Так уж исторически сложилось, что хорошему фильму очень сложно дойти до заинтересованного в нём зрителя. Телевизоры и кинотеатры переполнены «развлекухой» и прочим голливудом, особенно в преддверии новогодних и рождественских праздников. Одним из фильмов, которые заставляют зрителя задуматься о чем-то более высоком, я бы назвал фильм «Бунт в Каутокейно». Это отнюдь не заумная артхаусная драма в стиле Ингмара Бергмана, например. Скорее наоборот — фильм сделан в жанре исторической драмы, приближенному к массовому зрителю. В фильме также присутствуют некоторые исторические неточности, но обо всём по порядку…

В фильме повествуется об историческом событии для всего саамского народа — восстаниии в Каутокейно. Историческим это событие является потому, что оно является единственным задокументированным фактом сопротивления со стороны саамов политике Норвегии, приведшим к человеческим жертвам. Если кто не знает — саамы это единственный в Европе кочевой народ, который проживает на севере Норвегии, Швеции, Финляндии, а также в Мурманской области России. Этнически саамы являются угро-финнским народом, визуально они вполне европеоидны, но заметна монголоидная составляющая. В религиозном плане саамы придерживаются своих традиционных шаманистских верований, а также лютеранства (в частности лестадианского направления) и православия. В наше время их осталось около 130 тысяч человек. Регион проживания саамов называется Сапми, хотя нам он более известен под названием Лапландия.

События, о которых повествуется в фильме, произошли в 1852 году на севере Норвегии. В фильме отчётливо показана политика норвежских властей по спаиванию саамского населения. Как известно, народы севера очень легко привыкают к алкоголю. Этому есть биологическое объяснение — они потребляют много мяса и жиров, это так называемый белково-липидный тип питания. Отсутствие на протяжении веков в рационе питания углеводов приводит к тому, что в их крови отсутствуют ферменты, расщепляющие алкоголь. Этим пользовались колонизаторы, преднамеренно спаивая представителей народов севера.

Норвегия не была исключением в этом вопросе. Государственная монополия на алкоголь, которая существовала в то время в Норвегии, поддерживалась также Церковью Норвегии. Ответом на распространение эпидемии алкоголизма среди саамов стали проповеди лютеранского пастора Ларса Леви Лестадиуса. Лестадиус был шведом, но поскольку Швеция и Норвегия в 1815 году образовали унию, то есть двуединое государство, его влияние распространялось и в Норвегии. Одной из главных отличительных черт учения Лестадиуса, названного лестадианством, стало радикальное трезвенничество. Употребление алкоголя считается грехом. Что интересно, сам Лестадиус был заядлым курильшиком, поэтому курение грехом не считается. Лестадиус был исследователем культуры саамов, их мифологии. Он в совершенстве знал некоторые саамские языки и даже женился на саамке, с которой они воспитывали 12 детей. Лестадиус был настолько харизматичным проповедником, что после его проповедей местные винокуры переворачивали свои чаны с брагой и каялись.

Одну из главных ролей в фильме играет саамская актириса Анна-Кристин Юусо, более известная русскоязычному зрителю по роли в фильме «Кукушка». Там она, кстати, тоже играет саамку. Но не будем раскрывать всех перипетий сюжета, дабы не отбить охоту посмотреть фильм воочию. Остановимся только на идеологических моментах.

В фильме вовсе не затронут вопрос «норвегизации», то есть принудительной ассимиляции саамов. В 18-м веке, когда Норвегия входила в состав Дании, саамов никто не трогал. Но когда в 19-м веке в Норвегии приступили к созданию своего национального государства — был принят курс на тотальную ассимиляцию местных саамов и финнов (квенов). Особенно пострадали православные саамы — сколты. Как заявил в 2011 году епископ Пер Оскар Хёлос: «В Норвегии нет другого меньшинства, как сколты, жившего в условиях такого угнетения со стороны местного населения и государства в целом». Норвежский криминолог Нильс Кристи считает, что политику норвежских властей по отношению к саамам, которая проводилась со средины 19-го по средину 20-го века, можно назвать геноцидом. «Норвегия изо всех сил старалась уничтожить народ и культуру саамов» — утверждает он.

Также в фильме не отмечен тот факт, что ко времени начала бунтов, местная саамская община радикализировалась настолько, что прекратила отношения с Лестадиусом. Видимо этим и можно объяснить, почему Восстание в Каутокейно было единственным случаем силового неповиновения со стороны саамов. Ведь Лестадиус был полным конформистом по отношению к светской и религиозной власти. При всём радикализме Лестадиуса, его движение, в отличие от других ревайвалистских движений, никогда не отделялось от официальной Церкви Швеции. Подобное положение дел сохраняется до сих пор: ультраконсервативные лестадиане формально входят в ультралиберальные церковные деноминации Скандинавии. Отметим, что нынешним архиепископом Церкви Швеции является женщина — Антье Якелен. Церковь Швеции венчает однополые пары, в то время как лестадианам воспрещается смотреть телевизор, пользоваться компьютером и слушать современную музыку. Также согласно лестадианскому учению членство в партиях и профсоюзах, как и любое неповиновение властям является грехом.

Также в фильме не представлен тот факт, что зачинщиков бунта схватили и отдали норвежским властям другие саамы, они даже убили двоих бунтарей в процессе. Также в финальной сцене фильма, во время исполнения приговора, показан слишком сердобольный и честный священник, видимо, дабы не бросать тень на всю Церковь Норвегии. Хотя на самом деле исповедал бунтовщиков перед казнью тот самый священник, который защищал торговцев алкоголем. Кстати, в реальной жизни он был знатоком саамского языка, и даже перевёл часть Библии на саамский. После казни черепа двоих бунтовщиков были отправлены в Анатомический институт Королевского университета Фредерика в Осло. Тела бунтарей были похоронены за пределами церковного кладбища — это значит, что они были отлучены от церкви. До средины 1950-ых годов саамы в Норвегии считались умственно неполноценными, поэтому их черепа могли быть использованы для исследований в области расологии. Также известно, что правительство Норвегии проводило принудительную стерилизацию саамов, дабы воспрепятствовать размножению «низшей расы», в пределах евгенической программы, которая продолжалась вплоть до 1950-ых годов.

Вокруг этих черепов в конце 20-го века развернулось настоящее сражения. В 1985 году один из потомков казнённых бунтарей потребовал у Анатомического института вернуть ему череп предка для захоронения. На что получил ответ, что они являются собственностью института. Кроме того, ему ответили, что его предок был криминальным преступником и убийцей, поэтому никакие попытки его героизации в институте не приемлют. В 1996 году об этой тяжбе был снят фильм на норвежском телевидении, а с требованием вернуть череп потомку выступил Саамский парламент страны. В 1997 году черепа обеих бунтовщиков были похоронены вместе с их телами. В 1999 году в Норвегии об этом был снят документальный фильм «Дайте нам наши скелеты».

Кстати, Ниилас Сомби, потомок одного из казненных лидеров восстания Монса Сомби, который добился возврата черепов, сам является радикальным саамским активистом. Во время протестов против сооружения гидроэлектростанции в городе Альта, на саамских землях, в 1970-80-ых годах, Ниилас Сомби потерял руку. Также ему пришлось скрываться от норвежских властей на территории Канады у местных ирокезов.

Принудительная «норвегизация» саамов завершилась только в 1980-ых годах. В 1989 году был основан Саамский парламент Норвегии. А в 1997 году король Норвегии Гаральд V принёс официальные извинения саамам за «норвегизацию», а также признал, что норвежское государство возникло на землях двух народов — норвежцев и саамов. Национальный день саамов — 6 февраля — является государственным праздником в Норвегии. В этот день на государственных учреждениях обязательно вывешиваются государственные флаги, а также саамские флаги по желанию. В столице Норвегии Осло колокола городской ратуши в этот день играют саамский гимн, а над самим зданием поднимают саамский флаг. Фактически, саамы в Норвегии, как и во всей Скандинавии, являются местным аналогом новозеландских маори, австралийских аборигенов или североамериканских индейцев.

Николай Федотов

2 КОММЕНТАРИИ

  1. обратим внимание: пока правит империя (датская в датском случае, см. интереснейшую книгу Семёна Уралова «Миропорядок по -русски»). вопрос принудительных смен идентификации не встаёт. когда появляется борзое молодое этническое гос=во — начинается этно-террор. классический грандиозный пример — Турция: в ответ на резню пары турецких сёл армянами (с приходом русской армии) султан бы реагировал жестоко и соразмерно в пару раз. а вот секуляристы-младотурки — сделали всю Западную Армению — армениен-райн, истребив 600 тыс.душ при депортации всего населения, 1,3 млн.армян. И.С. Сталин писал в 1922 г. когда «свободный мир» умилялся только что созданными из осколков России и Австро-Венгрии «либеральными национальными гос-вами», (которые очень быстро переросли в фашистские режимы). — «создание национальных государств в Европе не разрешило, а намного усугубило национальный вопрос». Кстати, только создание СССР спасло армян Восточной Армении от участи Западной.
    когда говорят о преступлениях этнических чисток после развала СССР, обычно имеют ввиду русскоязычное население, брошенное Ельцинстаном на произвол судьбы. однако под сенью Ельцинской России имели места два тягчайших военных преступления против народов далёких и мирных:
    зверская депортация 350 тыс.грузин из Абхазии во имя «абхазской самобытности»; оккупация около трети территории Азербайджана и не менее зверская депортация миллиона жителей-мусульман бандами полевых командиров НКО, в качестве «возмездия» (кому, за что ?!) за геноцид армян.

Добавить комментарий для Ольга Отменить ответ

Please enter your comment!
Please enter your name here