Продолжение к статье «Геополитика вассала».

Весь смысл этой сделки состоит в том, чтобы загрузить заказами завод General Electric в Пенсильвании, который работает там уже более ста лет. Однако в 2017 году руководство завода заявило о возможном закрытии и увольнении работников из-за резкого падения спроса на тепловозы на внутреннем американском рынке. Решение вызвало недовольство рабочих завода. «У нас здесь есть рабочие, которые почти 50 лет строили тепловозы и закрытие предприятия окажет пагубный эффект на все наше сообщество», — заявил в июне 2017 года в интервью Bloomberg рабочий Скотт Слоусон, проработавший на этом заводе 13 лет.

В результате, как сообщает Financial Times, «сделка будет способствовать созданию рабочих мест в Пенсильвании — штате, сыгравшем решающую роль в победе Дональда Трампа на президентских выборах».

Кстати, по странному стечению обстоятельств, Петр Порошенко также договорился о покупке американского угля из штата Пенсильвания. А в придачу ёще и сжиженного газа из Луизианы.

«Вы не задумывались, почему уголь будет поставляться именно из Пенсильвании? Уголь добывается во многих штатах США. Дело в том, что Западная Вирджиния, Пенсильвания и Огайо — это три колеблющихся штата, где голоса распределяются примерно 50/50. В ноябре республиканцы выиграли в этих штатах, в значительной степени  именно благодаря поддержке этого пояса Трамп одержал победу над Клинтон. Сейчас очень важно сохранить поддержку этих штатов, поэтому власти конкретно говорят о пенсильванском, а не американском угле», — говорит украинский политолог Руслан Бортник.

Что интересно, Украина будет закупать пенсильванский уголь газовой группы по 130 долларов за тонну, тогда как в самой Украине государственные шахты существенно сокращают добычу угля газовой группы. За два года они уменьшат добычу почти на миллион тонн. Стоимость добытого на Украине угля газовой группы составляет около $70 за тонну. Складывается парадоксальная ситуация — у угольной отрасли нет денег, чтобы вкладывать их в развитие шахт, их реконструкцию, но есть деньги на закупку американского угля той же газовой группы, что добывается на Украине, по завышенной почти вдвое цене.

Если вернуться к General Electric, то надо также упомянуть о том, что эта компания уже фактически привела если не к остановке, то к значительным финансовым потерям флагмана украинского двигателестроения в авиации — запорожской «Мотор Сичи». В 2016 году государственный авиагигант «Антонов» отказался от украинских двигателей «Мотор Сичи» в пользу американских от General Electrіc.

«Сотрудничество с General Electrіc в сфере поставок двигателей может вывести наши самолеты на совершенно другой уровень качества, занять ту нишу на мировом рынке, которую мы заслуживаем. Надеюсь, мы получим фантастический мировой продукт, который сможет достойно конкурировать как в грузовых, так и в пассажирских перевозках», — прокомментировал соглашение ГП «Антонов» и американской General Electrіc министр инфраструктуры Украины Владимир Омелян.

Крупные украинские бизнесмены тоже вынуждены покупать лояльность за океаном путем заключения контрактов с той же General Electric, являющейся одним из моторов американской экономики.

Например, в январе 2018 года компании ДТЭК бизнесмена Рината Ахметова и General Electric заключили договор о приобретении, установке и дальнейшем обслуживании 26 ветротурбин.

«General Electric рада сотрудничеству с ДТЭК, самым крупным независимым производителем электроэнергии и лидером сектора возобновляемой энергетики Украины», — прокомментировал Питер МакКэйб, президент и исполнительный директор подразделения наземной ветроэнергетики GE. При этом на Украине существует производство ветротурбин. Как утверждал в 2016 году Александр Люшня, директор харьковского предприятия по производству ветротурбин «Мир ветра», по качеству они оказались даже лучше голландских и американских.

Как говорится на сайте компании General Electric, в прошлом году украинские фермеры потеряли потенциальную возможность экспортировать миллионы тонн зерна из-за перегруженности украинской транспортной системы. И этой осенью тепловозы компании должны помочь осуществить своевременную доставку урожая.

«Сельскохозяйственный экспорт — это становой хребет их экономики [sic!]», — утверждает генеральный менеджер компании General Electric. И компания делает вывод, что тепловозы для вывоза зерна необходимо произвести в кратчайшие сроки, поставить на Украину уже к осени, чтобы они смогли доставить зерно в порты. Хотя в реальности дело не в тепловозах, а зерновозах — вагонах для транспортировки зерна. В 2017 году зернотрейдеры жаловались на «Укрзализныцю» из-за недостатка вагонов для перевозки зерна. В свою очередь «Укразилзныця» обвиняла зернотрейдеров в задержке оборота вагонов, которые простаивали в Одесском порту в ожидании выгрузки по 14-15 дней. Однако завод в Пенсильвании, испытывающий проблемы со сбытом продукции, не производит вагоны для зерна, он производит тепловозы. Значит, Украина будет покупать тепловозы без учета своих реальных потребностей.

Всё это очень напоминает действия колониальной администрации, для которой первоочередными являются интересы метрополии. Так действовали в свое время британские генерал-губернаторы в колониальной Индии, уничтожая местное производство тканей, дабы продать в Индию хлопчатобумажные ткани британского производства.

То есть, как видим, в сухом остатке «Революции Достоинства», которая, по мнению тех же украинских национал-патриотов, являлась венцом 30-летней перманентной «национальной революции» на Украине, страна оказалась типичной сырьевой колонией Третьего мира. Украина, как в старые-добрые времена УНР или Украинской Державы гетмана Скоропадского, поставляет на Запад зерно, а Запад ей продает в лизинг свои устаревшие тепловозы, добивая, при этом, украинское вагоностроение. Президент же «независимой» и «суверенной» Украины то ли не может, то ли не хочет, то ли не может и не хочет отказаться от возможности простимулировать экономику метрополии за счёт собственного производителя товаров с высокой прибавочной стоимостью. Что бы ни думали об этом сами майданщики, но «Небесная сотня» погибла именно за это — за то, чтобы Украина стала сырьевым придатком Запада. И это всё происходит под разговоры о национальном возрождении и национальном величии, декоммунизации, деокупации и так далее.

И подобная ситуация проявляется во всём — от культуры до экономики. Вопрос культуры в этом отношении не менее символичный, чем вопрос военный. Армия и культура — это излюбленные темы спекуляций украинских национал-патриотов. Они ведь себя мнят великими государственниками. То, что за четверть века украинской независимости они успели угробить одну из сильнейших в мире армий — об этом они стараются не вспоминать лишний раз. Но вся соль в том, что культуру постигла та же участь.

Краеугольным камнем украинского национал-патриотического движения являются вопросы украинского языка и национальной культуры, из-за чего к нему прочно приклеился ярлык «этнолингвистический», или «этнокультурный». Как писал неформальный лидер украинского шестидесятничества Василий Стус по поводу польского профсоюза «Солидарность» в 1982 году: «Хельсинкское движение — то высшая математика для этой страны, как, может, и национально-патриотическое. Зато движение за жильё и кусок хлеба, движение за нормальную зарплату рабочего –-это язык общепонятный, приемлемый».

Таким образом, приоритеты чётко обозначены: «быдлу» нужен кусок хлеба, тогда как «аристократам духа» важнее «человеческое и национальное право», а также «святой патриотизм» (выражения из того же письма Стуса -автор). Но присмотримся внимательнее к успехам молодой республики в области украинизации.

«В свое время «Дніпро» входило в пятерку крупнейших издательств мира и экспортировало книги в 110 зарубежных стран. Ежегодно в издательстве выпускалось 250-255 названий книг общим тиражом около 14 млн. экземпляров. В течение 2-й половины 20 века издательство выпустило более 10 тыс. наименований книг общим тиражом около 600 млн экземпляров» — читаем на «Википедии».

В наше время издательство не имеет ни своего сайта в интернете, ни страниц в социальных сетях, а книги издаются с периодичностью одно наименование в несколько лет. Зато в 2000 году у издательства отобрали 2/3 помещения, оставив ему только 587,37 кв. м., — только один этаж со всего дома. И даже оттуда в 2009 году издательство тоже хотели выселить. В помещение «Днепра» тогда ворвалось 30-40 человек, которые начали выламывать паркет и снимать дверь, после чего поставили металлическую дверь с решеткой и выставили своего охранника. А к помещению издательства подъехали грузовики, дабы вывезти на макулатуру уникальную библиотеку. «Днепр» удалось отстоять только благодаря вмешательству депутатов парламента. Но другим издательствам и книжным магазинам повезло намного меньше.

За время «национального возрождения» Украины в центре Киева исчезли книжные магазины «Поэзия», «Ноты» (как и сама Киевская нотная фабрика-автор), «Медицинская книга», «Техническая книга», «Планета», «Знання». Было выселено легендарный книжный магазин «Сяйво», но потом с большой помпой киевская городская власть вернула его обратно. Кстати, символично, что открыт этот магазин был ёще в 1944 году — сразу после освобождения Киева от тогдашних «евроинтеграторов».

Рейдерами также были выселены киевские издательство «Искусство», толстые журналы «Всесвит» и «Отчизна». Вот как известный украинский историк Юрий Шаповал описывает быт легендарного издательства «Украинская энциклопедия»:

«Пока все это создаем в ужасных условиях в Киеве в доме на улице Богдана Хмельницкого, 51а, который с 1958 года правительство УССР своим решением передал полностью под Украинскую советскую энциклопедию (УCЭ). Сейчас он пришел в упадок, находится в заброшенном, ужасном состоянии, не отапливается и постепенно разрушается. Никто им в последние 25 лет серьезно не занимался. Кроме того, в доме размещаются как минимум три структуры, которые были туда «заведены» на правах аренды (две в виде журналов, а третья непонятно в виде чего). Четвертый этаж во впемя Черновецкого (бывший мэр Киева — автор) продали в частную собственность, к тому же часть площади выкуплено под магазин «Бомонд»».

А этот пассаж Шаповала, бывшего до 2014 года директором «Украинской энциклопедии, претендует на ёмкую характеристику всей украинской культуры после 1991 года:

«Библиотека, которая осталась от УСЭ, содержится в сыром холодном помещении. Немалые тиражи книг, лежащих мертвым грузом в неосвещенном и прогнившем полуподвале, уже погибли или погибают» .

Судьбе наследия классиков украинской литературы в «независимой» Украине тоже особо не позавидуешь. По всей Украине уже были сданы в металлолом памятники Тарасу Шевченко, Ивану Франко и Михаилу Коцюбинскому. А на киевском Байковом кладбище — главном кладбище страны — уже второй раз пошли в утиль бронзовые гирлянды с могилы поэтессы Леси Украинки. Видимо, украшения из цветного металла сняла невидимая рука рынка.

Также бюст и мемориальная доска Леси Украинки в начале марта 2018 года были украдены со стены её мемориального музея в центре Киеве. Музей был открыт в 1960 году, а уникальные авторские бюст и мемориальная доска в 1971 году — всё при проклятых коммуняках. Кстати, памятник Тарасу Шевченко в центре Киева, от которого традиционно начинают свои шествия украинские националисты, был сооружен в 1938 году, — при проклятом Сталине.

В конце августа 2017 года  в городе Днепре (бывший Днепропетровск — автор) был украден уникальный памятный барельеф украинского историка и этнографа Дмитрия Яворницкого. Также в Днепре в августе был украден бюст сестры милосердия Дарьи Севастопольской из Севастопольского парка. Все эти скульптурные композиции были установлены во времена тоталитарного советского режима, тогда как в свободной и независимой Украине они расходятся на металлолом.

Нынешний глава Национального союза писателей Украины Михаил Сидоржевский, который первым заявил о пропаже бронзовых гирлянд на могиле Леси Украинки,  пишет у себя в блоге на Facebook:

«Может, к 150-летию со дня рождения писательницы украинское государство наконец сможет хотя бы начать издание уже давно анонсированного 16-томника произведений Леси Украинки? Или все празднование снова превратится в позорный государственный пшик — как это было с 200-летием со дня рождения Тараса Шевченко или 100-летием со дня смерти Ивана Франко? .. Напомню, что до сих пор наиболее полным изданием писательницы считается изданный еще в конце большевистских 1920-х лет 12-томник, когда М.Зеров, пожалуй, несколько преждевременно, заверил, что «наконец вырос читатель для Леси Украинки». А уже страницами 12-томника, который вышел в 1979 году, беспощадно прошлись мародеры с гебистско- коммунистической цензуры».

Представляет интерес также творческий путь самого Сидоржевского:

«Журналистскую карьеру начал в газете «Комсомольская звезда», г. Житомир. Работал корреспондентом (август 1985 — сентябрь 1986), заведующий отделом спорта (сентябрь 1986 — октябрь 1987), заведующий отделом писем и социальных проблем (октябрь 1987 — октябрь 1990). Работал также главным редактором газет «Свободное слово», г. Житомир (октябрь 1990 — август 1992) и «Самостоятельная Украина», г. Киев (август 1992 — август 1993)».

С 1998 года Сидоржевский уже работает на штатной основе в Организации украинских националистов (мельниковской) и в её издании – газете «Украинское слово». Сейчас он уже член Провода ОУН.

Ситуация с украинским кинематографом приблизительно такая же, как и с печатным словом. Вот, например, читаем слова кинорежиссера Василия Ветра о своём фильме «Дальше полёта стрелы», снятом студией «Укртелефильм» в 1990 году:

«Это был один из последних игровых фильмов в Союзе (1990 г.) против действующей власти. Картина о том, что украинскую нацию фактически уничтожали в том государстве. Фильм вызвал значительный резонанс, меня называли антисоветчиком, были критические рецензии. Но когда мы привезли картину для показа в места, где ее снимали (Южная Украина, Херсон), зрители встретили ее очень положительно. Ведь в нем говорилось о судьбе этих людей, о подтоплении земель, когда под водой исчезали их села».

Хорошо, значит, при советской власти украинскую нацию уничтожали, если её численность после 1945 года всё росла и росла, достигнув в 1991 году рекордного количества в  52 миллиона человек. На 27 году независимости на Украине уже живёт по официальным данным 42 миллиона человек. А по признанию министра иностранных дел Украины Павла Климкина за 2017 год Украину покинуло более одного миллиона человек, где-то по 100 тысяч каждый месяц. Но об этом геноциде украинской нации никто, конечно же, фильмов не снимает. Более того, из одного миллиона гривен, выделенных государством на кинопродукцию в 2018 году, полмиллиона пойдёт на патриотическое кино. Кино же «непатриотическое» на Украине стараются затолкать в тёмный угол, как это произошло с фильмом «Племя» Мирослава Слабошпицкого.

Это самый титулованный фильм в украинском кинематографе со времён «Теней забытых предков» Сергея Параджанова. Он имёл все шансы получить премию «Оскар» как лучший иностранный фильм, но вместо него на «Оскара» от Украины номинировали шароварно — националистический фильм «Поводырь» Олеся Санина. Вся проблема в том, что фильм Слабошпицкого  — это очень острая социальная драма, в которой реалистично показано украинскую нищету и коррупцию, проституцию, торговлю молодыми украинками в страны Запада.

Киностудия «Укртелефильм», на которой снималось антисоветское кино за советские деньги в 1990 году, сейчас находится не в самой лучшей форме. После «Революции Достоинства» 40 оставшимся работникам перестали выплачивать зарплату — за три года накопился долг в 7 миллионов гривен. Сейчас же студию переводят в штат «Общественного вещания» Украины, вследствие чего 40% штата будет уволено, — то есть 17 человек. Бывшие гендиректора «Укртелефильма» С. Омельчук и В. Пидлисный, перед реорганизацией «Укртелефильма» из госпредприятия в частное акционерное предприятие, продали территорию, помещения и нематериальные активы студии. Они, так сказать, превентивно её приватизировали. Сумма проданного оптом имущества студии оценивается в 42 миллиона гривен, на чем покупатели имущества смогут заработать 200 миллионов гривен.

Как видим, доходность этой сделки измеряется сотнями процентов. Эту сделку директорат «Укртелефильма» провернул при благоприятствовании со стороны Госкомтелерадио Украины. Но и это ёще не все. Оказалось, что бывший директор «Укртелефильма» Владимир Пидлисный в сопровождении двух неизвестных поздно вечером взломал бронедвери в кабинет главного бухгалтера, откуда они вынесли системный блок вместе с флешками. На флешках хранились ключи доступа и сертификаты личной подписи главбуха к программам учёта и платежа.

На странице «Укртелефильма» в сети Facebook можно найти либо новости об очередных судах и скандалах по поводу имущества, квартир, обысков, угроз, рейдерства и т.д., либо видеозаписи фильмов, большинство из которых были сняты в советское время. Зато патриотизма на странице у выживших укртелефильмовцев хоть отбавляй.

Похожая участь постигла и легендарную студию «Киевнаучфильм». В 1966 году для студии были построены новейшие по тем временам павильоны для съёмок и звукового оформления фильмов, цеха художественной и технической мультипликации, кинолаборатория. Каждый год студия выпускала более 400 (!) фильмов на разную тематику. Больше 300 фильмов студи были отмечены всесоюзными и международными дипломами и призами. Во время деятельности ведущего режиссера «Киевнаучфильма» Феликса Соболева — 1960-80-ых годах — студия считалась одним из мировых центров научно-популярного кино. Именно на «Киевнаучфильме» Феликсом Соболевым в 1971 году был снят известный на весь мир фильм «Я и другие» о феномене группового конформизма. С 2015 года эта студия является банкротом, а её территорию раздерибанили различные фирмочки, которые используют уникальные студии для съёмки научной документалистики под складские помещения.

Единственным проектом, который «Киевнаучфильм» осуществил после развала СССР, был киноцикл «Неизвестная Украина», снятый в средине 90-ых. 68 режиссеров и 50 операторов сняли 108 15-минутных фильмов об истории Украины от времен неолита и до 1991 года. Этот эпизод весьма примечателен, ведь мы видим, как студия вполне спокойно перешла от съёмок фильмов о кознях ЦРУ («На прицеле ваш мозг» 1985г. — автор) до фильмов про бандеровцев («Неизвестная Украина»). Ресурс «Киевнаучфильма» мог бы ёще служить и служить целям националистической пропаганды. Да, фильмы про язык дельфинов или выплавку алюминия современному украинскому государству особо не нужны, но ведь Степан Бандера — это другое дело. А с последним на Украине явные проблемы — аграрная сверхдержава неспособна даже снимать качественную националистическую пропаганду. Никакой Ленни Рифеншталь на Украине за все годы независимости так и  не возникло. Как и Сергея Эйзенштейна или Александра Довженко.

Украинским националистам приходится из года в год пересматривать снятый ёще в 2000-ом году за американские деньги фильм «Непокорённый» про главнокомандующего УПА Романа Шухевича. Есть ёще фильм того же режиссера (Олеся Янчука — автор) «Железная сотня» 2004 года про рейд УПА на Запад — в Баварию, который состоялся в 1947 году. В 1995 году Янчук снял фильм об убийстве Степана Бандеры — «Атентат — осеннее убийство в Мюнхене». Тоже, кстати, за американские деньги. В 2018 году должен выйти на экраны фильм Янчука про Симона Петлюру. Наберётся ёще где-то с полтора десятка украинских националистических фильмов снятых за годы независимости.

Количество кинотеатров на Украине, по сравнению с 1990-ым годом уменьшилось в разы, тогда как цена возросла, что уменьшает доступность националистической пропаганды. Передвижных кинотеатров, как в советское время, больше не существует. В маленьких городках и селах кинотеатров может и вовсе не быть. Националистическая кинодокументалистика, которую снимала студия «Телекон», прекратилась ёще в 2013 году. Сайт студии не обновляется ёще с 2010 года.

В советское время очень мощным источником идеологической индоктринации молодёжи были пионерская и комсомольская организации. На Украине, понятное дело, после 1991 года никаких пионеров и комсомольцев не существует. Соответственно, молодёжь предоставлена сама себе. Станции юных техников и бывшие дворцы пионеров, как и спортивные секции, на платной основе предлагают кружки для детей. Но не у всех родителей на это есть деньги. К тому же никаких кружков национализма не существует, а если бы и существовали — никакой вменяемый родитель на это бы не стал тратить деньги. Уж лучше на тхэквондо, либо на курсы английского.

На смену пионерии ёще в 1989 году на Украину из диаспоры пришла националистическая молодёжная организация «Пласт», но она до сих пор остается почти неизвестной за пределами Западной Украины. На Украине сейчас 7265 пластунов — это не идёт ни в какое сравнение с количеством пионеров, даже в самые последние годы существования СССР.

Ультраправое неонацистское «азовское движение» в последние годы начало создавать свою пионерию и комсомол, точнее «Гитлерюгенд». Для молодёжи открыты двери «Юношеского корпуса» — молодёжной организации «азовской» партии «Национальный корпус», а также сеть детских лагерей «Азовец» по всей стране, плюс ёще знаменитые «Национальные дружины». Для студенчества есть «Студенческий авангард», который проводит бесплатные тренировки на территории разграбленного «азовцами» завода АТЕК в Киеве. А в центре Киева существует «Казацкий дом» с бесплатным тренажерным залом, залом для единоборств, лекторием, киноклубом и библиотекой. В регионах тоже есть спортзалы и тренировочные центры для молодёжи. Но масштаб этих организаций всё равно остается несравнимым с охватом молодёжи комсомолом и пионерией в советское время.

В то же время обычная украинская молодёжь придумала для себя новое развлечение — бессмысленные избиения всех, кто попадётся под руку. Делается это, обычно, находясь под влиянием наркотических веществ. Подобные банды орудуют  как в небольших селах под Киевом, например, в Старых Безрадичах. Так и на окраинах самого Киева, например, в микрорайоне Берковцы, где местная молодёжь время от времени избивает посетителей гипермаркета «Ашан». Пока Министерство молодёжи и спорта выделяет гранты неонацистам из «Образовательной ассамблеи» на проведение патриотического воспитания среди молодёжи, сама молодёжь воплощает в жизнь идеи «Заводного апельсина» Стэнли Кубрика. Подобные явления были характерны для советского общества эпохи распада — криворожские «бегуны», казанские банды «Хади Такташ» и «Тяп-Ляп».

Кстати, друзья беспредельщиков из Берковцов симпатизируют неонацистским взглядам, и даже принимали участие в акциях «Национального корпуса», судя по их страницах в Инстаграме. Да что уж говорить о молодёжи из городских окраин, если бандитизмом с применением оружия занимаются сыновья народного депутата от Радикальной партии Ляшко Игоря Попова и замминистра образования Владимира Ковтунца. Сын Игоря Попова, который попробовал ограбить магазин с поддельным пистолетом, был администратором националистической группы в сети Вконтакте, принимал участие в акциях «Национального корпуса».

Украинская молодёжь вырастает на легендах о героях Майдана и АТО, впитывая со школьной скамьи героизацию насилия. Поскольку в стране Третьего мира, которой стала Украина после Евромайдана, у молодёжи перспектив никаких нет, то единственный оставшийся выход — это бандитизм или иммиграция. Иммиграция означает работу с утра до вечера на польского пана. Но молодёжь, воспитанная на легендах о героических казаках, бандеровцах, героях «Небесной сотни» и киборгах  работать не хочет. Героика созидательного труда осталась во временах проклятого Совка, напоминая о себе только могучими фигурами рабочих на мозаических панно советской эпохи.  Поскольку война на Донбассе вошла в стадию постоянного перемирия с периодическими обстрелами — романтики там никакой не осталось. Единственное, что остается украинским «юношам бледным со взором горящим» — это обыкновенный безыдейный бандитизм.

Продолжение следует.

Николай Федотов