18 марта является знаковой датой в истории не только Беларуси, но и всей Восточной Европы. В этот день 97 лет назад в столице Латвии был подписан мирный договор, завершивший войну между Польшей и коалицией советских республик. Условия Рижского трактата для Беларуси были неоднозначны.  С одной стороны, наша государственность впервые была де-юре признана польским правительством. С другой стороны, мы были вынуждены уступить Польше огромные территории. Белорусский народ, также как и народ Украины, был на долгие годы разделен государственной границей. Тем не менее в  конечном итоге победа Польши обернулась против нее самой.

Война с Польшей оставила глубокий след в исторической памяти белорусов. Начавшееся в 1918 году становление нашей государственности на платформе «советской республики» было осложнено искусственным и насильственными разделением страны на «восток» и «запад». Восточные белорусы получили возможность беспрепятственно заниматься государственным строительством в составе федерации советских республик. Западные белорусы, несмотря на обещание польского правительства защищать их права, на собственной земле де-факто оказались гражданами второго сорта.

Пост-рижский период истории Западной Беларуси в отечественной историографии нередко трактуется как эпоха «польской оккупации». В свою очередь польскими авторами данная оценка не только решительно отвергается, но и формируется дискриминационное для белорусов прочтение истории восточных областей Второй Речи Посполитой.

Самому же Рижскому договору, санкционировавшему разделение нашей страны, в Польше уделяется гораздо меньше внимания, чем «войне с большевиками».  Так как по представлениям среднестатистического поляка именно эта война оказывается главным символом борьбы за свободу и независимость, а также оценивается как подвиг, совершенный во имя спасения цивилизованной Европы от «варварских орд большевиков».

В то же время у наших западных соседей никогда не принято было говорить о том, что русские, украинцы и белорусы, противостоявшие полякам в той войне, в действительности вовсе не  являлись безликими «большевиками». Ведь и мы тоже имели свои интересы, были вправе защищать свои границы, самобытность, язык и культуру. Но в Польше нас, если и принято было замечать, то лишь в качестве жертв «московской тирании», нуждающихся в спасении.

Столь предвзятый и избирательный подход к оценке польско-советской войны, получивший распространение сразу после ее окончания, оказал трагическое влияние на судьбу польской государственности, так как сформировал у польских элит и общественности ложное представление о балансе сил в Восточной Европе.

Вторая Речь Посполитая настолько уверовала в свои силы и священную миссию спасительницы Европы, что так и не удосужилась провести системные преобразования, направленные на укрепление собственной государственности. Ключевой реформой должна была стать федерализация страны, или же как минимум предоставление национальным и религиозным меньшинствам статуса, уравнивавшего их с представителями титульной нации. Однако даже робких попыток изменить существовавший порядок вещей не было предпринято. Евреи, украинцы, белорусы и немцы, составлявшие около трети населения Польши подвергались как открытой, так и скрытой дискриминации.

«Синдром победителей» также не позволил полякам более ответственно подойти к обеспечению безопасности своего государства. Территориальные претензии ко Второй Речи Посполитой выдвигались почти всеми ее соседями — но самыми болезненными оказались проблемы, порожденные Рижским миром. Именно они не позволили Польше рассчитывать не только на поддержку, но и на нейтралитет восточных соседей в критической ситуации.

Таким образом в действительности Рижский мир не усилил, а ослабил Польшу, поскольку, благодаря ему, был создан прецедент «черного передела» границ в Восточной Европе. Прецедент, который дал основания сопредельным странам в будущем выдвигать территориальные претензии теперь уже к самому польскому государству и вынуждать его удовлетворить их также с помощью военной силы.

Совершенно иначе результат польско-советской войны повлиял на проигравшую сторону. Поражение и унизительные условия мирного договора способствовали консолидации российской, белорусской и украинской советских республик, став одной из причин их объединения в 1922 году  в единое союзное государство. В послевоенные десятилетия этим государством целенаправленно велась подготовка к реваншу на польском направлении, послужившая стимулом для проведения ускоренной индустриальной модернизации и укрепления вооруженных сил.

Именно «польский вызов», брошенный восточнославянским народам, позволил им на новой исторической основе укрепить свою государственность и вернуть утраченные земли. В этом и заключается главный урок Рижского мира для Беларуси.

Дмитрий Корнилович

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Зря в публикации не сказано, что Польша была первым и главным противником белорусской государственности. Да и литовской, и украинской. Уже 14 февраля 1919 года, то есть через три месяца после объявления собственной независимости, поляки ударили по БССР, тогда она называлась ССРБ. Кстати сделали они это по договоренности с Германией. Это командующий Х немецкой армией генерал Фалькенгайм дал согласие на пропуск польских войск в Брест и далее на восток, после чего они нанесли неожиданный удар по советским гарнизонам в Березе и Мостах. Ведь тогда еще почти половина белорусских земель находилась под германской оккупацией, которая случилась после Брестского мира. О той договоренности поляков с немцами, случившейся 5 февраля 1919 года, следовало бы помнить тем, кто упрекает СССР за советско-германский договор от 23 августа 1939 года. Пример ведь, и формально, и фактически, показали поляки. Затем последовала оккупация Вильно. В Западно-Украинской Народной Респубикой к тому времени они уже воевали.
    Белорусской государственности Пилсудский и все руководство возродившейся Речи Посполитой никак не желало. Пилсудский повторял, что белорусы это фикция, это ноль. Впрочем, не желали они ни Литвы, ни Украины. Потому сразу же вели начали войны против литовцев, белорусов, украинцев, чехов, даже латышей, захватив Даугавпилс. Вот так действовали наши «вольнолюбивые соседи». Оказывается, на волю имели право только они.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here