Ричард ла Руина заработал свой капитал в Великобритании и США, обучая мужчин искусству естественного обольщения. После тридцати он перестал гнаться за благосостоянием и начал жить для себя. Ричард мог обосноваться в любой точке Земли, но выбрал Минск — и не жалеет об этом. Почему иностранец отдал предпочтение «сталинке» на главном проспекте города и как обустроил свой новый дом — в материале Onliner.by.

Эта история началась пять лет назад, когда Ричард купил четырехкомнатную квартиру площадью 100 «квадратов» в одной из «сталинок» в районе площади Победы. В 2013 году она стоила $253 тыс. Еще через три года купил соседнюю, объединил их и сделал ремонт. Теперь площадь его жилья составляет 170 кв. м, в нем четыре просторные комнаты, два санузла, огромная кухня-столовая и вместительная комната для хранения. Кстати, Ричард и его жена Екатерина согласились показать свою квартиру мгновенно, без раздумий и проволочек, свойственных обеспеченным белорусам.

Как получилось, что из всех точек земного шара молодая пара выбрала для жизни именно Минск?

— Лондон — безумный город, — утверждает Ричард. — Там хорошо молодым, которые хотят реализовать себя, чего-то добиться, но жить там сложно и дискомфортно. В Минске люди спокойнее, добрее и степеннее.

— Мы много путешествуем, но в Беларуси проводим бо́льшую часть года, — рассказывает Екатерина. — Очень часто бываем в Барселоне, где у нас тоже есть квартира. Конечно, климат там приятнее, чем в Минске, но в каталонцах присутствует национальная гордость, которая мешает идти на сближение с иностранцами. Они даже испанцев недолюбливают. Для того чтобы чувствовать себя комфортно в Барселоне, нужно прожить там очень долго и чисто говорить на их языке. Белорусы — напротив, открыты к иностранцам и очень дружелюбно настроены.

— Почему выбрал «сталинку»? Тогда в Минске не было такого выбора новостроек, как сейчас, — говорит Ричард. — Кроме того, я хотел жить в центре и мне нравились исторические здания. В Англии новые комплексы выигрывают за счет консьержа, просторного лобби, закрытой придомовой территории — и все равно продаются на 20—30% дешевле квартир в домах Викторианской эпохи.

Мы и сейчас не видим особого смысла переезжать. Мы бы еще подумали, если бы в Минске продавалось нечто сравнимое с нашей квартирой в Барселоне, где в доме есть бассейн, тренажерный зал для жильцов, огороженная территория, круглосуточное наблюдение, дворецкий. Да, в нашей «сталинке» старый лифт, но жильцы очень дружные, соседи интеллигентные, и они относятся к этому дому как к историческому наследию, ценят его. За пять лет жизни мы ни разу не застали никого курящим в подъезде, разве что квартиросъемщиков.

С ремонтом Ричард поначалу не торопился, потому что квартира была в хорошем состоянии. Но она не совсем соответствовала его вкусу, поэтому в конечном итоге пришлось многое поменять.

— Видимо, предыдущий хозяин был очень экстравагантным человеком, — добавляет Екатерина. — Здесь были леопардовые обои и желтая кухня с красными стенами. Всегда хочется освежить ремонт, который остался от прежнего владельца, особенно если он не нейтральный. Поэтому, когда мы начали жить вместе, решили все понемногу переделать, адаптировать под себя: перекрасили стены в более спокойные тона, сделали более нейтральный декор. Но основа, направление дизайна остались прежними.

Ремонт начался со спальни. Здесь почти ничего не изменилось, кроме цвета стен.

— Лепнина досталась нам вместе с квартирой — подозреваю, что ее сделал предыдущий собственник. У всех соседей разная лепнина, и я не знаю, какая из них оригинальная, но думаю, что не наша: уж слишком она торжественна для советского жилья, — рассуждает Екатерина.

В 2016-м Ричард купил квартиру по соседству. Она, хоть и стоила недешево, досталась новому владельцу в убитом состоянии: стены были оклеены газетами, на потолке — остатки росписи в стиле Сикстинской капеллы. В процессе ремонта там сделали похожую лепнину и положили паркет, чтобы переход из одной квартиры в другую не бросался в глаза. И получилось действительно довольно органично — сложно угадать, где заканчивается одна квартира и начинается другая.

К слову, между квартирами была несущая стена. Британцу удалось согласовать перепланировку с условием, что арка будет укреплена специальными стальными рамами.

Интерьер разрабатывала дизайнер студии Honestly Designed Лилия Кощеева. Она абсолютно всем занималась сама: нанимала специалистов, координировала их работу под ключ и даже помогала паре с покупкой соседней квартиры.

— Очень сложно было согласовать покупку второй квартиры, — рассказала Onliner.by Лилия. — Она была двухкомнатной, площадью около 70 кв. м. Соседи Ричарда сдавали ее в аренду. Квартиранты не были заинтересованы в том, чтобы это жилье продавалось. Поначалу они даже не признались, что не являются ее собственниками. Потом не желали делиться с нами телефоном арендодателя. Пришлось выискивать его по своим каналам. В итоге мы нашли контакты хозяйки, связались с ней и предложили выкупить ее квартиру. Конечно, она сразу запросила космическую цену, поскольку очень хорошо понимала, что у нее нет конкурентов. Начавшись чуть ли не с $170 тыс., торги шли около полугода, и в итоге все равно пришлось немного переплатить.

— Это — игровая комната, единственное помещение с телевизором. Здесь мы играем в видеоигры, смотрим кино. Она досталась нам вместе с первой квартирой и с тех пор почти не изменилась, — проводит экскурсию Екатерина.

Так как в первой квартире уже были спальня, большая столовая с кухней и игровая комната, во второй Ричарду и Екатерине хотелось создать зону уединения и живого общения, где можно поговорить за бокалом вина или почитать в тишине. Там решили сделать библиотеку. Эта комната свободна от гаджетов, в ней нет ни одной колонки, телевизора или компьютера.

— Все книжные полки сделаны из дерева вручную нашими местными плотниками, чем я очень горжусь, — говорит Екатерина. — Ричард всегда отмечает высокий уровень профессионализма белорусских мастеров. Стол изготовлен из мрамора. Здесь вообще преобладают натуральные материалы. Обои экологичные, сделаны из льняного семени. К слову, мы оба вегетарианцы.

Декор библиотеки пока завершен не полностью, признаются хозяева. Здесь не хватает подушек, стульев, кресла и ковра. Мебель под заказ идет в Беларусь очень долго.

На фото ниже — гостевая спальня, которая в перспективе может превратиться в детскую. Поэтому здесь оставили белые стены, чтобы можно было легко переделать интерьер.

А это — комната функционального назначения, utility room. Стиральная и сушильная машины, большие кухонные приборы, много мест для хранения, дополнительный шкаф для сезонной одежды — все находится здесь.

Еще Ричард и Екатерина сделали ремонт общих мест на этаже в качестве компенсации соседям за то, что они четыре года терпели грохот перфоратора у себя за стеной и грязь на общей территории, без которой не обходится ни один ремонт.

— Решили, что, пока рабочие не завершили проект по перевоплощению нашей квартиры, имеет смысл сделать их руками что-то хорошее для соседей, — говорит Екатерина. — Мы выбирали для подъезда не очень роскошные материалы, больше ориентировались на износостойкость. Вы наверняка видели, как выглядят остальные этажи: это сплошные провода, никакой симметрии, все покрашено лишь бы как, и, конечно, когда все сделано аккуратно и современно, это производит совершенно иное впечатление.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ