Не прошло и месяца с момента, как на Гомельщине толокой поднимали лен. Казалось, что такого уже не повторится никогда, тем более за ту массовую уборку на днях поплатились своими креслами сразу несколько чиновников от сельского хозяйства. Но вот — новые сводки с полей. Анонимно, из разных уголков страны, словно сговорившись, читатели сообщают об очередных добровольно-принудительных мероприятиях.

Так, три дня подряд в Узденском районе 500 работников местных организаций и предприятий убирали свеклу, а сегодня в Буда-Кошелевском с полсотни добровольцев отправились на кукурузу. Что происходит? Почему сельхозработами снова заняты не профессионалы, а случайные люди? Что это — бесхозяйственность аграриев? Или наоборот — чрезмерная рачительность местных властей? Чтобы разобраться в этих и других вопросах, корреспонденты  сами отправились в поле.

45 километров от Гомеля по асфальту, потом — съезд на гравийку, затем еще какое-то время колеи жалобно скребут о дно автомобиля. И не только нашего. Впереди — караван из нескольких легковушек и одной «Газели». В это субботнее декабрьское утро люди из небольшого городка Буда-Кошелево едут на окраину деревни Селец убирать кукурузу.

На поле их ждет инструктаж, раздача специнвентаря — рукавиц и ведер, короткий перекур, и мужчины ныряют в пожухлый от мороза грязно-желтый кукурузный сухостой.

Сегодня их задача собрать початки с площади в 2 га. Обязательное условие — вручную. Говорят, что техника тут бессильна.

По оперативной сводке облсельхозпрода на 29 ноября в Буда-Кошелевском районе оставались неубранными почти 200 га кукурузы. Аграрии во всем винят погоду. А местная власть снова просит граждан мобилизоваться на общее и полезное для страны дело.

— А кто вам пожаловался? Из наших? Странно! У нас нет недовольных, — удивляются мужчины в спецовке с надписью «Коммунальник» на спине.

— Кто не захотел поехать, тот дома. Никто никого у нас не принуждает, — уверяет главный инженер КЖУП «Буда-Кошелевский коммунальник» Михаил Хандаков. Сегодня он здесь в роли бригадира. Рассказывает, что от его предприятия на поле работают 63 человека, по крайней мере столько пар рабочих перчаток он только что выдал на руки. Причем, подчеркнул руководитель, в большинстве своем убирать кукурузу прибыли инженерно-технические работники: прорабы, главные механики, начальники служб и отделов. Женщинам такое даже не предлагали.

— Я лично ничего плохого не вижу в том, чтобы помочь. Урожай надо спасать. Посмотрите, какая хорошая кукуруза, чего ей пропадать? В сентябре ее еще рано было убирать, а потом дожди пошли. Все раскисло. Сейчас бы морозик градусов 10, землю бы стянуло, тогда бы техника вышла и все в момент убрала. А так, вон, видите, полноприводный погрузчик буксует. Не говоря уже о 20-тонном комбайне, тот сразу сядет, — объясняет Михаил Петрович.

— Не придумали на «Гомсельмаше» еще такую технику, чтобы она могла убирать и при этом плавать, — доносится с другого конца участка.

— А если бы на гусеничном ходу сюда пустить, — предлагает решение еще кто-то.

— Да ты что! Завязнет сразу, да так, что не откопаешь. Я трактористом всю жизнь проработал. Как-то забуксовал в таком поле на тракторе, краном поднимали. Вы ж посмотрите — тут сплошной торф, а раньше вообще болото было непроходимое, — и мужики снова принимаются за дело.

Каждый из них понимает: чем слаженнее будет работа, тем скорее коллектив отправится домой. Поэтому ведра наполняются быстро. Их содержимое незамедлительно отправляется в тракторный прицеп. Уже через час он забит под завязку.

— Вот, посмотрите: и четверти поля не прошли, а сколько кукурузы спасли. А так бы все это пропало. Нет, я ничего плохого не вижу в том, чтобы помочь в таких случаях, — снова повторяет главный инженер.

TYT.by

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ