Судьба амбициозного проекта «Северный поток-2» все больше напоминает экономический триллер с довольно прихотливым сюжетом. Одни игроки изо всех сил пытаются предотвратить запуск газопровода. Другие по мере возможности способствуют реализации проекта. Недавняя сенсация — просочившийся в СМИ документ, составленный группой немецких юристов и дезавуирующий подготовленные Еврокомиссией поправки к Газовой директиве ЕС, — заставила вновь вспомнить о том, что европейцы далеко не единодушны в своем отношении к экспансии России на свой энергетический рынок. Действительно ли в недрах ЕС наметилось противостояние между Берлином и Брюсселем и чего стоит ждать от грядущих переговоров о будущем «Северного потока-2»? 

Как все начиналось

Возможность внесения поправок в Газовую директиву Евросоюза активно обсуждалась в высших эшелонах Еврокомиссии еще летом прошлого года. Высокопоставленные евробюрократы и обслуживающий интересы Еврокомиссии экспертный пул несколько месяцев старались найти выход из ситуации, которая не устраивала Брюссель как по политическим, так и по экономическим причинам. Речь идет о строящемся магистральном газопроводе «Северный поток-2», который должен быть введен в строй в 2019 году.

Возражения Брюсселя против проекта «Северный поток-2» связаны в основном с тем, что он рассматривается в первую очередь как антиукраинский проект. Если нынешние планы «Газпрома» по реализации «Северного потока-2» и «Турецкого потока» не подвергнутся существенной корректировке, транзит газа через Украину снизится в 2,5-3,5 раза — с нынешних 38,2 млрд кубов до 15 и даже 10 млрд кубов.

В реальности Киев лишится доходов не только от транзита российского газа, но и от так называемого виртуального реверса, который с 2014 года приносит в бюджет Украины немалые деньги (являясь, по сути, одобренным странами ЕС мошенничеством в отношении РФ). Учитывая общую коррумпированность украинской экономики, можно предположить, что ввод в строй «Северного потока-2» если и не нанесет ей смертельный удар, то отправит ее в нокаут.

Чтобы не допустить драматического снижения поступлений от транзита российского газа в бюджет Украины, коллективный Запад предпринял целый ряд мер, направленных на минимизацию ущерба от реализации новых инфраструктурных проектов «Газпрома».

8 ноября 2017 года вице-президент Еврокомиссии и еврокомиссар по вопросам энергии Марош Шефчович сообщил, что совет еврокомиссаров принял поправки к Газовой директиве, являющейся частью Третьего энергопакета. Измененная директива должна была применяться не только к будущим газопроводам, но в равной степени и ко всем уже существующим.

Таким образом, речь шла о ретроактивных поправках, что достаточно необычно для существующей системы европейского права. Принятие поправок должно было ограничить возможности «Газпрома» по эксплуатации «Северного потока-2»: Третий энергопакет предусматривает, в частности, юридическую обязанность оператора газопровода прокачивать газ независимых от него производителей. Кроме того, нормы пакета предписывают недискриминационное установление тарифов на прокачку газа и — обязательно! — разделение функций продавца и транспортера газа. До принятия поправок «Северный поток-2» не попадал под действие Третьего энергопакета, поскольку проходящий по морскому дну газопровод полностью находится за пределами территории ЕС.

С морским дном тоже не все так просто: противники проекта надеялись, что Швеция и Дания, владеющие правами на использование исключительной экономической зоны в Балтийском море, могут попытаться заблокировать строительство трубопровода. Однако Швеция так и не смогла реализовать свое право вето, поскольку Конвенция ООН по морскому праву запрещает Швеции ограничивать свободу прокладывания трубопроводов — при условии, что они не наносят ущерба экологической обстановке. Здесь у «Северного потока-2» есть мощный козырь: он является расширением действующего с 2011 года «Северного потока-1», к которому серьезных претензий в связи с загрязнением окружающей среды пока не было.

Что же касается Дании, то датские законодатели даже не пытались скрыть истинные мотивы противодействия российскому проекту за ширмой экологии. В ноябре 2017 года противники «Северного потока-2» добились принятия закона, позволяющего правительству запретить российскому газопроводу проходить через датские территориальные воды по соображениям безопасности или внешней политики. Соображения очень просты: Путин хочет использовать «Северный поток-2» как энергетическое оружие против ЕС и молодой украинской демократии, поэтому Дания должна по мере своих сил противодействовать прокладке российских трубопроводов в своих территориальных водах. Однако практическая ценность демарша стремится к нулю, поскольку, как неоднократно заявляли российские участники проекта, запрет Дании повлечет за собой реализацию альтернативного маршрута в обход ее территориальных вод — не слишком длинного и не слишком дорогого.

Таким образом, попытки стран балтийского региона помешать реализации «Северного потока-2» разбиваются об экстерриториальность основной нитки газопровода. Не смогли изменить ситуацию и введенные Вашингтоном санкции против российских энергетических проектов. 2 августа 2017 года Дональд Трамп после долгого сопротивления подписал закон о противодействии противникам Америки посредством санкций. Документ был направлен против реализации «Северного потока-2» в принципе, поскольку существенно осложнял российским компаниям участие в международных энергетических проектах (первоначально порог участия российских компаний составлял всего лишь 10%).

Однако тут нашла коса на камень: ЕС достаточно энергично воспротивился давлению США, заставив Вашингтон поднять порог участия российских компаний в проектах, подпадающих под санкции, до 33%. Казалось бы, такая мера не соответствовала заявленным целям Брюсселя, но только на первый взгляд: на самом деле Евросоюзу был нужен «Северный поток-2», только не на российских условиях, а на своих.

Именно вокруг вопроса о том, как заставить Россию согласиться на условия Брюсселя, и велись основные дискуссии летом-осенью 2017 года. Принятие предложенных Еврокомиссией поправок представлялось хозяевам ЕС разумным компромиссом — распространение норм Третьего энергопакета на будущий магистральный газопровод «Северный поток-2» не препятствовало строительству как таковому. Зато они меняли правила выхода на внутренний газовый рынок Европы — так, чтобы максимально затруднить России использование энергетического рычага для воздействия на несговорчивых партнеров — в первую очередь, конечно же, на Киев. Секрета из конечных целей европейской политики никто не делает: упоминавшийся выше еврокомиссар Марош Шефчович, отрицая, что поправки имеют цель вынудить Россию отказаться от строительства «Северного потока-2», признает: «Мы лишь хотим удостовериться, что западные страны получат необходимый им газ, с центрально- и восточноевропейскими странами обращаются честно, а также стремимся помочь украинцам в трудное время».

Берлинская сенсация

Согласованные Еврокомиссией поправки должны были пройти через утверждение Советом ЕС и быть ратифицированы Европарламентом. Через два дня после решения совета еврокомиссаров председатель Европейского совета Дональд Туск разослал главам 28 стран-членов ЕС послания, в которых просил принять документ в ускоренном режиме, поскольку если ЕС не успеет принять его до того момента, когда по «Северному потоку-2» пойдет газ, исправить уже ничего не удастся.

Опасения Туска были связаны с тем, что у проекта «Северный поток-2» в ЕС есть могущественный покровитель — Германия.

Германия традиционно заинтересована в поставках дешевого российского газа, которого ее динамично развивающейся экономике и домохозяйствам требуется все больше и больше. В вопросе об ограничениях российских инфраструктурных проектов Берлин всегда отстаивал свою собственную позицию, отличающуюся от официальной точки зрения Брюсселя, не говоря уже о крайних антироссийских взглядах Польши и Прибалтики.

И вот 18 января российская газета «Ведомости» озвучила настоящую сенсацию. В распоряжение газеты попала копия юридического заключения на проект поправок в Газовую директиву, составленного группой немецких юристов. В заключении, подлинность которого «Ведомостям» якобы подтвердил один из европейских чиновников, говорилось о том, что поправки, предложенные Еврокомиссией, «неприменимы ни с точки зрения европейского, ни с точки зрения международного права».

Если верить «Ведомостям», авторы заключения указывали, что Еврокомиссия не сумела привести никаких понятных аргументов, которые показали бы, как предложенные изменения могут способствовать целям Энергетического союза. Напротив, Германию сильно беспокоит тот факт, что Еврокомиссия может получить эксклюзивные полномочия в регулировании европейского рынка газа. Наконец, якобы говорилось в заключении юристов, даже если поправки будут приняты Советом ЕС, для трубопровода «Северный поток-2» должно быть сделано исключение, поскольку инвестиционные решения по проекту принимались задолго до того, как планируемые изменения в Газовой директиве были хотя бы озвучены.

Реакция официальных представителей ФРГ не заставила себя долго ждать. Вечером того же дня (18 января) представитель министерства экономики и энергетики Германии заявила корреспонденту ТАСС, что Германия не предоставляла в Еврокомиссию заключение относительно поправок к Газовой директиве ЕС или «Северного потока-2». По словам представительницы министерства (которую в корреспонденции ТАСС почему-то не называют по имени), «предложением Еврокомиссии страны-члены занимаются в рабочей группе в Брюсселе».

Возможно, имеется в виду, что в самой Германии нет никаких групп юристов, которые занимались бы экспертизой предложений Еврокомиссии. Содержание же дискуссий внутри рабочей группы в министерстве комментировать отказались, отметив, что на заседаниях органа ведется лишь обмен экспертными мнениями.

Аналитики портала «Нефтегаз» полагают, что утечка информации о передаче заключения немецких экспертов на проект поправок, предложенных Еврокомиссией, стала «пробным шаром, которым Германия оценивает степень сопротивления магистральному газопроводу «Северный поток-2» в ЕС».

Объяснение выглядит несколько надуманным, поскольку в собственно европейских СМИ информация о документе отсутствовала — либо давалась со ссылкой на «Ведомости». Однако очевидно, что в самой Германии вокруг проекта «Северный поток-2» идет ожесточенная борьба.

Бульдоги под трубой

Так, в декабре 2017 года авторитетная газета «Die Welt» опубликовала статью своего обозревателя Алана Познера, в которой утверждалось, что магистральный газопровод «Северный поток-2» является «спорным политическим проектом, который может привести к изоляции Германии в Европе». Ангела Меркель, говорилось в статье, должна понимать, что российский газопровод является не просто бизнес-проектом, а линией, разделяющей Европу. Мало того, что Германия фактически «предлагает свои услуги Путину в качестве заправочной станции» (тут логика Познера несколько хромает) и отказывается «проявлять солидарность с точки зрения энергетической политики». Против проекта газопровода выступают многочисленные экологические организации, а также командование Бундесвера, опасающееся, что проект «ограничит область, где могут проводиться военные учения» (но каким образом, если «Северный поток-2» почти полностью повторяет маршрут «Северного потока-1»?).

Что касается возражений экологических организаций, то они действительно были озвучены — правда, только 12 января 2018 года (статья Познера вышла 27 декабря 2017-го). Немецкое подразделение Всемирного фонда дикой природы (WWF) и Союз охраны природы Германии (NABU) потребовали от Ангелы Меркель, председателя ХСС Хорста Зеехофера и лидера СДПГ Мартина Шульца запретить строительство магистрального газопровода «Северный поток-2», который, по их мнению, угрожает хрупкой экосистеме Балтийского моря и является климато-политическим тупиком.

Любопытно, что такие неполитические организации, как WWF и NABU, уверенно играют на чужом поле, заявляя, что российский газопровод «опасен в политическом плане», так как «разрушает солидарность и доверие в рамках Европейского Союза». Та же риторика, что использовалась в статье Познера. Однако экологи идут еще дальше, утверждая, что отсутствие прозрачности при строительстве магистрального газопровода «Северный поток-2» идет вразрез с доверием к политике Германии и способствует разочарованию населения страны.

Позицию экологических организаций Германии поддерживает спикер фракции «Зеленых» по вопросам энергетики в Бундестаге Оливер Кришер, заявляющий, что проект трубопровода «замедляет развитие возобновляемых источников энергии и увеличивает зависимость от автократического президента Путина».

Следует отметить, что вопрос об отношении к «Северному потоку-2» стал одним из камней преткновения на пути формирования так называемой ямайской коалиции, которую пытались сформировать ХДС/ХСС, «Зеленые» и Свободная демократическая партия.

В то время как многие политики первого эшелона из ХДС, Свободной демократической партии и «Зеленых» высказывались против проекта, который увеличивает зависимость от российской энергетики и способствует эрозии доверия между странами ЕС и Германией (выражение члена исполнительного совета СвДП Майкла Линка), лидер Свободной демократической партии Кристиан Линднер первоначально выступал с инициативой диалога с Россией, чтобы облегчить, а затем и отменить санкции против российской экономики. Поддерживал он и проект «Северного потока-2».

Однако в августе 2017 года Линднер подвергся жестокой атаке в прессе, после чего его риторика изменилась. Теперь он заявлял, что необходимо быть готовым ужесточить санкции, а также немедленно прекратить переговоры о газопроводе «Северный поток-2», «если Россия не вернется в режим сотрудничества».

В то же время в поддержку проекта газопровода выступают партии СДПГ, «Левые» и «Альтернатива для Германии». Характерно, что в конце ноября 2017 года министр иностранных дел ФРГ Зигмар Габриэль (СДПГ), выступая на немецко-российском форуме по сырьевым ресурсам в Санкт-Петербурге, подверг суровой критике попытки Брюсселя помешать реализации «Северного потока-2», в частности, согласованные Еврокомиссией поправки в Газовую директиву ЕС.

Вполне возможно, что недавняя сенсация с предоставленным в распоряжение «Ведомостей» заключением немецких экспертов является очередным шагом в сложной шахматной партии между сторонниками и противниками «Северного потока-2» в Германии. Если все именно так, что за утечкой информации почти наверняка стояли политики из СДПГ, а целью операции было ослабление позиций брюссельских еврокомиссаров, пытающихся превратить «Северный поток-2» из эффективного инструмента внешней политики России в выгодный для Европы, но безопасный для Украины инфраструктурный проект, который, как Гулливер лилипутами, будет опутан бюрократическими нормами Третьего энергопакета.

Кирилл Бенедиктов, политолог

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ