vc.ru спросил трех программистов о впечатлениях от переезда в Беларусь: чем довольны, а чем не очень.

Разработчик Кирилл Асямолов переехал с семьeй из Новосибирска в Беларусь полгода назад.

У АЙТИШНИКОВ В МИНСКЕ ВЫСОКИЕ ЗАРПЛАТЫ

– Я приехал из Ростова-на-Дону, – объясняет Алексей Кремса, разработчик в аутсорсинговой компании CactusSoft. – В Ростове прожил несколько лет, но город мне не нравился. Понимал, что достиг зарплатного потолка, и хотел уехать. Выбрал Минск, потому что здесь больше платят.

У Кирилла Асямолова из Новосибирска похожая история: думал c семьей переехать в Москву или Петербург, в итоге оказался в Минске.

– В Беларуси предложили оплату выше. Разница была достаточной, чтобы мой выбор пал на Минск. У меня здесь работает друг, тоже из Новосибирска: три года назад перебрался с женой и четырьмя детьми.

По данным dev.by, минские айтишники зарабатывают около $1700. Это больше, чем в крупных городах России, и сравнимо с зарплатами Москвы и Петербурга. Минские программисты Objective C или Swift и C++ получают больше $2000 в месяц; специалисты с опытом более семи лет могут рассчитывать на $3000 долларов – притом что средняя зарплата по Минску в январе этого года составила менее $600.

ЗАРПЛАТЫ ПРИВЯЗАНЫ К КУРСУ ДОЛЛАРА

Белорусский рубль долго не хвастал стабильностью. Потому у IT-компаний появилась традиция привязывать зарплату к курсу доллара. Теперь, если рубль падает, местные айтишники только в выигрыше. В России такой подход встретишь реже.

– В Ростове я работал в аутсорс-компании. У меня была фиксированная зарплата в рублях, – вспоминает Алексей. – В 2014 году, когда упал рубль, работа разработчиков в один момент стала в два раза дешевле. Ни о какой компенсации речи не шло, хотя заказчик по-прежнему платил компании в долларах.

В МИНСКЕ ЕСТЬ ГДЕ РАБОТАТЬ

– Устроиться на работу в Минске довольно-таки просто, – считает Александр Слабинский, переехавший в Беларусь в 2014 году. – Я бы искал на LinkedIn, dev.by, jobs.tut.by. Пока что такая ситуация, когда сотрудники нужны сильно.

– В Беларуси хороший IT-рынок, – делится своими наблюдениями Алексей. – Много аутсорс-проектов. В последнее время открываются еще и сильные продуктовые компании: Juno, Apalon, Gismart. Да, если ты хороший специалист, в любом городе можно найти отличную работу, но если брать «среднюю температуру по больнице», условно middle, то в Минске трудоустроиться проще.

Бизнес-инкубатор Парка высоких технологий. Фото: park.by.

Сфера IT в Беларуси развивается быстрыми темпами. С тех пор как в 2005 году здесь появился Парк высоких технологий (особая экономическая зона для ИТ), экспорт IT-услуг и продуктов вырос в 30 раз. В 2017 году 69% резидентов ПВТ разрабатывали программное обеспечение под заказ для клиентов из США и Европы.

В последнее время многие компании, вдохновленные успехами MSQRD и AIMatter, переходят к продуктовой разработке, причем более 80 из них сфокусированы на AI-проектах. В начале года издание vc.ru опубликовало двадцатку перспективных белорусских стартапов.

С 28 марта вступит в силу декрет №8 «О развитии цифровой экономики»: эксперты считают, что он позволит совершить рывок в индустрии. Среди важных положений – он продлил существующие льготы резидентам ПВТ, разрешил майнинг и криптовалюты и, наконец, избавил иностранцев от необходимости получать разрешение и визу для работы в компаниях-резидентах ПВТ.

Офис CactusSoft.

В МИНСКЕ ДЕШЕВО ЖИТЬ

Минск входит в десятку самых дешевых городов в мире по стоимости жизни. В последнем рейтинге Mercer он занял 200-е место из 209 возможных (Москва, например, была на 14-м месте). При этом средний минчанин живет на зарплату почти в три раза меньшую, чем у среднего айтишника.

– Стоимость жизни в Минске примерно такая же, как в Ростове, – прикидывает Алексей. – Например, продукты дешевле, зато мобильная связь, интернет и развлечения обходятся дороже.

– Колбасы, сыры здесь дешевле, чем в Новосибирске, – подсчитывает Кирилл.

– Что касается квартиры, то в Ростове я за 18 тысяч рублей снимал однокомнатную, а в Минске – за $350. До метро мне сейчас три-четыре минуты пешком, а на метро до центра – минут пятнадцать. Для сравнения, мой товарищ в Москве снимает «однушку» чуть больше, чем за 40 тысяч рублей. Спартанские условия, я бы сделал ремонт.

Для Александра вопрос съема квартиры больше не актуален: в прошлом году он женился на минчанке и переехал к ней.

iOS-разработчик Александр Слабинский живет в Минске уже третий год.

– В России многие едут зарабатывать в Москву – но не знаю, насколько это актуально для IT-сектора, – рассуждает Алексей. – Жителю Томска или Саратова выгоднее переехать в Минск: зарплата может быть той же, как в Москве или Питере, а цены ниже. Получается больше откладывать.

В БЕЛАРУСИ ЛЕГЧЕ ПОЧУВСТВОВАТЬ СЕБЯ МЕСТНЫМ, ЕСЛИ НЕ ГОВОРИТЬ «БЕЛОРУССИЯ»

– Русскоязычное население – это плюс, – считает Александр. – От переезда нет шока, как будто сменил не страну, а город.

Привыкать нужно разве что к новым деньгам. В июле 2016 года в Беларуси провели деноминацию: «обрезали» с ценников четыре нуля. Самой крупной купюрой раньше были 200 тысяч белорусских рублей, теперь – 500 рублей.

– Я оказался в Минске, когда в ходу параллельно было два вида денег: старые с десятками тысяч и новые, – вспоминает Алексей. – В новых считать удобно: делишь на два – получаешь сумму в долларах.

Как и везде, чувствовать себя здешним можно до тех пор, пока речь не зайдет о местном культурном контексте.

– Жена как-то гуляла по улице с ребенком, к ней подошел дедушка, – описывает Кирилл. – Стал рассказывать: «Ну и молодежь пошла, не знает, кто такой Машеров!» И с надеждой: «Ну вы-то точно знаете?» Промолчала и сделала вид, что понимает, о ком речь.

– Как-то коллеги обсуждали певца Солодуху – я и не знал, кто это такой. Понятия не имел! – смеется Алексей. – А если ты его не знаешь – значит, точно не местный.

«До переезда я ни разу не был в Беларуси. Знал, что столица — Минск, президент — Лукашенко. Вот, пожалуй, и всё», — признается Алексей Кремcа.

– И, конечно, на слово «Белоруссия» многие реагируют болезненно: я уже привык говорить Беларусь, и других хочется поправлять, – говорит Кирилл. – В Минске так везде пишут: например, на плакатах – «Я люблю Беларусь».

В МИНСКЕ МАЛО РАЗВЛЕЧЕНИЙ И НЕТ IKEA

Вместе с Александром в 2014 году в Минске оказалось много знакомых из Украины. Многие либо вернулись, либо направились дальше в Европу. Главная причина – скучно.

– Но я не понимаю, как в городе может быть скучно, – удивляется Александр. – Я каждый день хожу по маршруту «работа – дом». Если остается свободное время, пытаюсь заниматься спортом: в сентябре прошлого года бежал на Минском полумарафоне.

– Мне хотелось бы разнообразия концертов, – признается Алексей. – Часто известные артисты приезжают в Москву и Питер, а в Минск – нет. Так было с The Pretty Reckless, да и со многими. Но кафе и бары есть, парки и велодорожка – тоже, так что развлечь себя можно.

– Летом я был на местной бар-стрит – Зыбицкой, довольно весело. В Новосибирске такой улицы нет, – вспоминает Кирилл. – Но вообще мы с женой по барам не ходим. Родственников в Минске нет, посидеть с ребенком некому.

Стоит быть готовым к тому, что в Минске не так много мировых брендов – и в плане одежды, и в плане общепита. Первый магазин Zara открылся в прошлом году, Starbucks нет до сих пор. Очень не хватает IKEA.

В МИНСКЕ ЧИСТО И ХОРОШИЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ ТРАНСПОРТ

Чистота на улицах – то, что впечатляет всех приезжих.

– Еще с первой командировки в Минск я запомнил, что здесь больше порядка в коммунальных вещах, – вспоминает Александр. – И общественный транспорт хорошо работает. Сам я не вожу, так что для меня это важно.

– Водители не курят в салоне. А в Ростове не раз такое было, – добавляет Алексей. – Там весь общественный транспорт частный. Как-то ехал в маршрутке, а водитель с сигаретой. Я недалеко сидел, говорю: «Можете, пожалуйста, не курить?» – «Слышь, пересядь, если не нравится». В Минске вообще меньше вероятность нарваться на открытое хамство. Люди спокойнее и сдержаннее. Могу ошибаться, но это мой личный опыт.

ИЗ МИНСКА ДОРОГО ПУТЕШЕСТВОВАТЬ

Из Минска не летают лоукосты, а у национального авиаперевозчика «Белавиа» цены высокие. Минчане привыкли ездить поездом в Вильнюс (2 часа 30 минут – за $20), Варшаву, Киев или Москву – и там садиться на самолет.

Привокзальная площадь в Минске.

– Зато есть возможность быстро добраться в Европу автобусом или на машине, – добавляет Кирилл. – Лететь куда-то на самолете из Новосибирска мне было не дешевле, а автомобильным транспортом мог съездить разве что в Горный Алтай. Зато теперь только в марте посетил Польшу, Словакию и Чехию.

У айтишников есть еще одна возможность путешествовать – по работе. Белорусскую CactusSoft, где работает Алексей, недавно купила бельгийская компания Litussoft, так что у разработчика были две командировки в Бельгию. Любопытно, но в Европу на релокейт не тянет.

– Работа в IT там не сверхприбыльная. В Бельгии, со слов местных, больше всего получают юристы и врачи. А если не хочешь чувствовать себя чужим, надо учить еще один язык. Но мне банально лень. Одно дело – получить оффер от крутой компании в Кремниевой долине, другое – поменять типичную контору в России на польскую или чешскую. Можно, но я не понимаю, зачем это надо.

ЧТО ЕЩЕ

– Минусы везде есть: в каждом городе, в каждой стране. Но, если не придираться, больших проблем в Минске не вижу, – считает Алексей. – Слышал жалобу от белорусов: «У нас дороги плохие». Да у вас классные дороги! И то, что здесь называют пробками, в Москве было бы «медленно едем».

Погода в Минске – неоднозначный момент: дождливое лето, затянутая зима.

– Лучше уж в Новосибирске -15°C со снегом и солнцем, чем здесь слякоть и -1°C , – вздыхает Кирилл.

Сложно с государственной медициной, зато нет проблем с частной. Хороший сервис в кафе – скорее исключение, чем правило. Зато в магазинах вкусные продукты, а местные рынки радуют фермерской продукцией. Для ЗОЖ – идеально.

– Молочка супер, – улыбается Александр. – И, как ни странно, яблоки. А еще картошка! Я ее с детства любил, так что родители шутили: «Белорус ты, Сашка», – и дошутились.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ