Колумнист Sputnik Александр Шпаковский о том, что стоит за визитом белорусского министра иностранных дел в Лондон на фоне обострения отношений Великобритании с Россией.

На фоне беспрецедентной кампании по высылке российских дипломатов из разных стран мира, инициированной Великобританией, министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей с официальным визитом посетил Лондон, где провел встречу со своим коллегой, главой британского внешнеполитического ведомства Борисом Джонсоном.

Еще более примечателен тот факт, что это был первый визит руководителя белорусского МИД в Великобританию начиная с 1993 года.

Получается, что на фоне невиданного обострения российско-британских отношений Минск, наоборот, налаживает контакты с Соединенным Королевством, исходя из чего возникает вопрос о целях и причинах визита белорусского министра.

То есть, что это было: двойная игра руководства Беларуси, британская дипломатическая хитрость по отвлечению единственного союзника РФ в Европе или очередная попытка белорусов примирить Восток и Запад?

Предыстория визита

В конечном итоге представляется, что ни одна из этих версий не соответствует действительности. Нужно понимать, что вопросы такого рода «с кондачка не решаются» и являются следствием долгой предварительной работы.

Источники в МИД Беларуси утверждают, что визит Макея в Великобританию готовился более 6 месяцев, и представляется, что эта информация соответствует действительности.  Ведь примерно полгода назад, точнее, 25 сентября 2017 года, белорусскую столицу посетил министр по делам Европы и Америки МИД Великобритании Алан Дункан. Приезд высокопоставленного  британского чиновника был приурочен к 25-летию установления дипломатических отношений между двумя государствами и тоже был своего рода прорывом, так как Дункан стал первым британским министром, приехавшим в Беларусь с момента обретения нашей страной независимости.

Алана Дункана принимали в Минске на самом высоком уровне, и во время встречи с ним Александр Лукашенко  призвал Великобританию «активнее инвестировать в Беларусь свободные деньги». В свою очередь британский министр назвал Беларусь «очень важным партнером» и передал белорусскому лидеру «наилучшие пожелания» от премьер-министра Соединенного Королевства Терезы Мэй. Вероятно, именно тогда, во время встреч Дункана с президентом Беларуси и министром иностранных дел белорусской стороне было передано приглашение посетить Лондон с официальным визитом.

Естественно, в тот период никто и не подозревал о том, что в феврале 2018 года в Солсбери с применением вещества «Новичок» отравят двойного агента Сергея Скрипаля и его дочь Юлию, после чего отношения Великобритании и РФ окажутся на грани разрыва.

Кстати, рассуждая о белорусско-британских контактах, следует отметить еще встречу Макея в Лондоне с членом королевской семьи, принцем Майклом Кентским, который ранее также посещал Беларусь в 2016 году и также был принят главой государства.

Похоже на то, что нынешний визит белорусского министра в Британию стал следствием длительной проработки, где были задействованы как официальные каналы дипломатического общения, так и британская королевская семья. Таким образом, отказываться от запланированной поездки из «солидарности с Россией» было бы не только бестактно, но и достаточно глупо. Очевидно, что этот демарш никак не улучшил бы отношения между Москвой и Лондоном, но для Беларуси однозначно надолго закрылись бы двери любых политических контактов с британцами.

Дипломатия по-белорусски

Также необходимо понимать, что официальной внешнеполитической доктриной Беларуси объявлена многовекторность, когда с учетом обязательств Минска в различных союзах наша страна стремится развивать взаимовыгодные равноправные связи со всеми государствами мира.

Это значит, что белорусская дипломатия вовсе не обязательно должна дублировать позицию российских коллег, и зачастую Беларусь пытается выстраивать контакты с государствами, с которыми у РФ складываются далеко не однозначные отношения. На постсоветском пространстве это особенно заметно на примере Грузии, Украины, Молдовы. Впрочем, ни с одной из этих стран Беларусь не играет в союзы против России, хотя нередко Минск пытаются втянуть в подобные проекты, что особенно заметно со стороны Киева.

В основном отечественных дипломатов интересует развитие торгово-экономических связей, что вполне естественно для страны, имеющей открытую экспортно-ориентированную экономику.

Впрочем, в случае с Украиной такой подход позволил также создать новое позиционирование Беларуси в качестве донора региональной стабильности и сохранить относительное доверие всех сторон конфликта. Новейшая история свидетельствует, что Беларусь действительно предлагает своим партнерам дружить не «против», а «за», при этом нередко дружественные официальному Минску государства находятся в крайне непростых отношениях между собой. За примерами далеко ходить не нужно: Индия и Пакистан, Китай и Вьетнам, Армения и Азербайджан и т.д.

Анализируя визит Макея в Лондон, стоит напомнить встречу Лукашенко с Эрдоганом, происходившую на фоне казавшегося ужасным обострения в российско-турецких отношениях. Тогда Беларусь также призвала стороны к миру, не спешила ломать копья и разрывать связи с Анкарой. Позже Россия и Турция нашли общий язык столь же стремительно, как и поссорились, что еще раз подтвердило адекватность поведения официального Минска на международной арене.

При этом нельзя сказать, что Беларусь совсем не оглядывается на своих союзников, ведь непосредственно в преддверие своего визита Владимир Макей повел официальный телефонный разговор с руководителем МИД РФ Сергеем Лавровым. В сухом сообщении белорусского МИД отмечается, что министры «обменялись мнениями по актуальным вопросам международной и региональной повести дня», однако что-то подсказывает, что лондонский вояж Макея не остался без внимания.

Вряд ли Беларусь может чем-то помочь России в сложившейся ситуации, однако в Минске определенно учитывают все аспекты международной обстановки. Главной угрозой для нашей страны является углубление воронки конфронтации между Москвой и евроатлантическим сообществом, когда призывы к миру будут не интересны ни одной из сторон.

Тогда Беларусь окажется в ситуации выбора, который представляется очевидным. До этого момента вполне возможно развивать выгодные связи с разными полюсами, при этом не позволяя втягивать себя в разного рода политические авантюры, противоречащие союзным обязательствам.

sputnik.by

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ