Андрей Масловский рассказывает о том, что творилось с заводской командой, когда она стала заводу не нужна.

Минское «Торпедо» вернулось в высшую лигу спустя 14 лет. В первом туре чемпионата «автозаводцы» играли с «Ислочью» и спаслись только в добавленное время, забив с пенальти. Матч запомнился хэдшотом голкипера Сергея Туранка и перфомансом фан-сектора «черно-белых». С помощью трех больших растяжек фанаты благодарили тех, кто не дал клубу погибнуть в особо тяжкие времена.

***

В первой половине 2000-х «Торпедо» было грозной силой в белорусском футболе. Команда давала бой почти в каждом матче. В 2000-м «автозаводцы» добрались до финала Кубка страны, где проиграли МПКЦ в добавленное время после гола Василюка. В 2002-м и 2003-м годах «черно-белые» становились четвертыми в чемпионате. Оба раза минчане набирали одинаковое количество очков с бронзовыми призерами «Шахтером» и столичным «Динамо», но по дополнительным показателям оставались с деревянными медалями.

Клуб тогда жил на широкую ногу. Поговаривают, годовой бюджет находился в районе 2 миллионов долларов. Игрокам и сотрудникам постоянно выплачивались различные премии. Работники клуба тех лет вспоминают, что иногда бухгалтеры даже не могли точно сказать, за что выдают деньги. Комплектовалось «Торпедо» звонкими именами. Эду, Маковский, Рогожкин, Разин, Тучинский, Чалей составляли костяк той команды. Тренеры тоже были под стать: Юревич, Боровский, Подпалый.

Содержали клуб завод МАЗ и российские бизнесмены, торговавшие компьютерной техникой. Фирма питерцев была зарегистрирована в США, поэтому их часто называли «американцами». Впрочем, МАЗ постепенно терял интерес к футболу, и вскоре «Торпедо» стало для предприятия обузой. Да и основной поток финансирования был направлен в хоккейное «Динамо». «Торпедо» даже название поменяло: вместо приставки МАЗ появилось СКА. Только и армия не особо помогала. Выживал клуб исключительно за счет «американцев». Так было до конца 2004 года. В том чемпионате «Торпедо» финишировало шестым.

– Когда в середине сезона-2004 пришел Подпалый, его пригласили к руководству и спросили: «Что нужно для того, чтобы попасть в призы?» – рассказывает тренер «Торпедо» в 2005 году Леонид Савицкий. – В ответ Сергей сказал, что нужно увеличить финансирование чуть ли не в два раза. Увеличили. Раньше на поле стадиона тренировались два раза в неделю, теперь – сколько захочешь. Подняли зарплату, увеличили сумму премий. Все сделали, но задачу снова не выполнили. Подвела драка со «Звездой-БГУ» в концовке чемпионата. Из-за дисквалификации многих футболистов в следующих матчах играли дублеры. В итоге мы заняли только 6-е место (в трех последних турах «Торпедо» набрало 1 очко – Tribuna.com). Подпалого снова вызвали к руководству и спросили: «Что еще нужно?» Подпалый не подумал и сказал: «Увеличить все в два раза». И этим окончательно подвел черту.

– Директором завода МАЗ был Валентин Гуринович. Как были выстроены у него отношения с командой?

– Ну, как вам объяснить. Гуринович был директором огромного завода. Ему было все равно, кто пришел на прием: начальник 5-го цеха или представитель футбольного клуба. Особого понимания наших проблем с его стороны не было. В этот период нас поддерживали только спонсоры – фирма «Реал» и компьютерщики из Питера. Если бы не они, рухнули бы раньше. МАЗ денег не давал очень долго, но спонсорам удавалось делать для нас все. Мы прекрасно себя чувствовали.

Долгое время бизнесмены тянули клуб на своих плечах, но потом им просто надоело. Так «Торпедо» оказалось вне высшей лиги.

– Россияне стали предъявлять претензии руководству завода, – продолжает Савицкий. – Приходя в клуб, они хотели что-то выиграть, поиграть в Европе и взаимовыгодно сотрудничать. Но не получили ни то, ни другое, ни третье. Они начали требовать от завода выполнения обещаний, но завод ничего выплачивать не собирался. Тогда интерес россиян к команде пропал. Оставшись без средств к существованию, мы приняли решение сняться с чемпионата.

Спустя пару месяцев некоторые сотрудники клуба, в числе которых был и Савицкий, решили заявить команду во вторую лигу. Идею поддержал директор команды Геннадий Сухоцкий, владевший фирмой «Реал». Она и стала основным спонсором «Торпедо». Руководители хотели перезагрузиться. Много говорилось о новой жизни. Поверив этим разговорам, в команду пришли неплохие для второй лиги игроки. Третий дивизион минчане прошли на одном дыхании. В 26 матчах одержали 22 победы и 4 раза сыграли вничью – уверенное первое место. Было забито 75 мячей при девяти пропущенных.

– Мы просто не имели права проигрывать, – вспоминает Савицкий. – Перед стартом сезона руководство клуба сказало, что меня уволят после первого же поражения. Даже в межсезонке! Но подготовку удалось организовать хорошую. Один из сборов провели в Молдове. Кстати, неприятно удивил Леонид Кучук. Мы работали в Бендерах и предложили сыграть товарищеский матч с его «Шерифом». А он в ответ: «Я с такими командами не играю». Даже второй состав ставить не захотел. Странно. Мы вместе работали в «Торпедо», у нас были нормальные отношения. Не понимаю до сих пор. На помощь пришел Игорь Добровольский, тренировавший «Тилигул-Тирас» из Тирасполя. Он согласился сыграть с нами. Более того, предоставил поле для тренировок. Да и вообще относился очень душевно. Парадокс. Совершенно посторонний человек оказался намного гостеприимней.

Мы провели очень хороший подготовительный сбор, благодаря которому не проиграли потом ни одного матча. Команда была профессиональная. Мы тренировались каждый день. Никто нигде не подрабатывал. В общем, год прошел идеально. У нас получилась великолепная команда, которая была бы лидером первой лиги в следующем сезоне. Но на банкете по итогам сезона после вручения наград и призов руководители сказали всем писать заявление об увольнении из клуба. Нас якобы переводили из одного подразделения завода в другое. В одной комнате вручали награды, а в другой увольняли. Написали заявления, ушли в отпуск, а потом узнали, что мы объединяемся с «Минском».

– Если у МАЗа не было денег на финансирование команды, за счет чего она жила в 2005-м?

– За спонсорские деньги – благодаря фирме «Реал». Завод никак не участвовал. Вот показательная история об отношении руководства завода к клубу. Я как-то был на приеме у Невыгласа. Говорили о «Торпедо». Геннадий Николаевич набрал директора завода и в лоб спросил: «Как у вас обстановка? Что случилось?» На что Гуринович ему: «У нас все нормально. Мы объединились с футбольным клубом «Минск». Все хорошо». А на деле: я уволен, игроки уволены, весь штат клуба без работы.

Савицкий считает, что объединение с «горожанами» вышло не совсем честным. По его мнению, «Минск» воспользовался своим положением и забрал себе стадион «Торпедо».

– Мы арендовали у «Минска» поля, а взамен давали играть на стадионе «Торпедо». Нам было выгодно: 10 тренировок против одной игры. Потом в «Минске», видимо, решили, что стадион можно переписать на свой баланс, и сделали это. А завод отстранился от наших проблем и просто сбросил команду. Нас стали клевать объединением. Причем говорили, что нам еще и лучше будет. Абсурд! Ни тренеры, ни игроки «Торпедо» в объединенный клуб не попали. Я приходил и просился поработать детским тренером. Сказали, что нет места. Пытаясь хоть как-то спасти команду, я общался с молодечненскими властями и предлагал им готовую команду игроков и тренеров, способную решать задачи. Нам просто нужен был спонсор. Но никто не откликнулся.

Директор «Минска» Игорь Шлойдо уверяет, что все было не совсем так.

– В 2005 году «Торпедо» заняло первое место во второй лиге, но в 2006-м в команде сложилась тяжелая финансовая ситуация. Ко мне обратился директор клуба Геннадий Сухоцкий с предложением объединиться. Стоит отметить, что наш клуб в том году выступал в первой лиге. Сухоцкий предложил объединить команды и при этом оставить название «Торпедо». Естественно, решение таких глобальных вопросов было вне моей компетенции, ведь клуб находится под эгидой Мингорисполкома. Руководство города не увидело никаких положительных моментов в предложении «Торпедо»: у команды кроме футболистов практически ничего не было. Стадион «Торпедо» и база команде не принадлежали. Поэтому мы как были «Минском», так и остались. Ни юридически, ни финансово мы не слились. Объединения не было.

– А как же к вам тогда перешел стадион «Торпедо»?

– Стадион «Торпедо» команде не принадлежал. Он был собственностью завода МАЗ. В то время руководство завода обратилось в  Мингорисполком с просьбой передать стадион на баланс города. Городские власти решили взять ненужный заводу спортобъект под свое крыло. В итоге вышел Указ президента, по которому стадион «Торпедо» передали сперва в коммунальную собственность столицы, а затем Мингорисполком перевел его на баланс нашего клуба. Точно так же спустя много лет к нам добавился стадион «Трактор». Поэтому мы стадион у «Торпедо» не забирали. Стадион был просто не нужен МАЗу, и завод от него избавился как от непрофильного актива. Хочется поставить точку в мифе о том, что футбольный клуб «Минск» поглотил, разорил или что-то забрал у «Торпедо». Ничего такого не было и быть не могло.

***

Ноябрь 2006-го – жаркое время для поклонников «Торпедо». Видя, что происходит с клубом, они пытались привлечь внимание общественности и достучаться до руководства завода. Писали в газеты и на сайты электронных СМИ, выходили на ведущего программы «Столичный футбол» Игоря Коленькова и предлагали снять сюжет. В общем, делали все, что могли. Даже акцию протеста организовали.

14 ноября в три часа дня около 40 болельщиков «Торпедо» собрались возле офиса клуба на улице Лазо и оттуда направились к проходной МАЗа. На заводе как раз закончилась смена, и рабочие расходились по домам. Каждому встречному болельщики раздавали листовки с призывом не бросать «Торпедо». Дойдя до проходной, «акционеры» развернули баннеры с надписями: «Забіваеце «Тарпеда» – забіваеце і нас», «Не дадим умереть «Торпедо». По воспоминаниям участников акции простые рабочие очень позитивно реагировали на происходящее, выражали слова поддержки и говорили, что клуб должен жить.

А вот охрана завода не была столь добродушной. Минут через 10 после начала пикета охранники вышли к собравшимся с требованием сворачиваться, стали грозить милицией. Болельщики не ушли. К моменту приезда милиционеров фанаты уже спрятали баннеры и сами собирались расходиться. К сожалению для торпедовцев, акция вызвала только парочку публикаций в СМИ. Руководство завода к клубу не повернулось. Через несколько дней «Торпедо» перестало существовать.

***

Год о клубе ничего не было слышно, а в 2007-м Анатолий Фомин, тренер ДЮСШ «Торпедо», которую МАЗ оставил на своем балансе, собрал молодых игроков и, назвав команду «Торпедо», заявился в чемпионат Минска.

– В ту пору я был едва ли не единственным, кому был нужен клуб, – рассказывает Фомин. – У меня подрастали хорошие ребята, которые хотели играть. И я решил собрать команду и участвовать в чемпионате города. Через год пришли болельщики. Почему не сразу? Думаю, какое-то время они присматривались ко мне. Им надо было понять, что это не просто кто-то пиарится на имени «Торпедо», а что люди реально работают. И в таких условиях даже что-то делают. Так мы начали работать с болельщиками вместе. Вскоре стали помогать и бывшие сотрудники клуба, и ветераны. Потихонечку сформировалась группа людей, которая по мере возможностей тянула на себе все.

Большую часть денег приносили болельщики, которым помогали фанаты жодинского «Торпедо». Также была разовая помощь от других людей. Помню, надо было ехать в Гродно на Региональный кубок, а автобус заказать не смогли – не успели собрать нужную сумму. Тогда ко мне обратился один человек и сказал, что возьмет все транспортные расходы на себя. И он сдержал слово. К сожалению, я не помню, как зовут этого парня.

– Говорят, команду в 2007 году финансировал профсоюз.

– Не МАЗовский :). Я обратился за помощью к главе администрации Заводского района Олегу Жогло. Он каким-то образом вышел на руководителей городского профсоюза. И они помогали один год.

– У нас были и касса, куда любой желающий мог принести деньги, и отчеты о тратах, – рассказывает директор клуба Андрей Салангин, который в то время был одним из лидеров фан-движения «черно-белых». – Те ребята, у которых было все хорошо с деньгами, давали нормальные суммы. Бывало, что и 200 евро могли кинуть. Мы вели учет всех, кто нам помогал. Даже малых, которые давали по 5 или 50 тысяч рублей, вписывали. Нам была важна открытость. Да и малые видели, что их учитывают, несмотря на то, что они дают небольшие суммы. Также помогали и игроки. В один сезон они скинулись по 40 долларов и купили себе форму. А Фомин, например, пробивал тренировки на школьных стадионах. Так и выживали.

Фомин помогал «Торпедо» 6 лет. Тренер вспоминает, что с 2007-го по 2012-й годы неоднократно выходил на директора завода МАЗ Гуриновича и просил хоть о какой-то помощи, но руководитель не хотел заниматься клубом и постоянно направлял к своим заместителям. Те рассказывали о трудностях, которые испытывает завод.

– Не говорили нет, но плакались, как трудно живется заводу. И добавляли: «Скажите спасибо, что мы школу содержим». И как показало будущее, надо было говорить спасибо. В конце концов завод отказался и от школы.

В 2013-м у Фомина случился конфликт с одним из фанатов, который находился в руководстве клуба, и тренер покинул «Торпедо».

– Я всегда стоял на том, чтобы в команде играли собственные воспитанники, – поясняет Фомин. – Особенно в чемпионате города и региональных кубках. Понятно, что если бы случился выход во вторую лигу, надо было бы усиливаться. Одними воспитанниками обойтись трудно. Но паренек оказался очень властолюбивым. Решил, что усиливаться нужно именно тогда. Говорил, что нужен результат, которого, по его мнению, не было (в 2011-м «Торпедо» выиграло чемпионат Минска, в 2012-м финишировало третьим – Tribuna.com). И он заводил разговоры, что надо быть на первом месте и так далее. Тогда я сказал, что с этим человеком работать не буду, и ушел. Как выяснилось позже, я оказался прав. Вскоре с ним разругался и Салангин.

Сейчас Фомин работает детским тренером в ДЮСШ «Трактор» и в ФОЦе детей и молодежи Ленинского района.

***

Зимой 2014 года «Торпедо» участвовало в небольшом зальном турнире, организованном Минской лигой футбола. После одного из матчей руководитель МЛФ предложил Салангину заявиться во вторую лигу чемпионата Беларуси.

– Антон Василевский предложил. Сказал, что федерация взносы уменьшила, что будет деление на две зоны и что расходы будут небольшие, – говорит Салангин – Да и мы сами видели, что и «Партизан», и «АЛФ-2007» (нынешний «Луч» – Tribuna.com) уже играли во второй лиге в 2013-м. Ну и решили попробовать. Владимир Курнев, мой сосед, познакомил с руководством федерации. Сергей Сафарьян пошел навстречу и предоставил искусственно поле у Дома футбола для тренировок. И мы работали там по вечерам.

В первый сезон в Д3 команда заняла 12-е место. И так могло оказаться, что все на этом бы и закончилось. Курс доллара прыгал, экономическая ситуация в стране была неспокойная, и многие болельщики отказывались помогать клубу. Однако судьбу «Партизана», который пробыл во второй лиге пару сезонов и развалился окончательно, «черно-белые» не повторили.

– Ситуация была сложная, но в начале 2015 года на меня вышли люди из окружения Михаила Мироненкова и рассказали, что он заинтересован в клубе, – продолжает Салангин. – Нужно только быть на плаву. Я встретился с ребятами, рассказал им всю ситуацию, и мы пришли к выводу, что это лучше, чем снова играть непонятно где. Заявились во вторую лигу, а летом познакомились с Михаилом Николаевичем.

Так началась новая история «Торпедо». В 2015-м «черно-белые» вышли в первую лигу, а спустя два года, пусть и с небольшим скандалом, вернулись в «вышку». С Мироненковым у клуба большие планы. В ближайшее время в состав учредителей «Торпедо» должна войти «Минск-Арена». Автозаводцы надеются, что этот союз позволит улучшить инфраструктуру. Арена владеет стадионом «Домостроитель», на котором в будущем намерено играть «Торпедо». Также ходят разговоры о строительстве загородной базы с тренировочными полями и возобновлении контактов с заводом МАЗ. В клубе очень хотят, чтобы «Торпедо» ассоциировалось именно с этим предприятием.

tribuna.com

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ