В начале 1990-х Беларусь была одной и самых богатых и благополучных стран бывшего социалистического лагеря. С мощной промышленной базой, развитой инфраструктурой, качественным человеческим капиталом и солидными институтами безопасности и порядка. Мы были на одном уровне с Чехией и Словакией, опережали Эстонию и Польшу, не имели сложных проблем России и Украины. Конкурентным преимуществом Беларуси было не только выгодное географическое положение, но и отсутствие региональных, религиозных и политических конфликтов.

Два мира — два Шапиро

Страны Центральной и Восточной Европы в большинстве своём выбрали одну стратегию системных, институциональных трансформаций. Вот её основные параметры: политическая и экономическая свобода, частная собственность, внешняя торговля по правилам ВТО, интеграция в мировой финансовый рынок, международные стандарты в сфере учёта и корпоративного управления. Отдельные страны (Литва, Латвия, Словакия, Эстония) отказались от монетарного суверенитета, перейдя на евро. В индексе экономической свободы 2018 от Heritage Foundation и Wall Street Journal Эстония заняла 7-ое место (78,8% из 100 возможных), Литва 19-ое место (75,3%), Чехия 24-ое место (74,2%), Латвия 28-ое (73,6%), Польша – 45-ое (68,5) или даже наш партнёр по ЕАЭС Казахстан – 41-ое место (69,1%). По индексу свободы человека (human freedom index), который интегрирует личную, гражданскую и экономическую свободу, в докладе 2017г. Эстония заняла 13-ое место, Литва 18-ое, Латвия 24-ое, Чехия 25-ое, Польша 32-ое, Словакия 33-ое. Это значит, что эти постсоциалистические страны выбрали модель децентрализации инвестиционных, финансовых, производственных и потребительских решений и ответственности за них.

Беларусь выбрала свой путь. Наша система предполагает иную архитектуру управления, принятия решений и ответственности за них, а также распределения политической и экономической власти. Беларусь по уровню политических и гражданских свобод имеет статус «несвободной» (Freedom House 2018). В Индексе экономической свободы 2018 г. наша страна заняла 108-ое место (Россия для сравнения – 107-ое). Около 80% ресурсов и активов страны находится в управлении государства (национальный и коммунальный уровень). Более 45% денежных потоков ежегодно перераспределяется через бюджет органов госуправления. Это сверхконцентрация активов и ресурсов в руках распорядителей чужого (политиков и чиновников).

Авторы данной модели утверждали, что за счёт такой централизации и концентрации политической и экономической власти Беларусь в долгосрочной перспективе получил лучшие социальные, финансовые и качественные показатели развития. Мол, в сложных условиях системной трансформации стратегически выгодно уполномочить управлять национальными ресурсами и активами небольшой группе проверенных властями директоров и начальников. Они работают под контролем десятков контрольных органов и специализированных структур. Теоретики такой модели предполагали, что она будет работать эффективнее системы контроля частных коммерческих организаций (независимый аудит, полномочия миноритарных акционеров в совете директоров, прозрачность финансовых потоков для публичных компаний).

Судный день двух стратегий развития

Наступила там самая долгосрочная перспектива (более 25 лет), которая позволяет с цифрами в руках сравнить результаты деятельности стран, выбравших разные модели развития и роста. Власти сами признают, что по производительности труда Беларусь отстаёт от стран Центральной и Восточной Европы в 3 – 6 раз. Годовая производительность труда в 2017г. в Беларуси составила ~$12400. Именно поэтому белорусские власти с таким напряжением всего и вся не может выйти на среднюю, а лучше медианную зарплату в $500.

Возьмём ещё два показателя для оценки результатов работы стран в рамках двух прямо противоположных моделей. В докладе ОЭСР “How’s life? 2017 Measuring well-being” много данных о благосостоянии домашних хозяйств развитых и большой группы развивающихся стран. Приведём данные по среднегодовой начисленной валовой зарплате (доходам) на одного работника (полная ставка) (average annual gross earnings per full-time employee). Цифры даны в $-долларах по паритету покупательной способности 2016г. Эти данные дают представление о производительности труда и уровне материального благополучия в той или иной стране. Итак, в Чехии этот показатель составляет $23722, Эстонии — $23621, Чили — $28434, Германии — $46389, Ирландии — $51681, Ю. Корее $32399, Японии — $39113, Латвии — $22389, Литве — $22949, Польше — $25921, Швеции — $42816, США — $60154.

И ещё один интересный показатель – чистое (за минусом долгов) богатство домашних хозяйств – household net wealth. Он показывает, сколько материальных благ сумели накопить семьи с их уровнем текущего дохода (за исключением пенсионных накоплений). Под богатством понимается стоимость всех активов: финансовых (депозиты, акции, облигации, финансовые инструменты) и нефинансовых (кроме жилья). В Эстонии домашние хозяйства накопили чистого богатства на $162,15 тысяч, Чили — $104 тысячи, Германии — $260,2 тыс., Ирландии — $223,9 тыс., Ю. Корее $273,9 тыс., Латвии — $70,2 тыс., Польше — $51,5 тыс., Голландия — $157,8 тыс., США — $452,9 тыс.

Беларусь не является членом Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Поэтому она не приводит данных по нашей стране. Но мы знаем нашу статистику и можем оценить наши показатели по сравнению с другими странами. По валовой годовой зарплате мы отстаём от Чехии и Эстонии в 2,5 – 3 раза, Польши – в 2,7 — 3,2 раза, Швеции – 5 — 5,5 раз, Ирландии — 6 – 6,5 раз.

Что касается чистого богатства домашних хозяйств, то белорусские семьи и по этому показателю в разы отстают даже от тех стран Центральной и Восточной Европы. В отличие от ирландцев, эстонцев или поляков беларусы практически лишены возможности инвестировать в ценные бумаги за рубежом. Свой внутренний фондовый рынок мёртв. Семейный бизнес у нас не приветствуется. Если старшее поколение работает успешно, передают своим детям прибыльный, динамичный, растущий бизнес, то этим явно заинтересуются соответствующие органы.

Регулярные волны девальвации и хронически высокая инфляция также не способствовали накоплению богатства. Поэтому в так называемой «социально ориентированной» модели чистое богатство среднего белорусского хозяйства оценивается на ~$15 – 17 тысяч. Это в 3 – 5 раз меньше, чем в странах, которые 25 — 30 лет назад сделали ставку на частную собственность, свободную торговлю, открытую политическую и экономическую конкуренцию.

Сегодня белорусские власти пытаются улучшить качество госуправления, а также менеджмента государственных предприятий без изменения формы собственности. Доверительное управление, холдинги, специализированные структуры по управлению активами – всё, что угодно, только не честная, открытая приватизация. Причём люди, которые сегодня говорят об обновлении и модернизации системы управления, это практически те же люди, которые скрупулёзно создавали Совок/Госплан, ту самую систему, которая отбросила Беларусь по уровню доходов и накопленного богатства на задворки Европы. Они накачали нашу страну тормозином – настойкой из волшебного зелья, которая притупляет научную остроту и объективный анализ, способность с холодной головой и в здравом рассудке принимать самые лучшие для страны решения.

Ярослав Романчук, член Совета по развитию предпринимательства в Республике Беларусь

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Приведенные цифры убеждают, но не полностью за «кадром» остались «регулярные волны девальвации и хронически высокая инфляция», что не очень понятно ведь «в начале 1990-х Беларусь была одной и самых богатых и благополучных стран бывшего социалистического лагеря.»

  2. Этим враньём и соплежеванием, продолжающемся более тридцати лет, «автор» продолжает окучивать уже детей и внуков ошалевшего от «свобод» людей. Негодяи-иуды без «работы» не остаются. Здесь не споры-уговоры нужны. Только прополка.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ