На Украине после начала войны на Донбассе сформировалось особое отношение к её участникам — смесь почтения и страха. В самом начале войны — в 2014-15-ом годах — доминировало уважение, сейчас же общество относится к «атошникам» с опаской. И есть за что — новости криминальной хроники с участием «бравых вояк» постоянно подкидывают всё новые сюрпризы. Так, например, в Киеве в средине апреля пьяный «атошник» во время драки бросил под ноги дерущимся боевую гранату. В некоторых сообществах в соцсетях даже шутят о том, что пора бы открывать рубрику «ежедневная граната».  Это компактное боевое устройство легче всего прихватить с собой на гражданку из зоны АТО.

Но дело не ограничивается одними лишь боевыми гранатами и одними лишь «атошниками» — волна беззакония охватила всю Украину. Об этом заговорил даже бывший президент Украины Леонид Кучма: «Я, кажется, на десятую годовщину независимости Украины сказал, что Украина состоялась как независимое государство. Я сегодня хочу сказать, что мы очень высокими темпами идём к территории, где не работает ни Конституция, ни законы, ничто».

Кучме вторит  всемирноизвестный украинский художник Иван Марчук: «Я не умею врать, правда превыше всего, а у нас абсолютно правды нет, законов нет, порядка нет. А как нет законов и порядка, то и государства нет. Сегодня Украина — худшая страна в Европе для жизни».

Высказывания Кучмы и Марчука могут показаться уж слишком пессимистичными, но стоит только взглянуть на эту фотографию, как всё становится на свои места.

Как сообщает киевский ресурс «ДТП. Киев»: «Сделал замечание и попал в реанимацию: на [киевском железнодорожном] вокзале мужчине всадили нож в голову. Открытая черепно-мозговая травма. Скорая, кома, реанимация. Нож извлечь удалось лишь во время второй операции. Сейчас состояние пациента стабильно тяжелое. Дышит сам. В НИИ нейрохирургии творят чудеса. Будьте осторожны».

Но бытовая поножовщина на киевском железнодорожном вокзале померкла на фоне политической поножовщины в историческом центре Киева. Вечером 2 мая группа молодых людей в составе 3-их парней и 2-ух девушек с ножами, молотками и газовыми баллончиками напали на «атошника» Дмтрия Вербича. Вербич отбивался, но силы были не равны. Нападавшие хотели попасть Вербичу молотком по голове, но им удалось только всадить ему нож в спину в районе копчика. Нож застопорился при ударе о хребет, таким образом, почки атошника оказались целы. Ему также повезло, что неподалеку его ждали побратимы- «атошники» с военной аптечкой в машине, которые сумели остановить обильное кровотечение и увезти Вербича в больницу.

Почему это нападение политическое, а не очередная бытовуха, каковых в Киеве пруд пруди? Как утверждает сам пострадавший: «Атаковали меня с политических мотивов. Футболка с Героем Украины Исой Мунаевым  [погибший командир батальона имени Джохара Дудаева  — автор], военные шорты, увидели бандеровца».

Здесь надо отметить, что Украина в последнее время возвращается к традициям средневековой Руси — Литовским статутам и Русской Правде. Я имею ввиду то , что на Украине формируется новое привилегированное сословие «кшатриев» из «атошников». Дабы не быть голословным — приведу несколько самых вопиющих примеров.

В июне 2015 года в Иванковском районе Киевской области 24-летний военнослужащий изнасиловал неестественным способом 16-летнюю девственницу. Это произошло глубокой ночью после совместной попойки, когда горе-ухажор напросился провожать девушку домой. Насильник служил в военной части неподалеку, куда и вернулся после изнасилования. Судья Иванковского суда присудил  насильнику 2 года условно и 3 тысячи гривен компенсации потерпевшей (две минимальные зарплаты на то время-автор). Притом, что согласно украинскому законодательству изнасилование несовершеннолетней неестественным способом наказывается лишением свободы на срок от 3-х до 7-и лет. Смягчающим обстоятельством послужило то, что насильник женат и является отцом двоих детей, а также его служба в АТО и статус участника боевых действий.

Но это ёще цветочки на фоне того, что произошло в Мариуполе. 7 ноября 2016 года в ночной клуб «Крейзи Мама» вошла группа трёх военнослужащих элитного полка Национальной гвардии «Азов». Как в старые-добрые средневековые времена эти господа сдали в гардероб три ножа и пистолет Макарова. Затем «азовцы» заприметили в клубе троих молодых мужчин, которых они изъявили желание избить, потому что «они менты».

Выйдя на улицу, группа «азовцев» принялась выяснять отношения со своими оппонентами. Оказалось, что оппоненты «азовцев» родом из Широкиного, где «Азов» провёл успешную наступательную операцию зимой 2015 года. Парни рассказали, что им не понравилось как их «обстреливали украинские войска», после чего завязалась драка.

В ходе драки боец «Азова» достал нож и всадил его в горло человеку, перерезав ему сонную артерию. Пострадавший умер от значительной потери крови. «Азовец» также нанёс несколько ударов ножом в область лица и спины второму потерпевшему. Убийца думал, что вторая жертва также «ликвидирована». После чего он спокойно отправился спать в расположение части. К счастью, вторую жертву поножовщины удалось спасти.

Но самое интересное в этой истории начало происходить уже после убийства. Сачала «азовец» вышел из тюрьмы под залог в сумме 10 тысяч долларов, пробыв под следствием только 20 дней. Потом и само дело начало странным образом переписываться. Если в первоначальной версии дела, основанной на показаниях работников ночного клуба, самих «азовцев» и выживших оппонентов, именно «азовцы» были зачинщиками конфликта. То в последующей версии дела оказалось, что конфликт начали парни с Широкиного, от которых «азовцам» пришлось обороняться. Также оказалось, что удары ножом в шею — это лёгкие телесные повреждения. «Азовец» не повалил жертву на землю, чтобы легче было её добивать ножом — а наоборот, жертва повалила его на землю. Где «азовец»  с целью самозащиты беспорядочно махал ножом и случайно попал в шею противнику.

Также «азовцам» удалось достичь мирового соглашения с родственницами погибшего и потерпевшего — каждой они заплатили по 10 тысяч долларов. В результате всех этих пертурбаций убийца — «азовец» отделался ограничением по службе сроком на 2 года с уплатой 20% от зарплаты в пользу государства.

В том же Мариуполе 7 сентября 2014 года произошло не менее резонансное проишествие. Супружеская чета Рыжковых — 29-летний Сергей и 31-летняя Евгения — приехали на берег моря, дабы заняться сексом. В автомобиле Skoda Rapid, который принадлежал супругам, для того чтобы опустить окна надо заводить машину, а когда поворачивается ключ зажигания — фары автоматически мигают, что и выдало их месторасположение.

Дело происходило в 30-ти километрах от линии фронта спустя всего два дня после подписания первых Минских договорённостей. К машине начали двигаться люди в военной форме без опознавательных знаков, некоторые одеты в маски-балаклавы, с оружием наготове. В машине играло радио. Пара решила убираться с этого места куда подальше. Уже немного отъехав от подозрительных мужчин на грунтовую дорогу, машина была обстреляна.

Машину изрешетили 36 выстрелами сверху, спереди и по бокам. Стреляли девять пограничников. Евгений Рыжков чудом уцелел, тогда, как его жена была буквально нафарширована свинцом. Врачи боролись за её жизнь шесть часов, но безрезультатно. После этого проишествия Евгений Рыжков уехал в Россию. На Украине же на скамью подсудимых попал старший пограничник Сергей Колмогоров. Ему вменяли умышленное убийство и превышение служебных полномочий, которые наказываются тюремным заключением сроком на 13 лет. Согласно показаниям напарника Колмогорова, последний не сделал предупредительный выстрел в воздух, а сразу начал стрелять в Рыжкову на поражение.

Как уже можно было догадаться, Колмогорова выпустили из-под стражи под давлением политиков и «патриотической» общественности. И это только самые яркие примеры безнаказанности и беспредела, творимого «атошниками» в современной Украине. Зато, когда в обиду попадают сами «атошники» — здесь уже разговор совсем другой. Тогда подключается общественность, СМИ, полиция, спецслужбы — все ищут преступников. В случае с Дмитрием Вербичем, буквально спустя несколько дней после нападения, в Харькове СБУ провела обыск на квартире у 5-ых молодых людей. Их фото сразу же появились в СМИ с торжественной новостью, что нападавшие на «киборга» задержаны. О чём также поспешила отрапортовать и пресс-служба СБУ.

Как выяснилось позже, подозревается в нападении на киборга только одна девушка, — все остальные имеют железобетонное алиби. Но это не помешало бдительным «патриотам» повсеместно распространять фотографии с обыска в соцсетях. Самые ретивые даже объявили на молодых людей сафари, а также начали писать им об этом в личные сообщения в соцсетях. Ни одно из «патриотических» СМИ не извинилось за публикацию непроверенных данных, которые поставили под угрозу жизнь невинных людей. Утечка полицейских фотографий с обыска в СМИ — тоже уголовно наказуемое деяние. Впрочем, можно с уверенностью утверждать, что за это никого не накажут.

В деле уже объявился «российский след»  — в организации нападения на Вербича обвиняют гражданина РФ. Также обвинения сыпятся в сторону леворадикальной анархистской организации «Революционное действие». Активисты этой организации нападают на нацистов с применением молотков на киевских улицах. Также «Революционное действие» проводило несанкционированное шествие 1 мая на Подоле в Киеве. Националисты увидели сходство между нападавшими на Вербича, которые попали в объективы камер слежения, и некоторыми участниками первомайского шествия «Революционного действия». Активисты ультраправых движений уже успели объявить охоту на «Революционное действие». Сам же Вербич просит их удержаться от объявления Вендетты всем без разбора украинским левакам.

Подозреваемая 24-летняя антифашистка Екатерина Лапинская уже находится в СИЗО, хоть её вина ёще и не доказана. В то же время сын народного депутата Игоря Попова, который был задержан во время вооруженного нападения на продуктовый магазин, отпущен под домашний арест.

 

Николай Федотов, г. Киев

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ