Понедельник, Декабрь 10, 2018
Домой Feed «Восточная Малопольша» — земля, которой поляки протянут руку помощи

«Восточная Малопольша» — земля, которой поляки протянут руку помощи

Так называемый антибандеровский закон, принятый в Польше, помимо явно сформулированных в нем запретов, неявно направлен на решение еще одной задачи: он фиксирует территориальные претензии на два украинских региона: Волынь и Галицию, которые в тексте закона получили название «Восточной Малопольши»
Такое мнение вчера высказал один из наиболее одиозных украинских националистов, лидер партии «Свобода» Олег Тягнибок. Он уверен, что поляки ждут не дождутся того момента, когда Украина начнет разваливаться, чтобы взять под свой контроль территории, которые они считают своей исторической собственностью.

Вот как политик описывает ситуацию: «Во-первых, этот закон направлен на ассимиляцию украинцев, которые работают в Польше. Во-вторых, обратите внимание, в этом законе поляки, называя территорию современной Галичины и Волыни, очертили ее как «Восточная Малопольша». Фактически, уже глядя наперед, рассчитывая на то, что, возможно, будет развал Украины, поляки очертили де-факто свои территориальные претензии к Украине».

С учетом того, что в Польше сейчас постоянно работает свыше двух миллионов украинцев, большинство из которых являются выходцами как раз из двух вышеупомянутых областей, их ассимиляция и впрямь могла бы представлять некоторую угрозу для Украины, поскольку одно дело — претендовать на территории, где живут люди, не желающие в один прекрасный момент обнаружить, что их земля поменяла прописку и они стали жителями другой страны. Но совсем другое дело — опираться на симпатии населения, которое не имеет ничего против смены гражданства. А завоевать расположение украинцев, которые имеют возможность кормить свои семьи за счет предоставляемой им Польшей работы — не столь сложная задача.

Почему Тягнибок вообще ставит вопрос об ассимиляции? Дело в том, что запрет бандеровской идеологии наносит серьезный удар по идентичности украинцев из западных областей, поскольку именно фигура Степана Бандеры является символом антипольского сопротивления и борьбы за независимость Украины, в том числе, и от Польши.

Дело в том, что в то время, как нынешние Львовская, Тернопольская и Ивано-Франковская области входили в состав польского государства, украинское население на этих территориях было объектом насильственной и бескомпромиссной полонизации. И на волне сопротивления полякам и возникло бандеровское движение, взявшее на вооружение тактику и стратегию террористов. Для украинцев антиполъский элемент в истории героизации Бандеры важен и понятен, в курсе дела и поляки, поэтому они и посчитали существенным криминализовать фигуру, являющуюся и с идейной, и исторической точки зрения, ключевой в идеологии украинского национализма. Без нее националистическое мировоззрение лишается своего главного источника. Если миллионы украинцев в Польше перестанут поклоняться своему национальному герою, поскольку он объявлен преступником, то с ними будет гораздо легче договариваться о судьбе тех земель, на которых они проживают.

Кстати, внутри самой Польши разговоры о том, «чей Львов», уже давно ведутся не только в границах националистического маргинального дискурса, о том, что этот город является исконно польским, упоминают и статусные политики, не боясь быть обвиненными в желании изменить послевоенные границы в Европе. Приверженность территориальной целостности всех стран европейского континента — это официальная позиция польского руководства, однако судя по настроениям части общества это может легко и в мановение ока перемениться. Особенно, если объективные причины, то есть болезненный и кровавый развал страны, вынудят Польшу протянуть руку помощи дружественному и братскому народу «Восточной Малопольши», по той же примерно схеме, по которой Россия поддержала народ Крыма.

Тем более, что в среде польских националистов вообще принято отрицать наличие за жителями западных областей собственно украинской субъектности. Их скопом записывают в поляки, утверждая, что они считают себя украинцами по недоразумению — просто политика украинизации вынудила их стереть память о собственных корнях.

И поляки — не единственные, кто с интересом посматривает на соседнюю страну, ожидая, когда государственные институты окончательно деградируют и не смогут осуществлять контроль за собственными территориями. Польша массово раздает жителям Волыни и Галиции «карты поляка», которые являются чем-то вроде вида на жительство, они дают их обладателям фактически все права гражданина Польши, кроме права избираться и быть избранным на государственные посты.

Венгрия же в этом отношении продвинулась даже дальше. Венгры, проживающие в Закарпатье, в массовом порядке обзавелись венгерскими паспортами, то есть они являются полноправными венгерскими гражданами, которые могут быть взяты под защиту родным государством, если в случае развала Украины им будет угрожать та или иная опасность.

Так что соображения Тягнибока кажутся вполне обоснованными. И даже в большей степени, нежели ему самому этого бы хотелось. Тягнибок считает, что подняв на флаг Бандеру, украинцы обзавелись идеологией, которая помогает им охранять европейские рубежи, не позволяя российским варварам захватить Европу — и ту же самую Польшу. Но поляки едва ли проникнутся этой идеей украинского националиста, для них Бандера как был, так и останется убийцей и пособником нацистов. Поэтому, да, высказанное опасение относительно ассимиляции гастарбайтеров, вполне отвечает реальным параметрам ситуации. И ход событий, включая упомянутый Тягнибоком «развал Украины, может оказаться куда более стремительным, чем это видится из нашего сегодняшнего настоящего.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ