Смердящий труп псевдогосударства по имени БНР снова и снова выползает на поверхность информационного потока так называемых «свободных» СМИ. Из этих паршивых собак, лающих из подворотни забугорных радетелей за интересы белорусского народа, есть и определённый клок пользы. Особенно в этом плане показательна публикация архивных документов переписки столетней давности между БНР и УНР.

В письмах, впервые представленных широкой публике, находит убедительное подтверждение давно известный факт – не имея поддержки среди широких народных масс после победы Октябрьской революции, деятели БНР готовы были ради сохранения своей призрачной власти пойти на размен территории нынешней Гомельщины, в документах она именуется как территория северно–восточных районов Черниговщины, и «сохранение за украинской стороной контроля над железной дорогой «Брест – Брянск» и в Гомеле». Вы не поверите, но и результаты Брестского мира тогдашние лидеры БНР, оказывается, признавали! А сколько крокодиловых слёз вылито, и продолжается литься нынешними историками и публицистами, выступающими под торговой маркой БНФ, по теме осуждения мирного договора, который РСФСР вынуждена была заключить в условиях военного давления кайзеровской Германии.

Как свидетельствуют архивные документы, представители БНР на переговорах в Киеве взяли на себя обязательство «найти пути удовлетворения потребностей Украины в деле определения её границ, а взаимно Украина взяла обязательство содействовать в переговорах с Россией о признании независимости БНР и определения российско–белорусских границ».

Жив курилка! Бессмертный лозунг украинской дипломатии и продолжателей бесславного дела БНР все вопросы решать за счёт России, в обход России и вопреки интересам России торжествует. Вести переговоры о границе с РСФСР в Киеве, имея в качестве высоких договаривающихся собеседников скороспелых чиновников Центральной Рады УНР – это высший пилотаж дипломатии в истории БНР.

В рамках ныне развёрнутой подготовки к столетнему юбилею БНР стыдливо замалчивается, что в результате образования СССР 3 марта 1924 года ВЦИК РСФСР принял постановление об укрупнении БССР и передаче ей ряда уездов Витебской, Гомельской и Смоленской губерний, в том числе Витебский, Полоцкий, Калининский (центр – Калинковичи), Могилевский.

Напомню в этой связи, что VI Чрезвычайный Всебелорусский съезд Советов (март 1924 года) законодательно оформил этот акт, подчеркнув, что «укрупнение республики является лучшим доказательством братского решения самых сложных вопросов совместной жизни республик, входящих в состав СССР».

В результате укрупнения территория Советской Белоруссии увеличилась до 110 тысяч квадратных километров, то есть более чем в 2 раза, а население до 4,2 миллионов человек. В декабре 1926 года произошло второе укрупнение БССР. В ее состав вошли Гомельский и Речицкий уезды, составляющие более 15 тысяч квадратных километров с населением около 650 тысяч человек. В обоих случаях это благотворно сказалось на формировании и консолидации белорусской нации, на развитии ее экономики и культуры, укрепление экономического потенциала БССР.

Пользуясь поводом, хочу обратить внимание читателей и на принципиальные отличия, которые имели место быть между БНР и УНР. К их числу относится расхождение во взглядах на судьбу крупного помещичьего землевладения. Как известно, этот вопрос был одним из судьбоносных в истории царской России. Временное правительство, придя к власти в результате Февральской революции, не рискнуло разрешить это извечное противоречие между миллионными массами крестьян и верхушкой дворянства. Большевики не только отменили без всякого выкупа крупную частную собственность, но и пошли дальше, согласившись на требование эсеров о социализации земли. Декрет Совнаркома «О земле» и включённый в статью 4-ю декрета крестьянский наказ «О земле» содержал такие крестьянские требования как недопущение наёмного труда, уравнительное землепользование с проведением периодических переделов. Партия эсеров сконструировала из этих требований крестьян программу так называемой социализации земли.

Ещё в августе 1917 г., когда был опубликован крестьянский наказ «О земле», Ленин написал статью «Крестьяне и рабочие», в которой от имени большевистской партии заявил, что пролетариат будет бороться за выполнение крестьянского наказа.

«Крестьяне хотят оставить у себя мелкое хозяйство, уравнительно его нормировать, периодически снова уравнивать… — писал В. И. Ленин. — Пусть. Из-за этого ни один разумный социалист не разойдётся с крестьянской беднотой. Если земли будут конфискованы, значит, господство банков подорвано, если инвентарь будет конфискован, значит, господство капитала подорвано, то при господстве пролетариата в центре, щи переходе политической власти к пролетариату, остальное приложится само собою, явится в результате «силы примера», подсказано будет самой практикой».

Так выглядела краткая история БНР, по мнению интернет-юзеров

Неразумные социалисты нашлись в среде лидеров БНР. На Украине ради поддержки миллионных крестьянских масс лидеры Центральной Рады согласилась на социализацию земли и даже более того. «В знак протеста против того, что генерал фон Эйхгорн отменил Универсал Рады о социализации земли» в ночь с 24 на 25 апреля 1918 года из собственной квартиры в Киеве похитили миллионера, главу Русского для внешней торговли банка, члена финансовой комиссии Центральной рады Абрама Добрия. В БНР элегантно вывели земельную собственность из–под юрисдикции РСФСР, приняв Третью Уставную Грамоту. Затем во главе правительства БНР был поставлен крупнейшей латифундист Скирмунт… Кто – кто, а он прекрасно понимал: спасти свои землевладения поможет только признание на территории БНР недействительным декрет «О земле».

Задрав штаны, белорусские крестьяне за таким «комсомолом» не побежали. Как отметил в недавнем интервью газете «Звязда» известный белорусский публицист Вадим Гигин, без поддержки Рада БНР буквально растерялась. Так появилась известная телеграмма кайзеру».

Даже печально известная «правопреемница» лидеров БНР Ивонка Сурвилла пишет: «История доказала, что коллаборация с внешними оккупантами не может быть успешной. Белорусские структуры, созданные, пусть даже с наилучшими устремлениями, под эгидой немецких нацистов, потерпели поражение».

Признать то она, признаёт, но стыдливо умалчивает о том, что именно её предшественник Микола Абрамчик в 1941—1943 годах участвовал в работе Белорусского комитета самопомощи (БКС) в Берлине. Будучи председателем Рады БНР, он редактировал газету «Утро» (1939—1944), организовывал и читал лекции на курсах белорусоведения… Позже участвовал в деятельности послевоенного антикоммунистического движения, сотрудничал с ЦРУ, где обозначался криптонимами AECAMBISTA-4, CAMBISTA-4.

Правой рукой обвиняя НКВД в необоснованных политических репрессиях, сторонники БНР, восхваляя своих героев, признают, что Микола Абрамчик в довоенный период «в общей сложности нелегально переходил границу Польши и Советской России более 30 раз, встречался с профессором Всеволодом Игнатовским, тогдашним наркомом просвещения БССР, который ввёл его в минское антибольшевистское окружение».

Имя В.М. Игнатовского носит одна из улиц Минска. Похоронен он на военном кладбище в Минске, и туда не зарастает тропа поклонников, которые доказывают нам, что в ходе допросов по делу «Союза освобождения Белоруссии» не было добыто доказательств его противоправной деятельности, и 4 февраля 1931 года профессор застрелился «без вины виноватый».

Но, пожалуй, самое важное состоит в том, что госпожа Ивонка Сурвилла подтверждает: «Рада БНР хочет передать исторический мандат, полученный на Всебелорусском съезде, демократически избранным белорусским властям при условиях гарантированной независимости Беларуси».

Не будем наивными. Вторым лицом в иерархии лидеров Рады БНР с 1997 года значится гражданин США Сергей Наумчик. Кто-нибудь сомневается в том, что эти господа, не признавая суверенитет Беларуси, видят гарантом её независимости США и только США?

Николай Петрушенко, член ЦК БПЛ «Справедливый мир»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here