В начале марта 2018 г. в Минске проходил II Международный форум «Беларусь аграрная».

Представители белорусских и российских с/х организаций, Минсельхозпрода, продовольственной и с/х организации ООН (FAO) активно обсуждали растениеводство, картофелеводство, травосеяние, плодоовощеводство и льноводство. Полезный, ценный обмен мнениями, информацией и оценками будущего национального АПК. Представители официальных органов власти были полны оптимизма. В 2017 г. сельское хозяйство показало рост на 4,1%, что больше, чем в 2016 г. (рост был 3,3%). Валовой сбор зерна и зернобобовых составил 7,99 млн тонн (плюс 7,1%), картофеля – 6,4 млн тонн (плюс 7,2%), овощей – 1,96 млн тонн (плюс 3,5%, сахарной свеклы – 4,93 млн тонн (+15,2%), рапса — 603 тысячи тонн (рост в 2,3 раза), льноволокна – 42,3 тыс. тонн (+2,4%). По всем позициям, кроме льноволокна, отмечен рост урожайности. В общем, всё так бурно, бравурно и ажурно.

Животноводство тоже порадовало физическими объёмами и валовыми показателями. На начало 2018 г. численность крупного рогатого скота составила 4,26 млн голов (+1,7% в 2017 г.), в том числе 1,4 млн коров. Свиней у нас 2,77 млн (+1,2%). Всё это наше богатство позволило увеличить производство скота и птицы в живом весе на 2,8%, до 1,8 млн тонн, молока – до 7,32 млн тонн (+2,5%), яиц – 3,56 млрд. штук (минус 1,5%).

Нет сомнений, что белорусские с/х производители в состоянии полностью накормить свою страну. Это было бы значимым достижением в средние века и даже в начале XX века. Но сегодня на дворе XXI век. Специализация и использование сравнительных преимуществ в сельском хозяйстве предполагает такой уровень развития и использования технологий, что страна продаёт на экспорт в 5 – 10 раз больше, чем потребляет внутри. И самое главное, что за эту работу она получает прибыль, зарабатывает валюту и обеспечивает высокие экологические стандарты.

Белорусские власти всегда относились к АПК с безграничной бюджетной щедростью. По оценке министра сельского хозяйства Л. Зайца, данной в июне 2017 г., «в 2011-2015 годах бюджетная поддержка АПК составила $8,3 млрд. Валютная выручка за эти годы от реализации нашей продукции составила $25 млрд. То есть деньги, которые вложила страна в поддержку АПК, работают на государство. Это мощный бизнес. Надо вкладывать больше, чтобы больше иметь». Отметим, что министр говорит не о чистой прибыли, а о выручке, которая никак не может считаться показателем качества реализации инвестиционных проектов.

Ранее, в сентябре 2013 г., президент конкретизировал, сколько бюджетных ресурсов было вложено в АПК: «Ежегодно мы вкладываем в сельское хозяйство, помогаем селу на сумму до $2 млрд. А вообще около $50 млрд. за последние годы инвестировали в сельское хозяйство». Это гигантские деньги, которые были отняты у миллионов налогоплательщиков, переданы в руки распорядителей чужого (политиков и чиновников), а те направили их в коммерческие организации под трёхбуквенной шильдой «АПК». Направили не просто для того, чтобы кормить и доить миллионы коров, следить за привесами миллионов свиней или урожайностью картофеля и рапса. Десятки миллиардов долларов народных денег направляются для того, чтобы продукты питания для белорусов были дешёвыми и качественными, а также чтобы вложенные в АПК миллиарды долларов обеспечивали более высокую доходность, чем другие виды и направления инвестиций.

Оценка подобной инвестиционной деятельности со стороны высших должностных лиц была и остаётся весьма красноречивой. Вот что сказал министр финансов В. Амарин в марте 2015 г. после вложения в АПК более $55 млрд.: «Пора прекратить выстраивание долговой пирамиды, когда сельхозорганизации продолжают накапливать проблемную задолженность, а местные бюджеты ухудшают и без того критический уровень долговой устойчивости». Ему вторит глава Совета Республики Михаил Мясникович, охарактеризовав ситуацию в сельском хозяйстве следующим образом: «Пора спросить с ответственных людей, должностных лиц, специалистов за те государственные триллионы рублей, которые из-за халатности, расхлябанности не дают должной отдачи».

Время идёт и не похоже, что за десятки миллиардов долларов народных денег, закопанных в песок, кто-то ответит. Цифры налицо, но ни Минсельхозпрод, ни КГК, ни Совмин, ни Администрация президента не могут ответить на простой вопрос: «Сельское хозяйство – это коммерческий сектор или главный бюджетный иждивенец?»

В 2015-ом году сельское хозяйство Беларуси оказалось убыточным. Причём чистые убытки с/х организаций составили BYN533,3 млрд. при чистой прибыли фермерских хозяйств в BYN477,5 млрд. В 2016 г. чистая прибыль всего сельского хозяйства составила в пересчёте $165 млн при совокупной выручке ~$7,7 млрд. В 2017 г. чистая прибыль после того, как государство взяло на себя более $700 млн проблемных долгов, составила ~$384 млн при выручке всего сектора в ~$9,4 млрд. Как ни крути, вся чистая прибыль сельского хозяйства многократно меньше объёма бюджетной помощи. При таком объёме прибыли АПК не может обслуживать кредиты по рыночным ставкам на внутреннем рынке и не может претендовать на кредиты извне. Оно, как наркоман, попало в сильную зависимость от регулярных доз дотаций и льготных государственных ресурсов. При этом платить по долгам, обслуживать даже льготные кредиты, обновлять технику, закупать ГСМ, семена, средства защиты растений они самостоятельно не могут.

В период с 2014 по 2017 гг. дебиторская задолженность сельского хозяйства увеличилась на 64,7%, просроченная дебиторка – в два раза. Кредиторская задолженность выросла за этот период на 44,7%, просроченная – в 2,2 раза. Долги по кредитам увеличились на 12%, просроченные – более чем в 2 раза. И, наконец, самая кричащая цифра. В 2014 г. удельный вес убыточных с/х организаций без господдержки составил 61,1%. В 2015 г. он взлетел до 76,5%, опустился в 2016 г. до 68,6% и составил в 2017 г. 61,3%. Т. е. с учётом бюджетных трансфертов, щедрой государственной поддержки в стране только каждая пятая с/х организация устойчива. Остальные либо хронически работают в «красной» зоне убытков, либо балансируют в зоне высоких финансовых рисков с рентабельностью до 5%. Таким образом, то, что правительство называет точкой роста (сельское хозяйства), на самом деле является крупнейшим бюджетным иждивенцем. Разумеется, это не упрёк обыкновенным сельчанам, агрономам, трактористам или животноводам. Это камень в огород тех, кто создал нынешнюю систему управления АПК и мотивации руководителей с/х организаций. Это приговор тем, кто в очередной раз решил, что чуточку припудренная колхозно-совхозная система без полноценного хозяина на земле может быть коммерчески прибыльным кормильцем Беларуси.

Источник: Белстат, 2017-2018 гг.

Ярослав Романчук, член Совета по развитию предпринимательства в Республике Беларусь