Почему в России и Беларуси нет «левых» футбольных фанатов и какие риски несёт это массовое движение.

Футбольные фанаты очень интересуются политикой. Бывает, соберутся после матча где-нибудь на отшибе или за городской чертой, разделятся на две группы — в одной сторонники правых идеологий, в другой — левых — и начинают дискутировать. Правда, с помощью кулаков. Кто сильнее, тот и прав.

Вот и совсем недавно, 15 февраля, состоялась ожесточённая «дискуссия» между фанатами московского «Спартака» и киевского «Динамо».

Судьба свела их в… Греции. Так совпало, что и «динамики», и «спартачи» на прошлой неделе поехали на Балканы. Первые в Грецию, на матч киевского «Динамо» с тамошним «АЕКом», а вторые в Сербию, чтобы поддержать союзников из белградской команды «Црвена Звезда», которая встречалась с их заклятыми врагами из ЦСКА.

Для русской души тысяча километров, разделяющих Белград и Афины, — «пустяки, тут неподалёку», и «спартачи» решили по пути домой наведаться в Грецию, чтобы встретиться с прибывшими туда киевскими «динамиками». Итог — разгромленное кафе в Афинах и задержание хулиганов местной полицией.

Но это только вершина айсберга. Ещё задолго до событий 15 февраля греческие антифашисты, мягко говоря, намекнули имеющим праворадикальные политические взгляды фанатам «Динамо», что не совсем рады их видеть в Афинах. А по приезде «динамики» и вовсе были атакованы греческими левыми и заблокированы в гостинице.

Обычное дело для «околофутбола», плавно перетекающего в «околополитику». Как известно, в Греции довольно сильны левые настроения, в частности и в среде футбольных фанатов. В то же время украинские ультрас прослыли националистами, к тому же особо не церемонящимися у себя на родине с идеологическими оппонентами. Они приложили максимальные усилия для победы Евромайдана, а после пополнили ряды участников АТО.

Таким образом, «околофутбол» сегодня является ещё одним фронтом в политическом и идеологическом противостоянии, а порой и главной составляющей бунтов, переворотов и революций.

Made in Great Britain

Футбол, именуемый королём спорта, получил огромную популярность, пожалуй, с появления первых официальных соревнований ещё в XIX веке. Уже тогда стадионы, как правило, наполнялись под завязку, зрители скандировали кричалки и пели песни в честь своих любимцев. Это было одним из видов досуга после работы, подобно посещению театра, музея либо бара. И хотя ещё не было футбольных фанатов как отдельной субкультуры со всеми современными атрибутами, уже тогда в Англии после матчей поклонники команд и сами игроки иногда сходились «стенка на стенку» после окончания игры.

Футбольный фанатизм как новая субкультура стал зарождаться примерно в 1950-х годах в Великобритании. Тогда посещение футбольных матчей стало одним из основных и самых доступных вариантов времяпровождения для рабочей молодёжи, и появилась традиция ездить за любимой командой в другие города на её гостевые матчи — на «выезды».

Как пишет исследователь данной темы Дуги Бримсон, в то время столкновения между болельщиками стали привычным явлением. После каждого второго матча случались массовые драки прямо на трибунах стадиона либо на улицах города.

Постепенно британские власти стали закручивать гайки: ужесточили правила посещения стадионов, самых безбашенных фанатов посадили за решётку, некоторым пожизненно запретили посещать футбольные матчи. Полиция внедряла своих людей в фанатские сообщества, выявляя лидеров и предотвращая возможные пересечения враждующих группировок на корню. Наконец, стадионы и прилежащие к ним территории начали оборудовать камерами видеонаблюдения, что в значительной степени повышало для хулиганов вероятность быть опознанными и впоследствии арестованными. Однако данные шаги вовсе не избавили Туманный Альбион от «околофутбола». Проблема ушла в подполье: на стадионах и около них прекратили выяснять отношения, многие стали прятать лица и настороженнее относиться к новичкам фанатского движения. Разборки стали проводить в местах, расположенных подальше от посторонних глаз и, главное, от полиции.

В 1970–1980-х годах футбольный фанатизм перекочевал из Великобритании в континентальную Европу и в СССР. Английские футбольные клубы выезжали на еврокубковые матчи международного уровня — Кубок чемпионов, Кубок кубков, а за ними в Европу с Туманного Альбиона тянулись и футбольные хулиганы.

И если в наученной горьким опытом Англии их к тому времени уже стали неплохо контролировать, то для других стран данная проблема оказалась новой. Никто не был готов к массовым дракам на стадионах, в том числе и с полицией. Прискорбно, что агрессивное поведение английских хулиганов стало не отторгать, а наоборот, привлекать футбольных болельщиков из Италии, Испании, Германии, Франции — они тоже захотели выплёскивать на футболе свою молодую неуёмную энергию.

Английский стиль футбольного фанатизма стал распространяться по всей Европе, принеся очень много головной боли властям и стражам безопасности.

Так, весь мир облетели кадры Эйзельской трагедии, случившейся в 1985 году на бельгийском стадионе «Эйзель», где встречались английский «Ливерпуль» и итальянский «Ювентус». Из-за беспечности местных властей и неорганизованной продажи билетов фанаты обеих команд оказались фактически рядом друг с другом. Англичане, в то время усмирённые дома и отрывавшиеся на полную катушку в континентальной Европе, недолго думая, двинулись на фанатов из Италии. Те, оказавшиеся в меньшинстве, полезли на стену, однако она обрушилась, и в итоге погибли 39 человек, преимущественно итальянцы; сотни людей были ранены.

Игра транслировалась в прямом эфире, куда попала и массовая драка. Её исход оказал огромное влияние на европейскую молодёжь, а полиция во многих странах стала предпринимать ещё более жёсткие меры в борьбе с хулиганами.

Постепенно движение стало утихать. В начале 1990-х в Великобритании футбольный фанатизм постепенно выходил из моды. Его место заняла рейв-культура: молодёжь стала выплёскивать энергию на танцплощадках, употребляя наркотические вещества.

В наши дни футбольные фанаты не являются самой популярной субкультурой среди молодёжи. Однако всё равно у каждого футбольного клуба есть свои группировки болельщиков, которые ездят на «выезды». Бывают и массовые драки, однако не в таких крупных масштабах, как ранее, и, как правило, в них обходится без жертв.

Футбольные фанаты в СССР

Сквозь «железный занавес», как известно, в СССР просачивалась вся западная «движуха»: от хиппи и панков до скинхедов. Не осталась в стороне и субкультура футбольных фанатов. Советские футбольные клубы ездили в Европу на матчи международного уровня, телевидение транслировало игры с европейских полей, да и в целом оградить советских людей от влияния западной культуры едва ли удавалось.

Так, уже в 1970-х годах, когда английские хулиганы начали будоражить Европу, фанатские группировки появились у московского «Спартака», киевского «Динамо» и ленинградского «Зенита».

КГБ негативно отнёсся к новому веянию молодёжи, охарактеризовав его как антисоветское.

В результате многие замеченные в секторе молодые люди исключались из вузов, теряли работу. Но даже несмотря на это фанаты московского «Спартака» продолжали выезжать в другие города в количестве 300−400 человек.

С началом перестройки фанаты получили больше свободы, и фанатские движения стали поддерживаться даже футбольными клубами. Футболисты оценили, что на выездных матчах они себя чувствуют гораздо лучше в психологическом плане, если на стадионе присутствуют приехавшие за ними футбольные фанаты.

Однако развитие субкультуры несло в себе и ряд негативных моментов. Советские хулиганы брали пример со своих английских «коллег»: начинали выяснять отношения с помощью насилия, скандировали некорректные речёвки во время матчей, устраивали массовые беспорядки. Так, в 1987 году произошла одна из крупнейших массовых драк в истории советского футбола. На игру чемпионата СССР по футболу между киевским «Динамо» и московским «Спартаком» отправилось примерно 450 московских фанатов, сумевших вовлечь болельщиков «Динамо» в грандиозную битву, вспыхнувшую в самом центре Киева.

Советские фанаты с конца 1980-х начали потихоньку заявлять о себе в Европе, а страна в это время близилась к завершению своего существования.

Политическая подоплёка «околофутбола»

Очень часто причиной потасовок между футбольными фанатами являлись не только спортивные предпочтения, но и политические взгляды.

Как правило, фанатские группировки делятся на два огромных лагеря — правые и левые. Правыми называют себя праворадикалы (националисты, нацисты и расисты), левыми  леворадикалы (анархисты, марксисты, антифашисты и даже сталинисты). Представителей центристских, умеренно правых либо умеренно левых идеологий среди футбольных фанатов, как правило, не существует. Только крайности, только хардкор!

На подобное разделение главным образом повлияли фашистские диктаторы Бенито Муссолини и Франсиско Франко.

Муссолини симпатизировал римскому футбольному клубу «Лацио», и по сей день за его фанатами закреплена репутация крайне правых. В конце прошлого века, спустя почти 50 лет после окончания Второй мировой войны, «лациале» периодически вывешивали на трибунах баннеры со словом «дуче» в память о Бенито Муссолини, а кельтские кресты, которые стали символом ультраправых взглядов, появлялись там едва ли не чаще, чем эмблема «Лацио».

Примечательным в истории правого «движа» является фигура футболиста «Лацио» Паоло Ди Канио. Он иногда позволял себе праздновать голы фашистским приветствием, обращённым к фанатам. Их радости не было предела, и они «зиговали» ему в ответ.

Главным соперником «Лацио» в Риме был футбольный клуб «Рома». Во времена Муссолини он стал символом борьбы с фашизмом. За него болели в основном римские пролетарии, симпатизирующие коммунистам. С тех пор и по сей день «романисты» традиционно левые.

Во времена фашистской диктатуры в Испании Франко болел за мадридский «Реал». Его с тех пор традиционно поддерживают фанаты с правыми взглядами. Каудильо отметился жёсткой национальной политикой, в частности, по подавлению сепаратистских настроений через запреты каталонского и баскского языков, в связи с чем каталонская «Барселона» и баскский «Атлетик» были символами борьбы с Франко. За них с тех пор традиционно болеют в основном левые футбольные фанаты.

Первые британские группировки хулиганов относились в основном к правому течению. Малочисленные исключения связаны с историческими факторами. Так, левыми традиционно были фанаты «Тоттенхэма», клуба, который базируется в еврейском квартале Лондона и был основан, согласно некоторым источникам, на средства еврейской общины.

На принадлежность фанатов того или иного клуба в Европе к правому или левому лагерю обычно влияли исторические факторы, общественное мнение, господствующее в местности, где базируется футбольный клуб, а также традиции.

К примеру, левые футбольные движения особенно сильны в регионах с традиционно высокими симпатиями населения к левым политическим идеологиям — во Франции, в Испании, Италии и Греции.

В то же время в Восточной Европе — в России, Беларуси, Польше, Венгрии, в странах Прибалтики и на Украине — тотально господствуют правые движения.

Чаще случается, что симпатии к футбольному клубу определяют политические взгляды болельщиков. Однако случается и обратное — политические взгляды приводят к симпатиям к определённому футбольному клубу. Так, например, во время гражданской войны в Северной Ирландии, да и вообще во время любых столкновений в регионе лояльные Великобритании люди носили сине-красные майки футбольного клуба из Глазго «Рейнджерс», а майки футбольного клуба «Селтик» являлись и являются знаком поддержки стремления к свободе и государственной независимости Северной Ирландии.

Чаще случается, что симпатии к футбольному клубу определяют политические взгляды болельщиков. Однако случается и обратное — политические взгляды приводят к симпатиям к определённому футбольному клубу. Так, например, во время гражданской войны в Северной Ирландии, да и вообще во время любых столкновений в регионе лояльные Великобритании люди носили сине-красные майки футбольного клуба из Глазго «Рейнджерс», а майки футбольного клуба «Селтик» являлись и являются знаком поддержки стремления к свободе и государственной независимости Северной Ирландии.

На Украине, как и везде в Восточной Европе, господствуют правые фанатские движения (за исключением фанатов клуба «Арсенал» из Киева). Именно правые футбольные фанаты различных команд стали костяком организации «Правый сектор» (запрещённая в России), образовавшейся во время Евромайдана. Сектором называют составную часть футбольных трибун.

Правые фанаты в союзе с представителями иных националистических организаций рассматривали Евромайдан как переходной этап к новой революции — «национальной». И хотя политики старались дистанцироваться от праворадикалов, без них справиться они уже не могли. Так, именно «Правый сектор» наряду с «Самообороной Майдана» исполнял функции охраны (как внешней, так и охраны порядка), а также участвовал в организации акций за пределами Майдана. Кроме того, радикалы уверенно и самоотверженно сражались с силовыми структурами, тем самым внеся довольно серьёзный вклад в победу Евромайдана.

Футбольные фанаты в Союзном государстве Беларуси и России

Как уже было сказано выше, среди российских футбольных фанатов господствуют правые политические взгляды. Представителей разных футбольных группировок можно увидеть на разных националистических митингах и шествиях, как правило, с чёрно-жёлто-белым флагом, или «имперкой». До недавнего времени нередко можно было встретить на трибунах кельтские кресты.

В России фанаты успели неслабо «пошуметь». Так, в декабре 2010 года десятки тысяч ультрас различных клубов вышли на Манежную площадь Москвы с требованием привлечь к ответственности всех участников произошедшей ранее драки между представителями фанатского сообщества и выходцев с Кавказа, во время которой погиб фанат «Спартака» Егор Свиридов.

Акция памяти Егора Свиридова тогда переросла в беспорядки, оставшиеся в истории под названием «Погром на Манежной».

Стоит отметить, что митинги нашли отклик к высших эшелонах власти. Тогдашний президент Дмитрий Медведев лично пообещал наказать всех виновных в смерти Егора, а премьер-министр Владимир Путин приехал лично возложить цветы к его могиле. Если бы не такая реакция, неизвестно, как бы дальше развивались события.

С другой стороны, если нет объединяющего фактора, как на Манежной площади, правые фанаты склонны к противостояниям друг с другом. Из крупных городов довольно часто приходят новости о стычках между разными группировками.

Большая часть группировок белорусских ультрас также по большей части придерживается ультраправых взглядов.

Однако их представители, как правило, абсолютно никак не проявляют себя на политическом поле. Кроме того, в республике не было каких-либо серьёзных фанатских стычек, привлёкших особое внимание общественности. По большому счёту деятельность белорусских ультрас не выходит за рамки исключительно внутреннего противостояния.

Ранее большая часть футбольных фанатов из Синеокой исповедовала идеологию своих российских друзей. Они носили флаги Российской империи, скандировали схожие речёвки. Однако в последние годы в фанатской среде наблюдается постепенный отход к белорусскому национализму. Вместо «имперки» местные ультрас чаще стали использовать бело-красно-белый флаг и герб «Погоню», а также, что любопытно, многие из них поддержали Евромайдан на Украине.

Так, 11 апреля 2014 года на выездном матче минского «Динамо» в Солигорске фанаты столичного клуба во время первого тайма начали скандировать известное приветствие ОУН-УПА, принятое всеми праворадикалами Незалежной: «Слава Украине! Героям слава!»

И схожие по смыслу акции носят далеко не единичный характер. Сотряс информационное пространство футбольный матч между сборными Беларуси и Украины, прошедший в Борисове в 2014 году. Тогда белорусские и украинские ультрас устроили совместное скандирование матерных кричалок о Путине и исполняли песню «Воины света» группы «Ляпис Трубецкой», ставшую неофициальным гимном Майдана.

За несколько дней до матча СМИ брали интервью у активиста белорусских футбольных ультрас Евгения, в котором он поведал, что белорусские и украинские фанаты поддерживают тесные контакты.

Примечательно, что в перформансе приняли участие фанаты разных футбольных клубов, стало быть, правые фанаты в Беларуси также вполне способны объединиться ради какой-либо общей цели.

Заключение

Как демонстрирует исторический опыт, особенно украинский, футбольные хулиганы в случае массовых беспорядков и провокаций могут стать основной боевой силой сопротивления представителям правоохранительных органов. Они, как правило, имеют хорошую физическую подготовку, регулярно практикуются в массовых драках. К тому же стоит учитывать и их связи с дружественными фанатскими группировками из-за рубежа.

В связи с вышесказанным государству стоило бы уделять больше внимания взаимодействию с представителями данной субкультуры.

Общий язык можно найти, например, в сфере борьбы против наркотиков. Многие правые движения выступают за здоровый образ жизни.

Можно поддерживать белорусских и российских футбольных фанатов в создании впечатляющих перформансов на международной арене, что благоприятно скажется на престиже отечественного «движа» в Европе.

В любом случае необходимо создавать новые формы сотрудничества, которые будут способствовать направлению молодой энергии в исключительно созидательное русло.

Выводы

1. «Околофутбол» сегодня является ещё одним фронтом в политическом и идеологическом противостоянии, а порой и главной составляющей бунтов, переворотов и революций.

2. Футбольный фанатизм как новая субкультура стал зарождаться примерно в 1950-х годах в Великобритании. Тогда посещение футбольных матчей стало одним из основных и самых доступных вариантов времяпровождения для рабочей молодёжи, и появилась традиция ездить за любимой командой в другие города на её гостевые матчи — на «выезды».

3. В 1970–1980-х годах футбольный фанатизм перекочевал из Великобритании в континентальную Европу и в СССР. Английские футбольные клубы выезжали на еврокубковые матчи международного уровня — Кубок чемпионов, Кубок кубков, а за ними в Европу с Туманного Альбиона тянулись и футбольные хулиганы.

4. Постепенно движение стало утихать. В начале 1990-х в Великобритании футбольный фанатизм постепенно выходил из моды. Его место заняла рейв-культура: молодёжь стала выплёскивать энергию на танцплощадках, употребляя наркотические вещества.

5. В 1970-х годах, когда английские хулиганы начали будоражить Европу, фанатские группировки появились у московского «Спартака», киевского «Динамо» и ленинградского «Зенита».

6. Советские хулиганы брали пример со своих английских «коллег»: начинали выяснять отношения с помощью насилия, скандировали некорректные речёвки во время матчей, устраивали массовые беспорядки.

7. Как правило, фанатские группировки делятся на два огромных лагеря — правые и левые. Правыми называют себя праворадикалы (националисты, нацисты и расисты), левыми — леворадикалы (анархисты, марксисты, антифашисты и даже сталинисты).

8. На принадлежность фанатов того или иного клуба в Европе к правому или левому лагерю обычно влияли исторические факторы, общественное мнение, господствующее в местности, где базируется футбольный клуб, а также традиции.

9. Правые фанаты на Украине рассматривали Евромайдан как переходной этап к новой революции — «национальной». И хотя политики старались дистанцироваться от праворадикалов, без них справиться они уже не могли.

10. Среди российских футбольных фанатов господствуют правые политические взгляды. Представителей разных футбольных группировок можно увидеть на разных националистических митингах и шествиях, как правило, с чёрно-жёлто-белым флагом.

11. Большая часть группировок белорусских ультрас по большей части придерживается ультраправых взглядов. Однако их представители, как правило, абсолютно никак не проявляют себя на политическом поле.

12. Ранее большая часть футбольных фанатов из Синеокой исповедовали идеологию своих российских друзей. Однако в последние годы в фанатской среде наблюдается постепенный отход к белорусскому национализму.

13. Государству стоило бы уделять больше внимания взаимодействию с представителями данной субкультуры.

14. В любом случае необходимо создавать новые формы сотрудничества, которые будут способствовать направлению молодой энергии в исключительно созидательное русло.

Кирилл Озимко

sonar2050.org

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ