«Пятнадцать республик, пятнадцать сестер единой семьею живут с давних пор…» Это стихотворение учили в школах позднесоветской поры, и никому не приходило в голову усомниться в незыблемости цифры 15. За исключением любознательных школяров, которые коллекционировали старые советские монеты. Они-то и сеяли смуту, задавая себе и другим простой вопрос: а почему, если сестер – 15, на гербе СССР, отчеканенном на реверсе пятачков и двушек до 1956 года, 16 ленточек?.. А те, кто бывал в Москве, считали еще и число девичьих скульптур на фонтане «Дружба народов» на ВДНХ и приходили к той же загадочной цифре – 16. Так, словно французский астроном Леверье, сделавший вывод о существовании планеты Нептун с помощью математического анализа, советские дети догадывались о том, что сестер когда-то было побольше…

Изначально СССР был совсем небольшим: сооснователями Союза выступили Россия, Украина, Белоруссия и Закавказская Федерация, включавшая Армению, Азербайджан и Грузию. Самое крупное пополнение Союз получил в 1940-м, тогда число республик пополнили Молдавия, Латвия, Литва, Эстония… И еще одна республика, участь которой резко отличалась от всех вышеперечисленных, – Карело-Финская ССР. Ей как самостоятельной единице на карте Союза было отпущено чуть больше 16 лет, с 31 марта 1940-го по 16 июля 1956-го.

На вопрос «Почему?» лучше всего отвечает сама история СССР как такового. Изначально этот политический проект опирался на одну-единственную основу, не имевшую отношения ни к истории, ни к культуре, ни к прочим отвлеченным вещам. Богиней СССР была Целесообразность. Соответственно и размеры этого государства то увеличивались, то сокращались, когда в этом появлялась надобность.

Впервые подобную тактику опробовали в годы Гражданской войны. Ее «глобальную» тяжесть несла на себе Советская Россия, а большевизированные окраины, принимавшие на себя основные военно-политические удары, меняли статусы как перчатки, в зависимости от ситуации. Примерно так: требует политический момент создания Белорусской ССР? Пожалуйста. Отпала в ней необходимость (временно)? Нет проблем, вот вам Литовско-Белорусская ССР. Этот Голем стал неактуальным? Не беда, ведь можно воссоздать Белорусскую ССР. Не сдюжить ей под напором мирового империализма?.. А на этот случай у нас есть проект объединения всех советских земель в единый СССР. Что, Белорусская ССР слишком маленькая, выглядит несолидно? Передать ей Витебск и Гомель. Нужно чем-то обрадовать поляков? Не вопрос, берем у Белорусской ССР Белосток и передаем… И так далее, и тому подобное, такие примеры есть в истории любой советской республики, самый известный из них – Крым.

Примерно так же возникла и Карело-Финская ССР. До нее с июля 1923 г. на севере России существовала Автономная Карельская Социалистическая Советская Республика (АКССР), которая в декабре 1936-го, с принятием новой Конституции, была переименована в Карельскую Автономную (КАССР). Казалось бы, чем Карелии был мал статус автономии? Да ничем, в самый раз, и никто не жаловался и на большее не претендовал. Но в дело вмешалась Большая Политика, точнее, советско-финская война. После нее к СССР отошла большая часть Выборгской губернии, общины Салла и Куусамо (это примерно 11 процентов территории Финляндии), все это присоединили к КАССР, а ее статус решено было повысить до КФССР. Тем самым Сталин ясно дал понять Маннергейму – даже не задумывайтесь о реванше, на каждую буржуазную Финляндию у нас найдется собственная Финляндия, советская. Получилось противостояние двух проектов: Хельсинки, где политики мечтали о Великой Финляндии и активно дружили с Гитлером, и Петрозаводск, бодро строивший светлое будущее и всегда готовый присоединить к себе соседнюю сестру. Рецепт, кстати, не был новым, подобное противостояние регулярно обыгрывалось в годы Гражданской, когда параллельно на соседних территориях существовали Советские Литва, Латвия, Украина и их «буржуазные» аналоги.

Внешне Карело-Финская ССР выглядела не лучше и не хуже других союзных республик. По площади (172 с лишним тысячи квадратных километров) она занимала 7-е место в стране, 277 предприятий работали на полную мощность, по производству целлюлозы КФССР была на первом месте в Союзе. Очень представительно выглядели также флаг и герб республики, чьи цветовые гаммы отражали ее основные богатства – зелень лесов и голубую ширь озер. Единственное, в чем Карело-Финляндия сильно проигрывала, так это в населении – всего 468 898 человек в 1940 году; и хотя к началу Великой Отечественной за счет внутренней миграции жителей стало 696 997 человек, республика все равно оставалась самой редконаселенной в стране. Тяжелым ударом по ее экономике стала война. Территорию КФССР оккупировали финны и немцы (при этом большое число «советских» финнов и карел выехало в Финляндию), освобождение пришло только в 1944-м. И в том же году началось очевидное «сворачивание» проекта Советской Финляндии. Выразилось это в том, что из состава республики начали понемногу изымать земли и передавать в состав РСФСР: в 1944-м – Выборгский и Кексгольмский районы, в 1953-м – Аллакурти, в 1955-м – Куолаярви.

Флаг КФССР

Однако точку в истории шестнадцатой «сестры» поставила опять-таки та самая Большая Политика, которая ее и породила. Начиная с 1954 г. отношения между СССР и Финляндией понемногу теплели, и на этом фоне идея некоего советского аналога северной соседки, своего рода «финской ГДР», становилась попросту неактуальной. В итоге 16 июля 1956 года Карело-Финская ССР была упразднена – точнее, преобразована снова в Карельскую АССР в составе России. В качестве причины назвали необходимость в сокращении средств на обслуживание госаппарата и изменения в национальном статусе республики. Но последнее объяснение было явно натянутым, так как карелы и финны с самого начала не составляли в КФССР большинства.

Уход Карело-Финской ССР в небытие не сопровождался бурным народным негодованием, скорбными стихами местных поэтов и торжественно-печальным спуском национального флага. Просто потому что все понимали – в проекте отпала необходимость. От КФССР осталась разве что 16-я ленточка на гербах старых советских монет, скульптура девушки на фонтане «Дружба народов» да карело-финский павильон на московском ВДНХ. А так – будто и не было никакой шестнадцатой сестры…

А ведь если допустить на минуту, что КФССР продолжила бы свое существование, как легко представить, во что именно вылилось бы ее будущее!.. Создание «Народного фронта» в середине 1980-х, акции «Единения с Финляндией», суверенитет 1990-го, независимость 1991-го… И, скорее всего, торжественное объединение с Финляндией, своего рода «воссоединение северных Германий». А если нет – сколько было бы пролито слез и затуплено перьев по поводу маленького, но гордого народа, долгие годы мечтавшего о независимости!.. Какие речи произносили бы на митингах карело-финские писатели и поэты!.. Какие песни пели бы местные рок-группы!..

Но не сбылось – просто потому что никакой подоплеки для этого не было. Карело-Финляндия так и осталась в истории СССР масштабным, но не сработавшим в полную меру проектом, символом той Великой Целесообразности, которой был подчинен весь смысл существования Союза. Потому и не закрепилась эта республика в народной памяти…

Кстати, мало кто помнит и о том, что у бывшей КФССР был еще один крохотный период, когда она подняла свой ранг до союзной республики – с 24 мая по 13 ноября 1991 года. Впрочем, в том году эту реинкарнацию 16-й сестры в составе СССР вообще вряд ли кто заметил – уж больно жаркое время было. 13 ноября 1991-го Карельская ССР была переименована в Республику Карелия в составе РСФСР, каковой и является по сей день.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ