После Второй мировой войны территория нынешней Германии и в отдельности Берлин были разделены между победителями — СССР, США, Великобританией и Францией — на четыре зоны оккупации:

Карта зон оккупации послевоенной Германии. Источник: Wikipedia.org


Впоследствии территории, принадлежавшие Великобритании, США и Франции, были объединены в единое государство — Федеративную Республику Германию (позже к ее составу примкнула и Саарская республика, обозначенная на карте сине-красным флагом с белым крестом), а в советской зоне была образована Германская Демократическая Республика (ГДР). Берлин был разделен по такому же принципу Берлинской стеной, ставшей одним из символов эпохи «холодной войны».

ГДР и ФРГ, или как их еще называли — Восточная и Западная Германии, просуществовали изолированно друг от друга фактически ровно 41 год — с 7 октября 1949 года до 3 октября 1990 года.

В 1990 году Германия была воссоединена путем присоединения ГДР к ФРГ. Столицей новой, «большой» ФРГ стал объединенный Берлин. В стране начала происходить усиленная интеграция восточной части в капиталистическую систему.

Но даже сегодня, спустя почти 30 лет после снесения границы, нельзя сказать, что Восточная и Западная Германия слились в единое целое, и последствия периода разделения немецкого народа полностью ликвидированы и забыты.

По сей день бывшая территория ГДР имеет существенные отличия от остальных регионов Германии как по экономическим показателям, так и по политическим предпочтениям.

Предлагаем подробнее рассмотреть экономические и политические различия между Восточной и Западной Германией, а также разобраться, почему до сих пор они не ликвидированы.

Либеральный Запад и лево-евроскептический Восток

После воссоединения Германии (3 октября 1990 года) немцы решили не тянуть резину и уже в начале декабря того же года провели первые совместные выборы в новый парламент.

В той избирательной кампании на равных условиях приняли участие как партии из ФРГ (правоцентристсткий Христианско-демократический союз, Социально-демократическая партия, либеральная Свободно-демократическая партия, «Зеленые» и т.д.), так и единственная партия из ГДР, которая являлась там правящей — Социалистическая единая партия Германии.

В ФРГ Христианско-демократический союз (ХДС) и Социально-демократическая партия (СДПГ) десятилетиями составляли правящий тандем. На каждых парламентских выборах именно они занимали (и занимают до сих пор) первые два места, имея небольшую разницу между собой в количестве набранных голосов.

ХДС исповедует идеологию консервативного либерализма. Партия была нацелена на укрепление НАТО и ЕС с момента их появления. Во внутренней политике данная политическая сила нацелена на поддержку бизнеса и частной инициативы.

СДПГ во внешней политике также в целом выступает за углубление евроинтеграции и поддерживает НАТО, однако во внутренней политике ее программа предусматривает более широкую социальную поддержку, чем программа ХДС.

В ГДР, в свою очередь, сложилась однопартийная система. Правящей была Социалистическая единая партия Германии − по сути немецкий аналог КПСС, исповедовавший идеологию марксизма-ленинизма. После присоединения ГДР к ФРГ в 1990 году эта партия сменила название, став Партией демократического социализма (ПДС).

Результаты первых выборов в 1990 году были во многом схожи на Востоке и Западе. Победу одержали правоцентристы из Христианско-демократического союза, набравшие в обеих частях Германии порядка 40-45%. На втором месте в обеих частях Германии оказалась Социально-демократическая партия, получившая 24,3% на Востоке и 35,7% на Западе. На третьем месте с практически одинаковым количеством набранных процентов и там, и там оказалась либеральная Свободная демократическая партия.

Однако существенное различие между результатами на Востоке и Западе страны все-таки было. В экс-ГДР некогда правящая там Партия демократического социализма заняла четвертое место, набрав 11,1%, в то время как в западной части страны она получила всего 0,3%. А в одном из избирательных округов восточного Берлина она и вовсе вышла на первое место.

Таким образом, более 10% граждан Восточной Германии после падения Берлинской стены все еще поддерживали экс-правящую партию ГДР.

В экс-ГДР некогда правящая там Партия демократического социализма заняла четвертое место, набрав 11,1%.


Куда интереснее сложилась избирательная кампания спустя четыре года (1994), когда восточные немцы почувствовали тяготы резкого разрушения плановой экономики и встраивания в капиталистическую систему. Тогда снова предсказуемо победили две главные партии страны — Христианско-демократический союз и Социал-демократическая партия (с минимальной разницей в результатах по Востоку и по Западу), а вот Партия демократического социализма из ГДР набрала на Востоке уже 19,8% голосов, улучшив свой результат на территории своего бывшего правления почти в два раза.

На Западе Германии у партии из ГДР фактически на протяжении всех избирательных кампаний оставался очень низкий рейтинг − в районе статистической погрешности, поэтому несмотря на хорошие показатели на Востоке страны, в Бундестаг оно проходила редко и занимала малое количество мест, практически не имея никакого влияния на политику страны.

Спустя еще четыре года (в 1998) электоральный расклад снова изменился — две главные партии в целом по стране по-прежнему лидировали с огромным отрывом от остальных, однако поменялись местами — теперь СДПГ с небольшим преимуществом заняла первое место, оставив позади христианских демократов.

В бывшей социалистической части Германии произошел еще один сюрприз − «родная» для восточных немцев Партия демократического социализма снова нарастила количество голосов среди населения экс-ГДР, набрав уже 21,6%, заняв по региону третье место и лишь на 5,7% отстав от Христианско-демократического союза. Благодаря доверию населения с восточной части ПДС впервые в своей истории прошла в парламент воссоединенной Германии.

Во время следующей избирательной кампании (2002 год), состоявшейся в 2002 году, Христианско-демократический союз и Социал-демократическая партия снова победили по стране, заручившись поддержкой 30-40% избирателей. Партия демократического социализма на территории экс-ГДР потеряла около 5%, а вместе с этим и места в Бундестаге.

Зато во время следующих выборов — в 2005 году — произошел настоящий «левый реванш»: партия из ГДР серьезно улучшила свои результаты — теперь у нее было 8,7% в целом по стране, а по Востоку − 25,3% . ПДС на территории экс-ГДР впервые догнал по показателям одну из двух правящих партий — Христианско-демократический союз.

Осознавая, что ПДС имеет довольно серьезную поддержку на востоке страны, руководство партии в 2007 году решило объединиться с идеологически близкой партией «Труд и социальная справедливость − Избирательная альтернатива». Таким образом, была создана новая партия «Левые», которая существует и по сей день, и все еще имеет значительную поддержку на территории экс-ГДР.

Партия «Левые» имеет значительную поддержку на территории экс-ГДР.


Объединение и ребрендинг левой партии пошел на пользу, и уже в 2009 году она заручается поддержкой 11,9% немцев в целом по стране, в то время как в экс-ГДР почти побеждает с 28,5%, пропуская вперед лишь Христианско-демократический союз. В Западной Германии сохраняется лидерство традиционного тандема правящих партий — Христианско-демократического союза и Социально-демократической партии. «Левые» по Западу занимают лишь пятое место с 8,3%.

В той избирательной кампании впервые после объединение ГДР и ФРГ пошатнулось безоговорочное лидерство Христаинско-демократического союза и Социально-демократической партии. Сразу пять партий набрали больше 10% голосов по стране.

В 2013 году ситуация мало изменилась, за исключением того, что серьезно усилился Христианско-демократический союз, набравший 41% по стране. В Восточной Германии «Левые» уступили лишь ему, вновь заняв второе место с 22,7%, в то время как в западной части «Левые» по-прежнему не пользовались высокой поддержкой и вышли на результат в 5,6%.

Подробнее стоит изучить и последние парламентские выборы. Если посмотреть на электоральную карту парламентских выборов 2017 года, можно отметить, что ситуация отнюдь не изменилась, и довольно четкое разделение между территорией бывшей ГДР и остальной ФРГ только еще больше усилилось. К примеру, высокие рейтинги у партии «Левые» все еще имеются на территории, почти на 100% совпадающей с ГДР:

Электоральная карта Германии. Партия «Левые».


Пусть «Левые» в целом по региону не заняли первое место, однако результаты в районе 30-35% выглядят все равно довольно внушительными.

На сегодняшний день «Левые» имеют типичную программу левой европейской организации: перераспределение богатств посредством различных инструментов, включая повышение налогов для корпораций, крупного бизнеса и состоятельных людей, отказ от приватизации и введении минимальной заработной платы.

Кроме того, отдельно отметим, что в ее программе до сих пор содержаться и откровенно неомарксистские положения. Партия ориентирована на ниспровержение частной собственности и властных отношений, в которых, ссылаясь на афоризм Карла Маркса, «человек является униженным, порабощённым, беспомощным, презренным существом».

Во внешней политике партия на данный момент не является евроскептической либо пророссийской, приветствует евроинтеграцию, однако выступает за изменение ее некоторых экономических правил, в частности, рынка и неолиберализма.

Еще одной партией Германии, популярной на территории бывшей ГДР и непопулярной в Западной Германии является национал-консервативная «Альтернатива для Германии»:

Электоральная карта на парламентских выборах в Германии 2017 года. Партия «Альтерантива для Германии».


Она была образована лишь в 2013 году как реакция на усилившиеся процессы размывания культурных кодов немецкого народа, на проводимую в стране политику мультикультурализма и усилившиеся потоки мигрантов из стран Третьего мира в Германию. В год своего создания партия успела принять участие в выборах, однако набрала по стране всего несколько процентов голосов.

Но лишь спустя четыре года, в 2017-м эта партия набрала уже 12,6% и получила 94 места в Бундестаге. Как уже было сказано выше, наибольшую поддержку «АдГ» получила в Восточной Германии, а в трех ее регионах вдоль границы с Чехией евроскептики и вовсе победили.

Как и «Левые», «АдГ» является оппозиционной силой и довольно резко критикует как германскую, так и в целом европейскую действительность. Правда, с уклоном в другую сторону. Ее представители предлагают выход Германии из еврозоны, прекращение финансовой помощи Берлина отстающим экономикам ЕС, сосредоточение на внутренних проблемах страны, а не на внешней политике, стимулирование рождаемости, усиление контроля за правопорядком, ужесточение миграционного законодательства и т.д.

Успех «АдГ» на выборах связан с недовольством значительной части немецкого общества политикой Ангелы Меркель в период правления коалиции (2013-17 гг.).


 

Одним из важных факторов поддержки данной партии в Восточной Германии выступает сосредоточение на территории экс-ГДР внушительной русской общины.
 
По оценкам руководства «АдГ», около трети ее сторонников составляют как раз русскоязычные избиратели. Во время предвыборной агитации данная партия переводила листовки и брошюры на русский язык, организовывала информационные стенды и встречи с избирателями в местах проживания русскоязычного населения.
 
Причиной прекрасного взаимопонимания немецких правых национал-консерваторов и русской общины выступает схожесть их ценностей и позиций. В частности, неприятие современных ценностей ЕС и миграционной политики Меркель, а также большая независимость Берлина от Вашингтона, и главное, отмена санкций против России.
 
«АдГ» выступает за укрепление связей с Владимиром Путиным, а по оценкам ее лидеров, русская община является идеальным примером успешного встраивания мигрантов в немецкое общество.

Однако в целом в большинстве регионов Восточной Германии победу одержал все же Христианско-демократический союз, который и победил в целом по стране. Но по сравнению с западной частью страны его поддержка на востоке была гораздо менее убедительной:

Электоральная карта партии «ХДС» на парламентских выборах Германии в 2017 году.


Социал-демократы Мартина Шульца — вторая политическая сила страны − в Восточной Германии победили лишь в некоторых округах западной части Берлина, в то время как в Западной Германии заняла первое место сразу в 59 округах:

Электоральная карта Социал-демократической партии Германии на парламентских выборах в 2017 году.


Сегодня партия Шульца, как и ХДС, в целом продолжает выступать с пробрюссельскими позициями, ориентируется на современные европейские ценности и поддержку евроинтеграции. Также СДПГ предлагают увеличить расходы на немецкую армию, а также еще более гуманизировать политику по отношению к беженцам и мигрантам.

* * *

Как видно, на западе Германии с 1990 года и по сей день наибольшую поддержку с приличным отрывом от преследователей имеют две фактически правящие пробрюссельские партии — ХДС и СДПГ.

В то же время в Восточной Германии на протяжении вот уже почти 30 лет после воссоединения с ФРГ довольно серьезную поддержку имеет и партия левых — наследница Социалистической единой партии Германии, единолично правившая ГДР. И если в 1990-х она имела порядка 10-20%, то на последних выборах за нее там отдал свой голос каждый третий избиратель.

Гораздо более популярны на Востоке Германии, чем на Западе, и правые консерваторы-евроскептики из «Альтернативы для Германии», которые на западе страны имеют репутацию чуть ли не неофашистов. Данная партия и вовсе одержала победу в трех регионах экс-ГДР.

«Левых» и «АдГ» объединяет то, что они выступают за перераспределение бюджетных средств и более широкие социальные гарантии. Первые заявляют, что все деньги сосредоточены у богатых, которых стоит обложить налогами большего размера, а вторые указывают на то, что государство слишком много тратит на содержание беженцев и неработающих мигрантов.

Немцы, которые участвуют в акциях протеста «АдГ», неоднократно заявляли, что остро не хватает государственных денег, которые Берлин тратит на беженцев, для собственных граждан.

Одну из причин популярности оппозиционных политических сил на востоке страны назвала заместитель руководителя Центра германских исследований института Европы РАН Екатерина Тимошенкова:

«Есть показатель, который трудно отразить с помощью соцопросов: это внутренняя уверенность граждан. Девяносто процентов тех, кто голосовал за АдГ, говорят о том, что они боятся ухудшения жизненного уровня в будущем. Они же опасаются и культурного раскола в Германии. Получается такой парадокс: объективная реальность говорит, что немцам не о чем беспокоиться, но есть опасения относительно завтрашнего дня. И вызывает его приток мигрантов. За счёт этого АдГ сумела мобилизовать тех, кто раньше не ходил на выборы, и добиться успеха».

На мой взгляд, на такое положение дел оказывает влияние и возрастной состав германских земель. Для Востока в большей степени характерен процесс старения населения, а также меньшая степень урбанизации, чем для Запада страны. Как известно, в Европе представители старшего поколения, а также жители сельской местности и небольших городов более склонны голосовать за консервативные и евроскептические силы.

Конечно, нельзя исключить и исторические факторы. ГДР наряду с Польшей, Чехословакией, Венгрией и рядом других восточноевропейских государств была членом соцлагеря и ОВД, и сегодня на всех вышеперечисленных территориях довольно большую популярность имеют партии, оппозиционные Брюсселю. Внутри ЕС даже сложился союз Польши, Венгрии, Чехии и Словакии, называемый Вышеградской четверкой, который зачастую противостоит «линии правящей партии» ЕС.

В странах бывшего соцлагеря гораздо сложнее приживаются современные европейские ценности, в том числе мультикультурализм. Население Восточной Европы привыкло жить в практически мононациональных государствах, а также иметь широкий уровень социальной поддержки.

Но главной причиной разбежек в результатах выборов между Востоком и Западом Германии, безусловно, выступает факт, что регионы экс-ГДР в среднем попросту беднее, чем западные. Предлагаем немного углубиться в экономику Запада и Востока нынешней ФРГ и разобраться, почему там сложилась такая ситуация.

Успешный Запад и отстающий Восток

Сразу после окончания войны обе части Германии находились в незавидных экономических условиях, однако хуже дела обстояли в советской ГДР — на ее территории происходили самые ожесточенные бои, и в результате порядка 45% промышленного фонда было разрушено, из них 30% мощностей энергохозяйств. Полностью был дезорганизован транспорт, промышленное развитие не было обеспечено каменным углем, нефтью, железной рудой, цветными металлами. Не было базиса тяжелой промышленности, исторически сложившейся в Западной Германии.

Однако уже в 1950-е годы как ФРГ, так и ГДР сделали огромный экономический рывок. Естественно, не без помощи сверхдержав, желавших на примере Германии доказать оппонентам эффективность избранной экономической системы.

Любопытно, что изначально находящаяся в худшем положении ГДР продемонстрировала более успешные экономические показатели роста. Так, ФРГ увеличила с 1950 по 1958 гг. выпуск промышленной продукции на 210%, а ГДР — на 241%. Средний ежегодный прирост промышленного производства в ГДР в 1950-58 гг. составлял 10%, а в ФРГ — 8,5%.

Восточный Берлин, 1958 год.


Однако за этими впечатляющими цифрами скрывались серьезные структурные проблемы экономики ГДР. Развивая тяжелую промышленность и ухитряясь при этом избегать инфляции и дефицита госбюджета, правительству ГДР пришлось серьезно ограничить рост производства товаров народного потребления.

Такое положение дел и стало причиной известных событий в июне 1953 года, когда в восточном Берлине были проведены митинги населения против правительства ГДР.

Руководству государства пришлось произвести массированное перераспределение инвестиций с тяжелой промышленности в пользу отраслей, непосредственно удовлетворявших нужды населения.

Однако вплоть до падения Берлинской стены ГДР так и не удалось обойти ФРГ по уровню жизни простого населения, что приводило к масштабному бегству населения на Запад. В ФРГ был даже создан приемный лагерь для беженцев из восточной части, располагающийся в Мариенфельде. Всего с момента его создания в 1953 года по 1990 год там было принято около 1 миллиона 350 тысяч беженцев.

«Беженцы, добро пожаловать в ЕС».


Однако и после присоединения ГДР к ФРГ экономические проблемы восточных немцев были решены лишь отчасти.

Экономические показатели  экс-ГДР вплоть до сегодняшнего дня заметно уступают показателям «старых» земель ФРГ. Правительство озабочено таким положением дел, и в связи с этим предельно внимательно отслеживает развитие каждого региона и ежегодно составляет доклад «О германском единстве».

Последний из таких докладов на сегодняшний день был представлен в Берлине 6 сентября 2017 года. В нем было отмечено, что зарплаты на востоке страны составляют в среднем лишь 82% от западногерманских. В западных регионах уровень безработицы заметно ниже (5,6%), а доля экспорта существенно выше (32,4%), чем в восточных.

Кроме того, отмечается, что такой ключевой показатель благосостояния, как ВВП на душу населения, в бывшей ГДР в настоящий момент не превышает 73,2% от западногерманского уровня.

Отчасти такое положение дел и вызывает у восточных немцев недовольство правящими партиями ХДС и СПДГ и поддержку оппозиционно настроенных левых и правых партий.

Почему же сложилась такая ситуация в экономике?

Во-первых, Восточная Германия столкнулась с той же проблемой, что и все страны бывшего социалистического лагеря. Республика, в которой была плановая экономика, лишь в 1990 году была поставлена на рельсы рынка. В то время как в ФРГ рыночная экономика развивался с конца 1940-х годов, притом с довольно внушительной помощью от США.

Соответственно, восточная часть Германии попала в лагерь догоняющих.

К 1990-м годам именно в западной части Германии сконцентрировался весь крупный немецкий бизнес. Все немецкие гиганты мирового рынка, которые мы знаем, сосредоточены там: BMW, Audi, Volkswagen, Opel, Porsche, MAN, Siemens, Kärcher, Puma, Adidas, Hugo Boss, Tom Tailor, Bosch и т.д.

На этом фоне рынок Восточной Германии на данный момент представляет собой обилие мелких предприятий, ориентированных в основном на местного потребителя. Поэтому вполне логично, что с такой структурой рынка быстрый скачок экономического развития выглядит попросту нереальным.

Такая структура рынка Германии привела к тому, что именно на Западе сконцентрированы и самые квалифицированные трудовые кадры и лучшие рабочие места.

Отсюда вытекает вторая причина экономической отсталости Восточной Германии — сокращение и старение населения, приведшее к дефициту высококвалифицированных кадров.

В Германии существует тенденция миграции населения с восточных земель в более экономически успешные западные. Это привело к тому, что со времени воссоединения страны число жителей восточногерманских земель (за исключением Берлина) уменьшилось примерно на 15%, а в земле Саксония-Анхальт даже на 22%. Наиболее часто, как и везде, родные места покидает молодая и образованная часть населения, которая попросту необходима восточногерманскому региону для экономического развития.

И пока никаких предпосылок для уравнивания экономических показателей экс-ГДР и Западной Германии нет. Необходимые для развития региона высококвалифицированные кадры предпочтут уехать в западные регионы, потому что там, как правило, предлагают лучшие условия труда и есть возможности иметь лучший уровень жизни.

Негативным образом на развитии региона может сказаться и выход Великобритании из ЕС. Евросоюз без Лондона станет в среднем более «бедным», соответственно, Восточная Германия на этом фоне станет «богаче», что может лишить ее части субсидий из европейского бюджета.
 

Уроки прошлого

История и современность Западной и Восточной частей Германии во многом может послужить для нас уроком. Дело в том, что отказ от рыночной модели экономики и построение общества социальной справедливости в ГДР не увенчались успехом во многом из-за того, что при более успешных показателях роста тяжелой промышленности и производства в целом, чем в ФРГ, уровень жизни простого населения был ниже.

Избегая инфляции и дефицита госбюджета, стараясь изо всех сил опередить по общим показателям экономического развития Западную Германию, правительству ГДР пришлось пожертвовать производством товаров внутреннего потребления, что привело к резкому росту недовольства населения такой системой. Как было указано выше, это выливалось в акции протеста и массовое беженство.

Сотни тысяч немцев бежали из ГДР в ФРГ, а не наоборот. Из восточного Берлина в западный. Это объективно демонстрирует, при какой системе людям жилось лучше.

При попытке построить общество социальной справедливости руководству ГДР следовало бы ориентироваться на построение максимально комфортной и обеспеченной жизни собственных граждан.

Когда людям банально не хватало товаров народного потребления, им было не до марксистской идеологии и «высоких материй».

Согласно пирамиде Маслоу, базовыми потребностями людей выступают физиологические потребности, потребности в любви, семье и безопасности жизнедеятельности, и лишь при их удовлетворении возникают потребности в идеях и смыслах.

Именно поэтому у социализма имеется больше шансов прижиться там, где у представителей всех слоев населения имеется высокий уровень жизни и обеспеченность товарами народного потребления.

В этом плане лучшим примером построения социализма выступает уж точно не ГДР, а Скандинавские страны. Именно скандинавская модель социализма на данный момент является лучшей системой управления в мире. Она характеризуется как раз широким общественным благосостоянием, социальной поддержкой и вместе с тем сохраняет право членов общества на широкую степень индивидуализма.

Кирилл Озимко

imhoclub.by
        

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ