Сказывается, конечно, и разница в организации экономической жизни: у нас более рыночная экономика, в Беларуси – в большей степени государственное участие.

Также недостаточно стимулирующих мер, которые бы способствовали развитию международного сотрудничества малых и средних компаний. В Беларуси, как и в России, есть различные фонды, которые поддерживают малые компании. Но совместной программы, которая бы предполагала льготные кредиты, субсидии, нет.

— Какие планы намечены на ближайшие годы? Какие новые проекты стороны намерены реализовать?

— Раз в три года мы подписываем программу сотрудничества. В конце 2016 г. была подписана программа сотрудничества на 2017-2020 гг. В ней, помимо машиностроительного кластера, предусмотрены различные контакты в экономической, социальной, научно-образовательной областях.

Например, помимо ЧЛМЗ, есть сотрудничество «Гомсельмаш» с нашей компанией «Северсталь» и подшипниковыми компаниями. С одной стороны – металл, с другой стороны – поставка подшипников для компании «Гомсельмаш». У нас совсем недавно открылось новое производство подшипников. Это современная продукция, которая может быть использована и белорусскими машиностроительными предприятиями.

Также запланировано производство компанией «Могилевлифтмаш». Но самое масштабное – это, конечно, машиностроительный кластер. Сейчас очень активно ведутся работы в этом направлении.


Беседовала Юлия Рулева

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here