Трудно объяснить загадочную истерику нашей либеральной общественности в связи с новостью о том, что Следственный комитет в деле о цареубийстве в ночь на 17 июля 1918 года расследует в том числе и вероятность ритуального характера этого преступления.

Еще страннее то, что с первой же минуты в обсуждение на повышенных тонах включились представители традиционной конфессии России — иудаизма: мол, перед нами антисемитское обвинение. Скорее всего, недопонимание спровоцировали те же либеральные журналисты, которые спутали (или сделали вид, что спутали) две совершенно разные вещи — «ритуальное убийство», то есть убийство с религиозными, мистическими мотивами и использованием ритуалов и символики, и «кровавый навет» — то есть средневековый миф о режущих на Пасху христианских младенцев раввинах. Журналисты и начали названивать раввинам с диким вопросом: «А правда ли РПЦ обвиняет вас в убийстве царя?» На что, конечно, представители иудейской общины не могли не среагировать с возмущением. Нехитрая разводка.

На самом деле ритуальные убийства бывают сатанистские и оккультные, в них подозревались и русские секты типа хлыстов. Одинокий психопат вполне может вдохновиться дикими квазирелигиозными идеями и тоже совершать ритуальные убийства.

В отличие от «кровавого навета», к которому стеснялась прибегать даже гитлеровская пропаганда, ритуальные убийства, совершаемые сатанистами, сектантами и оккультистами, являются, увы, частью нашей повседневности. 19 ноября в американской тюрьме скончался сектант и организатор ритуальных убийств Чарльз Мэнсон. А православное духовенство время от времени становится жертвой маньяков сатанистов: вспомним убийство монахов Оптиной Пустыни на Пасху в 1993 году или расправу в соборе Южно-Сахалинска в феврале 2014-го.

Лицемерие наших «свободомыслящих» очевидно — крича о мнимом «антисемитизме», они отводят глаза общества от очевидных фактов: среди мнимых атеистов большевиков было полно оккультистов — от наркома просвещения Луначарского до одного из основных заказчиков цареубийства — Свердлова. То, что сектантские мотивы у создателей советской власти были чрезвычайно сильны, свидетельствует и культ красной звезды (причем вначале она рисовалась перевернутой), и странная затея с Мавзолеем, объясняющаяся не столько почитанием мертвого Ильича, сколько надеждой его оживить…

Весь ранний большевизм был наполнен мрачной, далеко не безобидной символикой, а в действиях его вождей прорывалась не просто политическая, но какая-то метафизическая ненависть к царю, прежнему тысячелетнему строю России и, разумеется, церкви.

В следственных материалах по расстрелу царской семьи есть немало свидетельств, которые требуют как минимум изучения: странные граффити на стенах, часть из которых кажется бессмыслицей, а часть имеет смысл, как цитата из Гейне на немецком, оставленная каким-то умником: «Belsatzar ward in selbiger Nacht / Von seinen Knechten umgebracht» — «Валтасар был убит этой ночью своими слугами». Валтасаром звали упомянутого в Библии вавилонского царя, но его имя было искажено автором надписи — вместо Belsazer, он написал Belsatzar, чтобы получалось написание титула — tzar.

Одна уже эта надпись кладет конец недобросовестным спекуляциям неосоветских апологетов про «расстрел рядового гражданина Романова». Убивали царя. Русского царя. Сакральную фигуру и сосредоточение тысячелетней Российской государственности.

«Никто не будет отрицать, что император, даже отрекшись, оставался, безусловно, фигурой символической, сакральной. Убийство царя и его семьи, ставящее последнюю точку в существовании ненавистной для новой власти трехсотлетней династии Романовых, было делом совершенно особым, несущим для многих ритуальное, символическое наполнение», — отмечает епископ Егорьевский Тихон (Шевкунов), секретарь Патриаршей комиссии по изучению результатов экспертизы останков царской семьи.

Здесь и кроется причина шумной суеты наших «либералов». Не доброе имя еврейского народа они защищают — мифологию «кровавого навета» даже внешние обстоятельства убийства ничем не напоминают. Они не хотят, чтобы официально, на государственном уровне, был установлен тот факт, что той ночью в подвале Ипатьевского дома убит был Царь, а не «гражданин», что убийцы в том и видели смысл своих действий, чтобы навсегда покончить с русской православной монархией как средоточием тех духовных сил, которые, по святоотеческому учению, противостоят мировому злу во всех его формах.

Российское правосудие, безусловно, обязано в рамках следственной проверки отработать все версии происшедшего. Хотя особых сомнений в том, что все палачи екатеринбургской трагедии осознавали, что они совершают именно цареубийство, у нас нет.

А вот кого защищают и кому служат те, кто пытается увести расследование на ложны след, разжигает религиозную ненависть, пытается «заткнуть» обсуждение кричалками о том, что расследование ритуального характера преступления — это «антисемитизм», — вопрос, конечно, интересный.

stihiya.org

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ