Завершился великий день – День Победы. Отгремели залпы салюта, и утро, конечно же, началось с того, что белорусская националистическая пресса выплескивает свое негодование по поводу прошедшего 9 мая. Главное внимание, конечно, приковано к «Бессмертному полку». Только в Беларуси всемирно известная и популярная акция воспринимается настолько неоднозначно.

Вот что пишет националистический таблоид «Наша Нiва»: «9 мая в России и некоторых соседних странах проводится традиционное шествие «Бессмертный полк», участники которого выходят с портретами родственников, участвовавших во Второй мировой войне, или портретами известных людей. Безобидная на первый взгляд акция сейчас воспринимается как пропаганда «русского мира». Этой цели не скрывают и ее авторы».

Ну, тут все понятно – для авторов НН любой чих не по-белорусски это уже пропаганда «русского мира». Забавнее всего, пожалуй, их попытка понизить статус акции, в которой участвуют, конечно же, не только «Россия и некоторые соседние страны», а весь мир.

А вот какими красками, к примеру, расписывает минский «Бессмертный полк» скандально известный журналист Анджей Почобут: «Бессмертный полк» в Минске показывает, что общество тех, кто любит Россию сильнее чем Лукашенко, организационно оформилось. Оно достаточно массовое, и при раскрутке и московской поддержке быстро может стать серьёзной силой. Спрос, даже в Минске, есть. А что уж говорить про провинцию…» Опять-таки – ворона, которая боится куста и во всем видит «серьезную силу». И, конечно, по славной традиции белорусских националистов тут же бежит жаловаться дяде, т.е. власти. Мол, эти ребята на самом деле плохие, Лукашенко не любят и что-то против него замышляют! Накажите их! А вот нас трогать не надо, мы же исправно стучим на своих политических противников…

Александр Пашкевич подошел к вопросу серьезнее и размахнулся на обширный аналитический комментарий: «Ситуация с «бессмертным полком» прежде всего показала, насколько у Лукашенко в определенных вопросах мало (а можно сказать, что и вовсе нет) пространства для маневра. С одной стороны, он и сердцем, и головой явно чует, что давать этой публике сильно разгуляться опасно. Поэтому хочется ему все эти марши просто однозначно запретить — и все. Но при этом очевидно, что какая-то, пусть и небольшая часть пророссийской публики выйдет даже без разрешения — и что тогда с этими деятелями делать? Дать им пройти, не трогая, несмотря на то, что накануне шествие запретил? Этим самым засвидетельствуешь свою слабость и придашь смелости на последующие разы. Обвинять жестко и показательно, как обыкновенных оппозиционеров? Тогда картинка соответствующая пойдет на все российские сайты и телеканалы, и ранее высосанные из пальца утверждения, что Лукашенко якобы «предал» «русский мир» и перешел на другую сторону баррикад, получат документальное подтверждение. Со всем из этого вытекающим. Это все же не «бело-красно-белые» оппозиционеры, за которых некому серьезно заступиться.

В результате принято было решение, которое, по-видимому, с точки зрения власти есть наименьшим злом — официально акцию таки разрешить, но в последний момент, чтобы тем самым уменьшить ее масштаб и в то же время избежать необходимости ее разгонять. А потом уже думать, что с этим делать. Скорее всего, следующий раз власти будут стараться устроить нечто аналогичное под своим контролем и руководством, по принципу «не можешь победить — возглавь». Как это происходило с заменой георгиевской ленты на красно-зеленую «яблоневую» бутоньерку. А что еще делать, когда пространство для маневра ограничено?»

…На самом деле вся эта «аналитика» была вполне предсказуема. А в чистом остатке – просто то, что виделось невооруженным глазом на улицах белорусской столицы. Если положить руку на сердце, не было там огромного числа людей с Георгиевскими ленточками на груди. Большинство народу было без всяких ленточек. Но тех, кто надел Георгиевскую, было немало. Совсем немало. Были они разных возрастов – старые, пожилые, среднего возраста, молодежь. Далее по численности шли люди, носившие белорусскую красно-зеленую ленточку с яблоневым цветом. Нередко встречались и люди, носившие обе этих ленточки, или совмещавшие яблоневый цвет с Георгиевским. Очень много было людей, носивших в руках небольшие красные флажки с изображением ордена Отечественной войны и Георгиевской ленты.

А вот каких лент на улицах Минска не было совсем, так это бело-красно-белых. Ни одной.

И это лучше всего говорит о том, что нужно современной Беларуси и что не нужно. Во что она верит и во что нет.

Там, 25 марта, у Оперного театра, в толпе себе подобных, все они были смелыми. А 9 мая – поджали хвосты и сидели тихо, как мыши под веником. Потому что знали, что могут и получить.

И все, что мышь может сделать – это пищать что-то негодующее наутро 10 мая…

Игорь Орлович

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ