Президент Белоруссии Александр Лукашенко заявил о необходимости внесения изменений в конституцию республики. По его словам, такая мера нужна для того, чтобы перераспределить властные полномочия в стране от главы государства к другим ветвям власти. Примечательно, что год назад аналогичную реформу провёл казахстанский лидер Нурсултан Назарбаев. RT разбирался, что стоит за словами Лукашенко, а также в чём похожи и чем отличаются казахстанская и белорусская конституционные реформы.

На встрече с руководителями и коллективами крупнейших государственных СМИ 10 апреля Александр Лукашенко заявил, что часть властных полномочий должна быть передана от президента другим ветвям власти. Глава Белоруссии упомянул об этом, комментируя перспективы внесения изменений в Конституцию.

«Считаю, что некоторые функции от президента должны перейти к другим ветвям власти», — цитирует Лукашенко информагентство БелТА.

Прежде всего, по мнению белорусского лидера, следует усилить роль исполнительной власти. При корректировке основного закона страны, убеждён президент, важно не перечеркнуть всё то, что уже сделано. «Мы должны это передать нашим детям и внукам», — отметил Лукашенко.

Впервые о необходимости внести изменения в Конституцию Лукашенко заговорил ещё 7 октября 2016 года, после парламентских выборов. Тогда, выступая перед депутатами обеих палат парламента, он упомянул о «назревших» изменениях: «Появились новые проблемы, вызовы. Да и время, наверное, требует чего-то нового. И начинать надо с главного, если мы решимся на это. Нам надо создать группу мудрецов, юристов, которые проанализируют основной закон. И если нужно будет, мы на это пойдём».

Но какими эти изменения должны быть, президент не сказал, а депутаты не спросили. Тем не менее после заявления Лукашенко провластная Либерально-демократическая партия Белоруссии сразу же предложила провести референдум о внесении изменений в Конституцию.

В частности, либералы хотят вынести на обсуждение вопрос об увеличении срока полномочий депутатов обеих палат парламента и местных советов с 4 до 5 лет и увеличении срока полномочий президента с 5 до 7 лет.

После этого Лукашенко в публичных выступлениях ещё не раз заявлял о назревших изменениях в Конституцию, но всякий раз без конкретики. Вместе с тем к обсуждению конституционного вопроса недавно подключились и чиновники. Так, председатель ЦИК Белоруссии Лидия Ермошина заявила, что подготовка конституционного референдума может занять всего 70 дней и провести его можно «на внебюджетные средства». А министр иностранных дел Владимир Макей в недавнем интервью телеканалу Euronews подтвердил, что официальный Минск рассматривает возможное изменение основного закона страны.

«Ситуация и в Белоруссии, и вокруг неё изменилась. Возникло много новых обстоятельств, условий, вызовов, и мы должны их учитывать», — заявил глава белорусского МИД.

Стоит отметить, что после референдума 1996 года президентская власть в Белоруссии мало чем ограничивалась.

Указы, декреты и директивы президента имеют статус законов, сам президент может переизбираться неограниченное количество раз. Глава государства назначает не только руководителей всей вертикали власти, но и судей и значительную часть депутатов верхней палаты парламента. А вот полномочия нижней палаты существенно ограничены — и за последние десятилетия не было ни единого случая, чтобы парламент не проголосовал практически единогласно по президентской инициативе.

«Я думаю, что Александр Лукашенко понимает: сильная, авторитарная президентская власть была нужна в 1990-х, когда страна стояла на грани катастрофы. Возможно, была нужна в начале нулевых, чтобы Белоруссию не скупили на корню олигархи из соседних стран, — сказал в беседе с RT белорусский политолог Виктор Демидов. — Но теперь, когда страна развивается более-менее стабильно, чрезмерный объём президентских полномочий становится тормозом. И Лукашенко всё чаще говорит министрам или начальникам на местах: «Решайте без меня». Но не решают, боятся, потому что формально не имеют полномочий. Именно поэтому он сейчас и заговорил о передаче части полномочий исполнительной власти».

Впрочем, пока так и непонятно, какие именно функции и кому конкретно готов передать белорусский президент.

Однако Виктор Демидов не исключает, что 24 апреля в ходе обращения к народу и парламенту Белоруссии Лукашенко озвучит дату конституционного референдума и вопросы, которые на него могут быть вынесены.

По примеру Казахстана

На постсоветском пространстве уже есть пример, когда президент, имеющий большие властные полномочия, сам принял решение передать часть этих полномочий другим ветвям власти. 10 марта 2017 года президент Казахстана Нурсултан Назарбаев подписал закон «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Республики Казахстан», предусматривающий перераспределение полномочий между ветвями власти.

Проект этого закона четырьмя днями ранее депутаты Мажилиса (нижней палаты) и сената парламента Казахстана приняли в окончательном чтении на совместном заседании. По сообщению пресс-службы президента, после этого Назарбаев направил документ в Конституционный совет для рассмотрения его на предмет соответствия установленным Конституцией ценностям, основополагающим принципам деятельности и форме правления государства.

  • Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев
  • РИА Новости
  • © Алексей Дружинин

Реформа Конституции началась в середине декабря 2016-го, когда Назарбаев заявил, что специальная комиссия «должна рассмотреть возможность перераспределения полномочий между президентом, парламентом и правительством». Президент Казахстана уточнил, что после реформы роль правительства и парламента в республике должна значительно усилиться, а президент будет выполнять скорее функцию «верховного арбитра».

В итоге подписанный закон расширил роль Мажилиса при формировании правительства и увеличил контрольные полномочия парламента за деятельностью кабинета министров. Также полномочия по утверждению государственных программ были переданы от президента к правительству, как и право утверждать единую систему финансирования и оплаты труда работников для всех органов, содержащихся за счёт государственного бюджета.

Правительство Казахстана стало равно ответственным перед президентом и парламентом. Кроме того, теперь кабинет министров будет слагать свои полномочия не перед вновь избранным президентом, а перед вновь избранным Мажилисом. За парламентом республики, в свою очередь, закреплено определение, по которому он теперь — высший представительный орган, осуществляющий «законодательную власть», а не «законодательные функции», как было прежде.

«Я изменю Конституцию»

В Белоруссии заявление президента о готовности поделиться своими конституционными полномочиями восприняли неоднозначно. Так, лидер «непримиримой» оппозиции, экс-кандидат в президенты Николай Статкевич поспешил заявить, что руководимый им Белорусский национальный конгресс будет протестовать против «незаконного референдума». Статкевич намерен провести соответствующие уличные выступления 26 апреля (день памяти о катастрофе на Чернобыльской АЭС) и 1 мая.

Более умеренный оппозиционер, глава гражданской кампании «Наш Дом» Ольга Карач считает, что для того, чтобы дать больше полномочий исполнительной власти, нет необходимости менять Конституцию. «Было бы хорошо, чтобы в Белоруссии все ветви власти работали по той Конституции, что у нас есть. Ну или попробовали работать. Может, им бы понравилось», — высказала свою точку зрения в комментарии RT Карач.

«Теперь предстоит понять, как перераспределение полномочий изменит расклад сил в стране. Лично я думаю, что усилятся позиции Совета министров, а также властей в регионах, — рассуждает политолог Виктор Демидов. — Про судебную власть говорить тяжело. А вот парламент наверняка станет требовать себе больше полномочий. В 2016-м в нём впервые за два десятка лет появилась оппозиция, а теперь и вовсе, глядя на неё, большинство депутатов всё чаще поднимает вопрос о том, что в стране роль парламента непропорционально мала по сравнению с соседними государствами».

В свою очередь, экономист, эксперт ВШЭ по белорусской проблематике Дмитрий Болкунец считает, что «по поводу перераспределения функций есть вариант, что президент будет избираться парламентом, а также увеличится срок продолжительности его пребывания на посту». «Но пока кому и какие функции он собирается передавать, неясно, — сказал Болкунец в комментарии RT. — На сегодняшний день в руках Лукашенко сконцентрированы абсолютно все полномочия, которые только можно себе представить».

По словам эксперта, 10 лет назад один европейский дипломат спросил у Лукашенко, не боится ли тот, что человек, который займёт пост президента, может его растоптать? На что Лукашенко ответил: «А почему вы уверены, что эти полномочия я оставлю этому человеку? Я изменю Конституцию».

По словам Болкунца, на ту политику, которую сегодня проводит Лукашенко, сильно влияет Запад и это влияние будет только возрастать.

«Я думаю, что вопросы о сокращении полномочий президента во многом связаны с политикой Запада. И не исключаю, что один из вопросов, который будет на референдуме, — это отмена смертной казни. Лукашенко также даёт пищу для размышлений своей белорусской элите, и, конечно, России он даёт повод ещё раз посмотреть на Белоруссию с какой-то иной точки зрения», — подытожил Болкунец.

RT

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ