Национальный аэропорт Минск. Главная воздушная гавань страны с номинальной границей, обозначенной аккуратным рядом остекленных кабинок. За ними — столь же номинальная чужбина, Duty Free и предполетное ожидание. Пассажир заезжает на эстакаду, идет на проверку к службе авиационной безопасности, затем к таможенникам, а потом уже к пограничникам. Это ребята в форме из зеленого сукна, которые каждый день сдают тесты, разбираются в поддельных паспортах и не пользуются современными телефонами.

Бомбер, GPS

Предстартовые ритуалы каждый день стандартные. Первое построение — проверка формы одежды и сдача тестов, второе построение — постановка задач и распределение по секторам вылета и прилета.

Проверка одежды — это, конечно, повод юморить: типа пограничникам в будках, как и телеведущим, нижняя часть гардероба не нужна. Но пока ты не получил права на самостоятельную работу контролером, какое-то время ходишь по залу перед кабинками и следишь за соблюдением режима.

Цветовое решение формы наших пограничников более-менее сохраняется со времен кончины СССР. На замечание про болотный окрас ребята отвечают, мол, в последнее время цвет стал более насыщенным, а еще в комплекты добавили одежду повеселее (типа бомберов). В общем, о вкусах не спорят, пусть и хочется.

По поводу тестов. Сдаются они каждый божий день. 9 — хороший балл, 8 — нужно перерешать. Все результаты фиксируются в базе. Выводится табель успеваемости.

Тесты разные. Самый распространенный — по идентификации. На экране две склеенные фотки: из паспорта и из жизни. Вопрос: пропускать человека или нет, если различия между снимками ощущаются? Есть 10 минут и 15 ситуаций.

Еще есть тест на знание оборудования. Оно у пограничников достаточно специфическое. Самый сложный тест — на законодательство (соглашения между странами по пропуску физлиц). Информацию закрепляют постоянно — кто-то при помощи распечаток, кто-то при помощи телефона. Телефоны, кстати, такие, что школота не поймет. Ни камер, ни GPS, ни поддержки интернета. Если есть «Змейка» в стандартной комплектации, то хоть какая-то радость. Лишь бы никто никуда не передал никаких сведений.

300 путешественников, иняз

Местные кадровики работают постоянно. В прошлом году, к примеру, набрали 70 человек. Все же Россия и Украина закрыли друг другу небо, а Беларусь пока дружелюбно делает на этом деньги. Растет пассажиропоток.

Плюс сезонные штуки. Летом пассажиропоток увеличится и без русско-украинской неприязни. В сутки в Национальном аэропорту бывает до 13—15 тыс. пассажиров. Один контролер просеивает примерно 300 путешественников, а на смене трудится до 40 человек.

Главная работа пограничников в аэропорту происходит в кабинах паспортного контроля, которые обозначают номинальную линию государственной границы. До нее во все стороны разное, но всегда внушительное количество километров.

Отряд пограничного контроля «Минск» — это за сотню людей. Возраст — по большей части от 18 до 25 лет. В основном (что-то около 85%) работают женщины.

Желательно высшее образование со знанием иностранных языков. Поэтому среди работников хватает выпускников иняза. Будущим контролерам дается восемь месяцев на подготовку. Потом они сдают финальный зачет на допуск к самостоятельному несению службы.

Спецпроверка, штампики

Отбор в пограничники — это три последовательных этапа: психологическое тестирование, спецпроверка через Комитет государственной безопасности и медкомиссия.

Психологическое тестирование — память, мышление, внимание, стрессоустойчивость, темперамент, характер. Работа вроде монотонная, но требует включенного внимания. Да и ответственность присутствует, в том числе уголовная. Если пропустишь не того, есть статья 453 УК РБ.

Текст статьи следующий: «Нарушение правил несения пограничной службы или осуществления пограничного контроля наказывается ограничением по военной службе на срок до двух лет, или арестом, или лишением свободы на срок до двух лет». В общем, приятного мало.

За такие ошибки в Национальном аэропорту никого не сажали. Но на собеседовании кандидатам всегда напоминают о том, как в стране чтут Уголовный кодекс.

На стадии психологического тестирования бракуется процентов 80 кандидатов.

Спецпроверка через КГБ — отсутствие криминального прошлого, папочки, все дела. Тут понятно. Медкомиссия, в принципе, тоже. Зрение до минус 0,6 позволительно.

Группа захвата, $300

В погранотряде можно пройти службу по контракту. В принципе, удобно. Не надо постоянно сидеть в части, да и деньги дают поинтереснее. Рядовой контролер на старте получает до 700 рублей. График — день, ночь, отсыпной, выходной.

В течение первого контракта (это два года) можно расти по службе. Подписав второй, реально стать старшим контролером. Это первая офицерская должность.

Для нее нужно хорошо сдавать тесты, проявлять инициативу, задерживать нарушителей и вести себя хорошо. Задерживать нарушителей — это не использовать группу захвата, а не пропускать в страну людей, которые в нее сильно хотят, но не имеют права.

За такое дают премии — 100—200 рублей. Если задержание суперкрупное — больше. В 2012-м в Национальном аэропорту Минск выявили гражданина России, который промышлял терроризмом. Премия составила чуть ли не $300.

Зарплата, понятное дело, самый злободневный вопрос. Не только для пограничников — для всех.

— 700 рублей для молодого человека, который живет один в Минске, считаем, нормально, — говорят наши проводники в бдительный мир охраны государственной границы. — Если снимает жилье…

— …то все эти 700 рублей и отдает.

— Нет. У нас есть система компенсации. На одного человека — 150 рублей. Если есть семья, то на каждого члена семьи дополнительно выдается по 60 рублей.

Старший контролер может получать до 1000 рублей, потом стать заместителем начальника смены — должность майорская, управленческая, в подчинении 6—10 человек. Оклад — под 1200 рублей.

Гана, ЦИП

Есть пул сложных рейсов: Азия, Ближний Восток, Кавказский регион. Там много ребят, которые пытаются рвануть через Национальный аэропорт Минск в Европу с целью улучшения жизни по поддельным документам — хорошим и не очень. В общем, мы последняя преграда перед ЕС. ЕС должен быть благодарен.

На проверку паспорта дается до трех минут. Для белорусских документов, отмечают пограничники, это даже много. За три минуты можно узнать всю биографию человека.

— Слушайте, а почему белорусские пограничники не улыбаются?

— Но это же миф. Нам всегда этот вопрос задают. Мы доброжелательные ребята. Ну и не будешь же ты улыбаться, разглядывая паспорт человека. Люди могут понять неправильно. Мол, что это вы такого смешного обнаружили в моем паспорте?

— Меня как-то девушка-контролер просила не улыбаться ей.

— Это чтобы свериться с фотографией в паспорте. Все же выражения лица — с улыбкой и без — совершенно разные.

Если паспорт вызывает сомнения, к делу приступает офицер отдела спецпроверки документов. Пассажира уводят. Контролер продолжает работать.

Пассажир оказывается в отдельном помещении, где с ним беседует представитель погранслужбы.

— Недавно к нам прилетел гражданин Ганы. Поменял себе 1973 год рождения на 1990-й. Просто взял квадратики из другого паспорта и вклеил. Ему задали элементарный вопрос о дате рождения, так он сразу стал путаться. Когда сознался, объяснил, что в Гане он в списке невыездных. В итоге был задержан до определения личности, находился в центре изоляции правонарушителей. Было такое, что человек мог год там пробыть, пока посольство подтверждало его личность.

«Ждуны», Япония

Про отдел спецпроверки. Его создали в 2014 году. Чисто физически это комната в терминале прилета, густо наполненная оборудованием. Есть еще одна — непосредственно в штабе.

Паспорт светят всем, чем только могут: инфракрасные, ультрафиолетовые лучи. На стеллажах сформировался целый атлас плохих документов. Нам показывают поддельный японский. Мол, у каждого паспорта есть технологическая, полиграфическая химико-физическая защита.

Пограничники светят на японский образец и по нанесению рисунка фоновой сетки понимают, что это подделка.

В помещении куча спецтехники. Высвечиваем водяной знак на армянском паспорте. Красивая кошка. Но, говорят, ненастоящая. Если документ подлинный, рисунок должен иметь четкие очертания, а линии не должны расплываться.

— Плохое нанесение, струйным принтером сделано. Видны растекания.

Ну, специалистам видны. Нам — не очень. Красивая вроде кошка. Но недостаточная для попадания в нашу страну.

В аэропорту, к слову, оборудована комната для лиц, которые по каким-то причинам не пропущены через границу. Их здесь ласково называют «ждунами». Возвращенцы сидят и ждут обратного рейса под контролем службы авиационной безопасности. Если пребывание затягивается, страдает авиакомпания, на самолете которой человек прибыл в Беларусь. Она отдает деньги. Большие. Все это плата за использование помещения и трехразовое питание. Сверху накладывается еще и штраф по положению ИКАО. ИКАО — это Международная организация гражданской авиации. Хорошая мотивация тщательнее проверять документы пассажира в стране вылета.

Принцип, экипаж

В зонах вылета и прилета все кабинки подписаны: «Граждане Республики Беларусь», «Граждане Союзного государства». Все это для более удобного регулирования пассажиропотока. Особой юридической силы не имеет. Если пойдете в кабинку для официальных делегаций и экипажа, вас не прогонят. Другое дело, если придут сами официальные лица и экипаж. Тут уже все от людей зависит. Некоторым не в лом подождать. Другие пойдут на принцип и пролезут вперед.

Если ваш самолет уже размялся и готов взмывать ввысь через четыре минуты или вы мама с коляской, пограничники божатся, что сделают все возможное, чтобы пропустить быстрее. Мол, это чисто человеческий момент. Достаточно спросить пограничника, можно ли пройти в это окно.

Рэмбо, Хургада

Основные ЧП в аэропорту связаны с пассажирами, которые не боятся бога и пограничников, светя поддельные документы. Иногда происходят другие инциденты. Это по большей части пьяные люди в состоянии нестояния.

Если пассажир пьяненький и миленький, никто не станет его трогать. Пусть спокойно едет домой отсыпаться. Если играет в Рэмбо и нарушает общественный порядок, это статья Административного кодекса Республики Беларусь. Человека задерживают и передают милиционерам до отрезвления. Пьяного никто к ответственности привлекать не станет.

— Это очень сложный разговор, — отмечают пограничники. — Прилетает сильно выпивший человек. Когда приходит в чувство, спрашиваем: «Вы зачем так напились?» — «А зачем лететь в Хургаду, чтобы возвращаться трезвым?» Такие граждане первым делом попадают не домой, а в милицию.

Остальные случаи — вопрос адекватности или ее отсутствия у пассажиров. Однажды пограничники не пропустили мужчину из Грузии. Тот так расстроился, что стал резать себе вены. Неприятно, но мужчина проходил по спискам людей, которым закрыт въезд в Беларусь.

В прошлом году ребята развернули женщину с недействительными документами, которая в итоге разгорячилась и бросила ключами пограничнику в лицо. На свою беду, оказалась снайперски меткой. Привлекали за причинение телесных повреждений.

Создается впечатление, что по сравнению с другими пограничными пунктами аэропорт — сладкое место. Кажется, здешние работники защищены от интенсивной долбежки мозга как минимум статусом пассажиров: все же билет на самолет может позволить себе не каждый. Исключения, пусть и подтверждающие правило, но есть.

Недавно мужчина, летевший в Москву, был немножко пьяненький и очень не хотел проходить все сита контроля. Настолько, что перелез забор возле стоянки, разодрав себе руки и одежду, и пришел к терминалу прилета со стороны летного поля. Пограничники не сказать чтобы были рады и задержали его.

Безвиз, золотой наряд

Самые сложные для пограничного отряда дни — пятница, суббота и воскресенье. Самые сложные часы на отлет — с 11:00 до 13:00, на прилет — с 15:30 до 17:00. Самые сложные документы — ручного заполнения (сирийские, ливийские). Самые сложные рейсы — Ирак, Сирия, Афганистан, Бангладеш, Пакистан, Турция (все же Стамбул — транзитный хаб для всей Азии).

Добавил работы и указ №8 про пятидневный безвиз, который вступил в силу 12 февраля 2017 года. По официальным данным, по нему в Беларусь прилетели порядка 97 621 иностранца (по состоянию на 1 апреля).

97 621 пятидневный турист — это 195 242 проверки и штампа. Главная пассажирская претензия — их неаккуратное размещение (допустим, по центру чистой страницы).

Есть определенный регламент. Справа на странице ставится отметка прибытия, слева — отметка убытия. Печати не должны перекрывать друг друга. Нынешние белорусские штампы позволяют плотно заполнять всю страницу. Выходит до 12 отметок.

Существует две пограничные байки про штамп по центру страницы. Первая: контролер лупит ее в отместку, если ему не понравится пассажир. Вторая: контролер работает последний день — так называемый золотой наряд.

Неаккуратная печать, конечно, не самое страшное в жизни, если она не связана с чуть ли не ежедневным пересечением границы, но так штампы ставить не принято.

— Если мне поставили штамп по центру страницы, я же могу жаловаться?

— Вы в любом случае можете, если считаете, что нарушены ваши права. Есть вариант сделать это в письменном виде. Если вас не устраивает, как и где стоит отметка, мы ее можем аннулировать. Правда, поверх первого штампа появится второй с текстом «Анулявана». Рядом новый — аккуратный. Но от жалобы места в паспорте больше не станет.

Центрифуга, американская виза

Еще одна любимая тема — допустимая степень повреждения паспорта. Пограничники советуют учить матчасть, то есть указ №294 от 3 июня 2008 года («О документировании населения Республики Беларусь»).

Важна мастичная печать органа, выдавшего паспорт. Если она размылась или стерлась, не видна ни пограничникам, ни их суперумным приспособлениям, паспорт считается недействительным.

— Недавно ребенок папе в паспорте домик разрисовал. Ваши коллеги не оценили.

— Это вопрос правоприменительной практики. Мы бы максимально постарались, чтобы пропустить человека. Но при этом хочется отметить солидарность с коллегами. Они имели право посчитать паспорт недействительным. Документ должен быть в сохранности, элементы защиты — тоже. Есть фоновая сетка, по ней идет специальный рисунок, если на него сверху накладываются художества ребенка — значит, элементы защиты нарушены.

— А если я постирал паспорт?

— Если соберетесь стирать, делайте это без отжима.

Ладно, убедили, белорусские пограничники умеют улыбаться.

Смысл в том, что стирка бывает разная. Если центрифуга не работала на максимальных оборотах и не попортила (или не сильно попортила) вам ни печати, ни визы, то ничего страшного.

С иностранцами сложнее. Их в случае повреждения паспортов предпочитают отправлять на родину.

Недавно в Минск прилетела девушка, у которой была вырвана страница в паспорте с американской визой. Причем лежала она в книжном блоке. Документ признали недействительным.

Девушка говорила, что страницу отделили злые представители компании, с которыми она ругалась в Турции. Ругалась-ругалась, и они в отместку занялись вредительством. Виза при этом многократная и действительная.

Девушку пробили по базе и пустили в страну получать новый паспорт, вынеся предупреждение согласно КоАП. В общем, белорусские пограничники добрые (добавляют, что еще и справедливые), потому как такое нарушение предполагает максимальную меру наказания в виде 50 базовых величин штрафа. А они дают по минимуму, вынося предупреждение.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ