Сегодня национальный авиаперевозчик подытожил предыдущий год своей работы. В целом рапортует, мол, все у него хорошо. В 2017-м рейсы выполнялись в 48 аэропортов 27 государств, всего рейсов было 33 000, впервые перевезено 3 миллиона пассажиров. Гендиректор много говорил о новых самолетах, кредитах, понижении тарифов и условиях, необходимых для этого. В конце прокомментировал новости об отказе российского лоукостера летать в Минск и отсутствующих планах создавать подобный в РБ.

«А на трибуну или здесь?» — спросил Анатолий Гусаров. Генерального отправили на трибуну. Гусаров взошел и отказался от бумажки. Сразу сказал, что, учитывая отзывы (в том числе в соцсетях), компания сделала шаг вперед, что продукт постепенно улучшается, что стараются работать так, чтобы замечаний стало меньше.

Среди позитива назвал «пусть и незначительное, но постепенное снижение тарифов на регулярные перевозки».

На 2018—2021 годы запланирована кардинальная смена флота. Постепенно будут выведены находящиеся в лизинге Boeing 737/500 и Boeing 737/300. В дальнейшем планируется перейти на Embraer-195E2 и Boeing 737MAX8 нового поколения. В конце апреля в Минск прилетит первый новый Embraer 175.

Воздушный состав увеличится к 2021 году до 28 единиц. В 2017-м их было 26.

— За счет кредита белорусского Банка развития и бразильского инвестиционного агентства нам удалось взять выгодные кредиты на покупку новых Embraer, — продолжил Гусаров. — Понимаем, что эти кредиты относительно дешевые. Если бы мы их искали в других сундуках, получилось бы дороже. Три новых самолета, которые поступят в наше распоряжение, не заставят повышать тарифы для пассажиров. Экономическая политика компании позволяет продолжить постепенное снижение. Хорошие кредитные условия дают такие возможности.

Кроме того, подписаны контракты на пять Embraer, которые поступят в пользование «Белавиа» в 2019-м и 2020-м. Они будут приобретены в лизинг. Способствует одна из европейских компаний. Та же история и с новыми Boeing.

По оценке Европейского авиационного агентства безопасности (EASA), за прошедший с 2006-го период рейтинг компании улучшен в 10 раз. В прошлом году он составил 0,25.

Что касается новых рейсов, в 2018-м национальный авиаперевозчик собирается летать в Ростов и Казань.

— Будет ли свой лоукостер у «Белавиа»? — задали вопрос Гусарову.

— Не планируем. В наших условиях незначительный пассажирский поток. Я уже упомянул в своем приветственном слове о удешевлении тарифов. Плюс мы договорились о снижении процентных ставок по целому ряду кредитов. Мы рассчитываемся по ним в соответствии с графиками. Что дает возможность понижать тарифы. Я не сильно глубоко знаю тему лоукоста. Мы все-таки компания, практикующая другие принципы. Хотя много где внедряются гибридные формы работы. Но еще раз: мы не планируем лоукост. Нужны другие объемы перевозок и другие потоки. Есть у нас определенные направления (Москва, Киев, к примеру), где большой спрос и мог бы работать лоукост. Но в тот же Жуковский мы летаем приближенным к лоукостным.

Гусаров продолжил говорить о финансовых результатах работы компании.

— Выручка за прошлый год — свыше 300 миллионов долларов. Прибыль значительно выше, чем в 2016-м, и составила около 12 миллионов долларов. А рентабельность любой авиакомпании невысокая. Если выйти на рентабельность в 5 процентов, это считается достаточно высоким достижением.

— На сколько снизились тарифы?

— За два года средняя цена доходной ставки по билетам снизилась на 10 процентов в евроэквиваленте.

— Какие планы на 2018-й касательно снижения цен?

— Мы такие рубежи не обозначаем. Ведь снижение не является главной целью любой компании. Мы ориентируемся на рыночные процессы. Как рынок реагируют на тарифы разных перевозчиков. Исходя из вопросов прямой или опосредованной конкуренции, видим востребованность тарифа на том или ином направлении. Условно, надо ли снижать прямо сейчас тарифы на Москву или Париж. То есть снижение тарифов — не плановая вещь, а рыночная.

Коммерческий директор Игорь Чергинец добавил:

— Практически везде одна и та же тенденция. Пассажир требует более дешевый билет. Вопрос в том, как реагирует компания. Как вариант, снижает тариф искусственно. Мы этого не делаем. Есть конкуренты. Мы следим за ними. Далее идет вопрос снижения себестоимости нашего продукта. Мы активно этим занимаемся. Работаем с поставщиками услуг. Идем в те же аэропорты. Говорим, что увеличиваем перевозки. Мы привозим к вам больше пассажиров. Они платят не только за рейс, но и сбор аэропорту. Вы получаете больше денег. При этом мы увеличиваем количество рейсов. И вот на этих основаниях мы пытается работать с поставщиками услуг в контексте снижения стоимости их услуг. После пытаемся трансформировать это в цены на наши билеты.

Чергинец отметил, что много лет компания хочет продавать товары Duty Free на борту:

— Бывает, люди регистрируются в последние минуты и не успевают купить подарки. Если смогут сделать это на борту, это уже услуга. Но еще и прибыль компании. В данном отношении можно упомянуть и продажу страховок. То есть целая существует масса услуг, которыми мы пытаемся заниматься. Их введение позволит снизить цены на билеты.

По этой же теме новая техника. Когда вели переговоры по Boeing 737MAX8, представители производителя привели очень интересную цифру. Внешне Boeing 737MAX8 почти не отличается от Boeing 737/800. Неспециалист не заметит разницы. Но 737MAX8 позволяет снизить стоимость перевозки на 17 процентов по сравнению с Boeing 737/800. Самолеты, которые мы планируем приобрести, — это самые современные образцы в мире. Заодно и самые экономичные. Соотвественно, это трансформируется в стоимость билетов.

Анатолий Гусаров отметил, что переговоры по Duty Free на борту находятся на заключительном этапе.

— Надеюсь, в ближайшее время мы уже будем иметь такую возможность.

— Ближайшее время — это когда?

— Думаю, что в этом году.

— Вы много говорили про конкуренцию. Вчера проходила информация, что в стране, скорее всего, не будет российского лоукостера «Победа». Как вы отреагировали?

— Никак… Может, мне уместно напомнить вам слова известного профессора Преображенского из «Собачьего сердца», дескать, не читайте определенных газет. Так и не читайте информацию об одной из авиакомпаний. Это их дела. Мы сегодня много говорили о тарифах. Это не закостенелая, не постоянная величина. Ни у нас, ни в России. Нет такого, чтобы в аэропорту просили 10 рублей за услугу — и все. Нет очень жесткой системы. Мы не обслуживаемся во всех российских аэропортах по одним и тем же тарифам. Я говорю со знанием дела. Да, мы имеем невысокие тарифы в российских аэропортах, в которые мы летаем. Но те российские авиакомпании, которые выполняют в аэропорт больше рейсов, платят там меньше. Это нормальная коммерческая практика в любом аэропорту мира, в том числе в нашем национальном. 

То, что «Победа» претендовала на какие-то определенные условия как компания-лоукост — может быть. Но я не знаю деталей. Не участвовал в переговорах. Естественно, компании-лоукосты не хотят платить, как платят другие авиакомпании. Они, наоборот, предпочитают, чтобы им доплачивали. Может быть, с этим что-то связано. Я не сильно в теме.

onliner.by

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ