«Белая гвардия Белой Руси». Автор-составитель – Н.Н.Малишевский. М., «Книжный мир», 2017.

В конце 2017 г. свет увидела изданная небольшим (500 экземпляров) тиражом книга Н.Н.Малишевского «Белая гвардия Белой Руси». Это первая попытка исследовать жизненные пути участников Белого движения – уроженцев белорусских губерний.

Хотя территория нынешней Беларуси, казалось бы, не была затронута напрямую событиями Гражданской войны, однако, во-первых, ряд ярких эпизодов происходил и здесь (бой у станции Красный Берег 20 ноября 1917 г., начальная стадия похода Быхов – Новочеркасск, бой за Пинск Пинско-Волынского добровольческого батальона, так называемая «стрекопытовщина»), а во-вторых, само по себе Белое движение в известном смысле и зародилось именно в Беларуси, а точнее, в маленьком городке Быхов, где осенью 1917 г. находились в заключении Л.Г. Корнилов, А.И. Деникин, С.Л. Марков и где родилась идея создания добровольческой армии, которая воплотилась в жизнь на Дону. Книга Н.Н. Малишевского представляет собой достаточно удачную и яркую попытку обобщить накопленный до этого материал по теме под одной обложкой. Конечно, при желании можно придраться к тому, что участники Белого дела, конечно же, не разделяли между собой Великую, Малую и Белую Русь и воевали за великую, единую и неделимую Россию, одинаково считая своей Родиной и Подмосковье, и Минщину, и украинские степи. Но логика автора понятна: речь идет именно об уроженцах Белой Руси, к которой в книге справедливо отнесены также Вильно и Виленская губерния.

Раздел, посвященный старшим военачальникам Белых армий, включает в себя 20 очерков. Самым заметным героем этого раздела, безусловно, является Яков Давыдович Юзефович – литовский татарин по национальности, мусульманин, в конце жизни перешедший в православие, уроженец фольварка Великая Лапеница Волковысского уезда Гродненской губернии, умерший и похороненный в Волковыске. Юзефович был одним из самых талантливых кавалерийских генералов Первой мировой и Гражданской, а его скромная могила, расположенная на волковысском кладбище, сейчас является единственным надгробием крупного военачальника Белого движения, сохранившимся на постсоветской территории в нетронутом виде.

Но, наверное, самый большой интерес представляют разделы, посвященные судьбам «рядовых» участников Белого дела – пехотинцев, летчиков, артиллеристов, бронеотрядников. Сложные и горестные, они в точности повторяют все изломы чудовищного времени, заставлявшего делать человека однозначный выбор. Читать об этом больно и сейчас. Какую пользу могли бы принести эти люди своей стране, если бы ни страшная братоубийственная бойня, порожденная революцией!..

К сожалению, книга «Белая гвардия Белой Руси» не лишена ошибок и недостатков. Яркий пример – очерк, посвященный генерал-лейтенанту В.З. Май-Маевскому, командующему Добровольческой армией. Ошибки начинаются с самого начала – с места рождения Май-Маевского: якобы он появился на свет в Могилёвской губернии. К сожалению, автор этой рецензии до определенного времени тоже считал именно так, и именно этот факт был изложен в его книге «Полководцы и военачальники Первой мировой – уроженцы Беларуси» (Минск, 2014). Однако в ходе дальнейших исследований выяснилось, что место рождения будущего генерала – Петербург, и хотя род Май-Маевских действительно был вписан в родословные книги Могилёвской губернии, никакого отношения к самому Могилёву Владимир Зенонович никогда не имел. Также не имеют никакого отношения к реальности следующие сведения о Май-Маевском: «Отец Зенон Станиславович Май-Маевский отказался участвовать в усмирении польских мятежников в 1863 году, за что был приговором военного трибунала лишен чинов, звания и уволен со службы без мундира и пенсии, а его семья начала жестоко бедствовать». В реальности отец будущего генерала, католик по вероисповеданию поручик Зенон Викентьевич (а не Станиславович), как раз-таки весьма активно участвовал в подавлении восстания, за что удостоился боевого ордена и чина штабс-капитана, а в дальнейшем тяжело заболел и скончался на французском курорте еще совсем молодым.

Об участии в Русско-японской войне В.З.Май-Маевского сказано следующее: «За полтора года он был трижды ранен, в последний раз тяжело: японский клинок вошел в брюшную полость, повредив желудок и кишечник. Рана осложнилась внутренней инфекцией, Май-Маевский едва выжил. Общий перитонит вызвал нарушение обмена веществ, в результате чего атлетически сложенный офицер стал быстро полнеть. Находясь на больничной койке, полковник получил письмо из дома, в котором сообщалось, что на 26-м году жизни от скоротечной чахотки умерла его жена. На руках у боевого офицера осталось двое маленьких сыновей. Новой семьи Май-Маевский уже не заведет. Забегая вперед, сообщим, что, согласно тем же источникам, в последующие годы, став, как и отец, боевыми офицерами царской армии, сыновья Владимира Зеноновича погибли: мичман Алексей Май-Маевский, младший сын нашего героя, находясь на потопленном немецкой подводной лодкой крейсере в сентябре 1914 г. на Балтике; старший сын ротмистр Сергей Май-Маевский был растерзан красногвардейцами в Ростове вместе с группой офицеров». Если коротко – в реальности В.З. Май-Маевский женат никогда не был, соответственно, не имел и сыновей, а в Русско-японской войне не участвовал вовсе, т.к. его часть была расквартирована в крепости Владивосток, и, что логично, не был и ранен…

Впрочем, вменять такие нестыковки в вину автору не следует: источниками для него послужила статья И.Козлова и Т.Шаблыко «Его превосходительство: кинолента судьбы» («Беларуская думка», 2016, № 11), которая, в свою очередь, опиралась на статью А. Малаховского «Забытый герой» («Могилевский вестник», 26.11.2013), воображение автора которой и породило легенду об овдовевшем отце двух сыновей, раненом японским клинком. Правдивая биография В.З. Май-Маевского, основанная на данных из его послужного списка (Российский государственный военно-исторический архив), была впервые издана в книге автора этих строк «Легенды Белого дела» (М., «Молодая гвардия», 2017, серия ЖЗЛ).

В целом же стоит отметить, что книга Н.Н.Малишевского безусловно ценна как первая попытка рассказать о людях, на долгие годы вычеркнутых из белорусской истории. Их жизни – неотъемлемая часть сложной судьбы Беларуси ХХ столетия.

Вячеслав Бондаренко 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ