Мало есть направлений внешней политики ЕС, по которым можно в русскоязычном Интернете найти столько непроверенной, не соответствующей реальности, но громогласно утверждаемой информации, упреков и даже мифов, сколько по Восточному партнёрству. Рассмотрим ситуацию подробнее.

Миф первый – Восточное партнерство создано и развивается Еврокомиссией для того, чтобы отторгнуть от России ее союзников. В этом утверждении есть только доля правды. Некоторые страны-члены ЕС, в особенности близкие союзники США, запуская программу в действие, имели подобные намерения. Вполне возможно, что такие мысли были на заре обсуждения программы в 2008 году популярны и у многих членов Еврокомиссии. Но Европейский союз 2008 года и 2017 – две разные организации по стилю мышления и готовности к тем или иным действиям. В 2008 году, в преддверии мирового финансового кризиса, Евросоюз казался себе очень успешным в финансовом, экономическом и политическом смысле проектом, который ждало только светлое будущее. В такой ситуации немудрено, что дерзкие замыслы в отношении соседей, и даже поучительные нравоучения были вполне уместны. Евросоюз 2017 года не таков. Это международная организация, которая уже давно не пытается бравировать успехами, а просто пытается уцелеть на мировой арене. Первый удар по ней нанес мировой кризис 2008 года, отчетливо выявивший серьезнейшие проблемы в дееспособности некоторых из экономик стран-членов. Попытки найти финансовые средства для преодоления кризиса тут же выявили и проблему сплоченности членов организации. Растерянности добавила и ситуация с Южно-осетинским кризисом 2008 года, на которую ЕС не знал, как реагировать. Дальше-больше. Арабские революции 2011 года вначале воспринимались с восторгом, но принесли в итоге лишь волны беженцев, рост терроризма и создали условия для появления новой мощной террористической группировки «Исламское государство». Дальше последовали украинские проблемы и озадачивший многих рост популярности правых, а финальный удар нанес Брексит, пошатнувший сами устои организации. Поэтому сейчас «Восточное партнёрство» нельзя считать антироссийским проектом. Оно стало важной частью попыток Европейского союза обезопасить свои границы на восточном направлении, помогая странам-участницам быть стабильнее и успешнее. Чтобы из них не последовали волны беженцев, оружия и терроризма в сам ЕС, который имеет уже больше проблем, чем может решить. Перспективы ближайших лет лишь усилят эту тенденцию. Евросоюз покинет самый важный союзник США в Европе – Великобритания, что сделает ЕС более самостоятельной организацией, способной в большей степени дистанцироваться от участия в антироссийских эскападах американцев.

Миф второй – Восточное партнёрство создано для последующего приема его участников в ЕС. Ничего подобного не было в 2008 году, и тем более не может обсуждаться сейчас. В Евросоюзе понимают, насколько важно для России видеть Армению, Азербайджан, Грузию, Украину, Беларусь и Молдову суверенными, самостоятельными государствами, и не готовы слишком уж портить отношения с государством с мощным ядерным арсеналом. Тем более, что ряд участников, в особенности Грузия, Украина и Молдова, не готовы быть членами ЕС из-за сложной экономической ситуации и коррупционных проблем, а половина стран – Беларусь, Армения и Азербайджан – сами не имеют такого желания.

Миф третий – в Восточном партнёрстве Евросоюз навязывает внешним участникам программу действий, нравится она им или не нравится, а сами они не имеют возможности проявлять инициативу, и должны подчинятся установкам ЕС. На самом деле степень вовлеченности в этот проект решается самой участвующей страной. Фактически Восточное партнёрство стало программой двух скоростей, в ней Грузия, Украина и Молдова проявляют серьезное рвение в сближении своих политик с ЕС, в то время как Беларусь, Армения и Азербайджан, образно говоря, выбирают на шведском столе инициатив только те, что их устраивают, и предлагают изменения в меню. Любопытен и случай Беларуси. Минск с самого начала поставил условие, что Восточное партнёрство не должно быть направлено против России, и с тех пор успешно блокирует все подобного рода попытки, которых с каждым годом в результате становится все меньше и меньше. Беларусь также успешно продвигает в проекте свое видение его инициатив и перспектив. Уже в 2009 году Минск сделал акценты в сотрудничестве с ЕС на экономике, инвестициях и инфраструктуре. Тогда для многих в ЕС это не было аспектом первостепенной важности в данном проекте. Но настойчивость Беларуси и резкие изменения в мировой и региональной ситуации принесли свои плоды. В итоговой декларации Брюссельского саммита «Восточного партнерства», прошедшего 24 ноября 2017 года, прямо подчеркивается, что Восточное партнерство имеет целью развитие общего пространства совместной демократии, процветания, стабильности и усиленного сотрудничества и не направлено против кого-либо. Также подтверждается суверенное право каждого партнера выбирать уровень амбиций и целей, к которым он стремится в своих отношениях с Европейским Союзом.

Сергей Кизима, заведующий кафедрой международных отношений Академии управления при Президенте Республики Беларусь, доктор политических наук

3 КОММЕНТАРИИ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here