По мнению легендарного американского финансиста, олигарха и политического активиста Джорджа Сороса, «режим Путина столкнется с банкротством» по причине необходимости выплатить значительную часть своего внешнего валютного долга и негативного влияния санкций. Впрочем, финансовые рынки этого не замечают: российские облигации пользуются неплохим спросом, несмотря на санкционные риски, а курс рубля явно не соответствует какому-то предбанкротному состоянию. Цена страховки от суверенного дефолта Российской Федерации, выраженная в стоимости так называемых «кредитных дефолтных свопов», находится на сравнительно низком уровне — около 130 базисных пунктов, то есть на уровень хуже, чем у Италии, и чуть лучше, чем у Бразилии, что тоже не вяжется с прогнозом Сороса.

Справедливости ради нужно отметить, что американский финансист не предсказывал точную дату банкротства России, указав лишь год — 2017-й. Значит, у него есть еще 24 дня на реализацию этого предсказания. Впрочем, если не цепляться за формальности, уже сейчас можно обсудить причины, из-за которых Джордж Сорос, известный как «человек, сломавший Банк Англии», не смог добиться успехов на своем российском фронте.

Прогноз Сороса о «банкротстве режима Путина в 2017 году», от которого его якобы может спасти только превентивное уничтожение Евросоюза с помощью массированного миграционного кризиса, был сделан еще в 2016-м — и тогда он вызвал большой резонанс в российских и иностранных СМИ. В объемной статье, опубликованной в британской газете The Guardian, американский олигарх постарался как следует напугать почтенную европейскую публику, и для этого ему потребовалось нарисовать перед ней апокалиптическую картину России, стоящей на пороге неминуемой экономической катастрофы.

Дальше Сорос предлагал почтенным читателям поверить в то, что если экономика России порвана в клочья, то «Путин — это более значимая угроза для существования Европы, чем ИГ*». Особую пикантность заявлениям олигарха о том, что именно Путин стоит за кризисом беженцев, который охватил Евросоюз, придает тот факт, что как раз организации Сороса занимаются массовым нелегальным завозом ближневосточных мигрантов в страны ЕС.

Кого-то может поражать наглость, с которой один из авторов «кризиса мигрантов» пытается списать все проблемы на Москву и старается заставить европейцев поверить в то, что ближневосточные мигранты и террористы, наводнившие европейские города, — это часть плана российского президента, желающего обрушить Евросоюз до того, как успеет рухнуть Россия. Впрочем, для поколения западных обывателей, воспитанных Голливудом с его архетипическими душевнобольными злодеями, у которых никогда не бывает логической мотивации, аргументы легендарного финансиста и псевдофилантропа могли показаться убедительными. Ставка на обман публики вполне могла сыграть, но Сорос ошибся в оценке перспектив России. Причем целых три раза. Ошибка первая, ее даже можно назвать классической: Джордж Сорос присоединился к довольно большому клубу знаковых персонажей европейской истории, которые недооценили российскую армию.

Плакаты с портретами финансиста Джорджа Сороса, президента Европейского совета Дональда Туска и первого вице-президента Европейской комиссии Франса Тиммерманса во время акции протеста в Варшаве

В его анализе не просматривалась даже мизерная вероятность того, что Россия не только не «застрянет» в Сирии, но и сможет успешно завершить разгром сирийских союзников Сороса в рекордно короткие сроки. В результате успеха российской военной интервенции сирийский кризис превратился для Москвы из проблемы в источник дополнительных доходов. Без очевидных побед в Сирии было бы невозможно убедить страны ОПЕК в том, что с Кремлем стоит сотрудничать даже в том случае, когда Белый дом сильно против. Тезис «Восток уважает силу» — банален, но от этого он не становится менее точным, и посему нужно помнить, что основная причина нынешнего роста цен на нефть — это не столько результат дипломатической работы (хотя она тоже важна), сколько результат правильного и эффективного применения силы в сирийском конфликте.

Вторая ошибка Сороса заключается в том, что он недооценил российскую экономику и управленческую элиту. Его вариант развития событий исходил из того, что российская власть совершит несколько грубых ошибок в монетарной и бюджетной политике. Более того, сценарий Сороса очевидным образом проистекал из того, что Россию удастся изолировать — или что она самоизолируется от мирового финансового рынка. Этого не произошло. За время, прошедшее после публикации соросовского прогноза, золотовалютные резервы России выросли, а высокий спрос иностранных инвесторов на российские облигации явился неприятным сюрпризом для западных аналитиков. Российский рынок оказался не изолированным, а привлекательным, причем не только для любителей финансовых активов. Достаточно упомянуть строительство нового завода «Мерседес» в Подмосковье и желание «Фольксвагена» купить долю в концерне ГАЗ, чтобы наглядно показать: европейский бизнес верит в перспективы экономики России и ожидает ее роста, а не коллапса.

Третья ошибка Сороса является самой важной, и в ней, как в капле воды, отражается сама суть непонимания коллективным Западом загадочной русской души. Джордж Сорос пишет: «Популярность президента (Путина. — Прим. ред.), которая остается высокой, основана на социальном контракте, требующем от власти сохранения финансовой стабильности и медленного, но постоянного повышения уровня жизни. Западные санкции и падение цен на нефть заставят власть провалить оба пункта». Дальше идет рассуждение о неминуемом кризисе «режима Путина». Влиятельный американский финансист допустил ошибку, которая скорее свойственна начинающему клерку: он не дочитал наш социальный контракт до конца, а если и дочитал, то явно ничего не понял.

 Негласный общественный договор, который действительно заключен между народом Российской Федерации и президентом, конечно, предполагает определенные экономические параметры, но они не являются его главной составляющей. Основополагающим же является обязанность руководства страны защищать национальные интересы и достоинство России от внешних угроз и посягательств, в том числе со стороны тех сил, лицом которых является мистер Сорос. Говорят, история учит тому, что она ничему не учит, а народы снова и снова повторяют старые ошибки. Рейтинг Владимира Путина намекает на то, что у этого правила есть по крайней мере одно исключение, — и за последние десятилетия российское общество пришло к выводу о том, что народ, продающий свое достоинство за хамон, неизбежно остается и без хамона, и без достоинства.

В 1993 году, вскоре после того, как Джордж Сорос заработал первый миллиард, он на полном серьезе заявил, что считает себя богом. Его слова приводит британское издание The Independent: «Это что-то вроде болезни, когда ты считаешь себя каким-то богом, создателем всего. Но сейчас в этом смысле я себя чувствую комфортно, после того, как начал жить исходя из этого».

У российского общества есть излюбленная интеллектуальная забава — рассуждать о том, существует ли некий особый «русский путь» и, если он есть, то в чем его суть. События последних лет заставляют предположить, что суть «особого русского пути» — в том, чтобы век за веком ломать через колено гордость тех, кто возомнили себя богами.

ria.ru

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ