Беларусь сделала ставку на развитие ит — и это оказалось одним из немногих действительно удачных решений государства. kyky задался вопросом: в других странах ит – тоже основной двигатель экономики? Журналисты поговорили с айтишниками, которые живут в Великобритании, Канаде, Испании, Латвии и Индии и поняли, что, кажется, только такие страны, как наша, делают ставку исключительно на Ит – потому что больше надеяться пока не на что. и зарплаты айтишников здесь – не высокие. это у всех остальных – низкие.

Дмитрий Курило, работает в офисе Facebook в Лондоне: «ИТ – это мидл-класс, и зарплаты там – ничто»

«Все ИТ-компании работают разрозненно, но в Лондоне есть место, где самая большая концентрация стартапов и IT компаний — Silicon Roundabout. Оно находится около центра на востоке Лондона: в зданиях, которые стоят вдоль кольца, – поэтому такое название. Конечно, Sillicon Roundabout в разы меньше Силиконовой долины и финансово, и территориально. В целом, Великобритания — классная страна для ведения бизнеса. Фаундерам и директорам помогают: приглашают на семинары (причем, их делает государство) и рассказывают, как делать компанию.

Мне кажется, в Лондоне больше продуктовых компаний (чем в Минске) – особенно много fintech и трейдинга. Здесь находятся представительства Google, Facebook, головной офис Badoo. Лондон для них – очевидный выбор, особенно как база в Европе. Здесь понятное законодательство, общая история с США, неплохой talent пул: можно хантить людей, приглашать их из-за рубежа (хоть это и не так просто, как нейтивов). Плюс, все такое интернациональное, что мало у кого будут проблемы с интеграцией.

В Минске IT-тусовка круче, чем в Лондоне. Она масштабнее: больше людей, инженеры больше разбираются в теме, и в целом в Минске тусовка более молодая. Когда я прихожу на ивент — а они довольно редкие — там меньше людей, чем у нас, и это в основном люди постарше, чем в Минске. Сложно найти общую тему для разговора, помимо работы, если приезжаешь из другого контекста (из Беларуси, как вариант). Они, например, могут обсуждать газонокосилки, которыми стригут свой задний двор. Вообще, интересно, что девелоперские конференции часто проводятся не в Лондоне — есть много комьюнити по разным городам. При этом количество таланта, соотношение его качества и цены в Минске намного лучше, чем в Лондоне.

Мой знакомый разработчик из Badoo, Александр Зимин, раньше был главным в Cocoa Heads (сообществе инженеров, которые пишут под iOS и macOS) и делал в Москве огромные ивенты. Зимин прямо говорил, что разочарован происходящим в Лондоне: митапы маленькие, никого нет, доклады слабенькие. В Москве и Минске гораздо круче. И это правда — нам в Минске этим стоит гордиться и развивать эту тему.

Лондон — это не мировая столица ИТ. Например, в Минске происходит десять митапов в неделю, из которых восемь — это ИТ. В Лондоне происходит 1000 митапов в неделю, из которых только десять — это ИТ. ИТ — это мидл-класс в Лондоне, и зарплаты там — ничто, они сопоставимы с зарплатой $400 в Минске. В Беларуси же это единственная сфера, где можно спастись от средних зарплат. В Минске я вижу многих, кто идет в ИТ за деньгами — здесь в ИТ идут за идеей: программистам интересно создать новую технологию либо соединить миллионы людей, нежели заработать на пару тысяч больше. В Лондоне все более устоявшееся, потому что и другие индустрии развиты. Лондон — это финансы, поэтому ты не чувствуешь себя в основном ритме города. Кстати, по этой причине много стартапов, которые занимаются банковскими продуктами».

Александр Михайлов, живет в Барселоне: «В Испании больше ценятся полицейские, пожарные и врачи»

«IT-сектор в Испании и других южных странах не оформлен в отдельные организации, как в Беларуси. Образующие предприятия – это банки, финансовые учреждения или какие-то государственные вещи. Для больших проектов приглашают компании из стран, где айтишники сильнее: из Германии, Нидерландов или Франции. Они внедряют софт, налаживают процессы, а потом отдают сделанное испанским айтишникам, чтобы те все поддерживали. В руках местных айтишников остаются мелкие или средние разработки: сайты с базами данных, например. То есть в Испанию продаются IT-технологии, хайтек продукты, а Испания продает Германии, Франции, Дании и другим более развитым странам продукты сельского хозяйства, текстиль и прочее.

В Испании айтишники — это такая же рядовая профессия, как пожарный, банковский работник или финансист. Нет большого дисбаланса по финансовой составляющей: они никак не выделяются из толпы и никто им на шею не вешается, цепляясь за последнюю надежду. Зарплаты, возможно, немного выше, чем у обычного клерка или менеджера в магазине, но ниже, чем у полицейского, пожарного или врача. В Испании эти профессии ценятся больше, чем в Беларуси. Кстати, все сферы стараются заботиться о плюшках для сотрудников: неважно, это ИТ, метрополитен или больница.

Прогрессивного ИТ-комьюнити и постоянных мероприятий в Испании нет. Разве что есть несколько уникумов, которые пытаются что-то организовать, но они через некоторое время просто перебираются в Силиконовую долину. Испании, да и другим европейским странам, и незачем напрягаться, выделять свои таланты, потому что сюда многое из artificial intelligence и machine learning engines приходит из Силиконовой долины, от гигантов вроде Google или Facebook. Они «варятся» по всему миру и давно Европу «хапнули», а она только поддерживает инновации, приходящие из-за океана. Поэтому нет духа первенства, как в странах СНГ. Безусловно, иногда бывают глобальные события вроде Всемирного мобильного конгресса или большой европейская сходки какого-то производителя — например, системы безопасности в базах данных. При этом все идет «сверху»: например, совместная корпорация американцев и немцев нечто сделала и собирает айтишников, чтобы им рассказать о технологии или программе, а они потом ее внедряли и поддерживали. Кстати, по этой же причине тут практически нет стартапов. Я здесь живу восемь лет, и буквально про 3-4 стартапа слышал. И то они все были перекуплены американцами».

Павел Клименков, работает в городе Оквилл, Канада: «Тут сейчас полно денег, и людям непонятно, во что их вкладывать»

«Канадское ИТ – просто ещё одна ничем не примечательная индустрия, и потому никакого особого отношения к себе не требующая. Программист – обычный офисный работник. Если правильно помню, то средняя канадская зарплата – в районе 51 тысячи в год. По ощущениям, средняя айтишная – 120 тысяч. Но Канада большая, в Онтарио и особенно вокруг Торонто средние зарплаты наверняка выше, и на фоне них айтишники не выделяются.

Интересное в Канаде – масштаб и доступ к ресурсам. Я завёл собственное облако машин в Google. Объясню на примере, что это такое. Допустим у меня есть ноутбук – хороший, четырехъядерный, с кучей памяти. Но он мне нужен не всегда; иногда для работы хватает одного, а иногда нужен десяток. Последние лет 10 такие проблемы решаются созданием виртуальных машин/ноутбуков в облаке (их много: Google, Amazon, Azure, DigitalOcean). Создаются они по запросу, конфигурируются программно (хочу 16 ядер, 54 гига памяти, и жесткий диск на пять терабайт). Когда нужно, создается больше машин, а когда потребности больше нет, их можно удалить, как вордовский документ. У меня сейчас постоянных 14 восьмиядерных ноутбуков, и в течение дня еще создается и уничтожается около тысячи. И это только для моей задачи. В этом нет ничего нового – для этого облака и создавались. Но это красивое решение задачи, которую в Беларуси я бы решал более бюджетно – моей конторе содержание машин обходится в 6-10 тысяч каждый месяц.

В Канаде некоторые интересные вещи доступнее, чем в Беларуси. Например, появилась технология, с помощью которой наш продукт, работающий только на Windows, можно перенести на Linux. Это понадобилось, потому что Windows стоит отвратительно много денег из-за лицензии и более дорогих серверов. Технология достаточно сырая, постоянно что-то дорабатывается, и по моим ощущениям к ней пока присматриваются. А так как мы – бизнес, и хотим сэкономить, то эту технологию мы активно используем ещё с прошлого года. Я не уверен, что на беларуском аутсорсе или даже в продуктовой конторе кто-то рискнул бы так вложиться. С другой стороны, в Беларуси задачи более разнообразные. Я работал на аутсорсе и какое-то время был менеджером, поэтому через меня прошло много проектов, на которых мы перепробовали кучу инструментов (фреймворки, платформы), различных проектов (рекламные, паблишинговые, телематика) и даже языков (с++, python, .net, javascript). Большинству моих канадских коллег такое разнообразие и не снилось.

Стартапов в Канаде много, денег вокруг – тоже. Моя контора – это бывший стартап. Двое коллег параллельно ушли делать свой бизнес, что технически тоже можно отнести к стартапу. Я сейчас прохожу собеседование с Нью-Йоркским стартапом – он получил многомиллионное финансирование и теперь держит офис на Манхэттене и открывает в Торонто, но вроде всё ещё не прибыльный. Открыть свой бизнес тут очень просто. Нескольких сотен долларов за регистрацию и заявление – всё. Если есть толковая идея, найти финансирование – не проблема. По слухам из разных источников, в Онтарио сейчас полно денег, и людям непонятно, во что их вкладывать. На этом фоне особые условия для стартапов вряд ли нужны».

Abhishek Mishra из города Пуна, Индия: «Стартовая зарплата здесь – 200 000 рупий (около $3 000)»

«ИТ в Индии стало развиваться в 1980-х годах – раньше, чем в России, Китае, Румынии или Филиппинах. Преимуществом индийских специалистов было то, что они знали английский. Благодаря аутсорсинговым компаниям, которые делали работу для компаний из Великобритании и США, ИТ в Индии стало развиваться и постепенно стало распространяться на Западную Европу и Юго-Восточную Азию. Индии было легко зайти на этот рынок. Конечно, специалисты из Индии стоят гораздо меньше, чем в тех же Штатах. Специалист из США с пятилетним опытом будет получать $80 000, из Индии – $6 000-7 000.

В Индии для IT-компаний есть организация – NASSCOM (National Association of Software and Services Companies), которая работает с 1988 года. Сегодня в ассоциации состоят 2200 компаний, и они генерируют больше 90% выручки в отрасли. ИТ-сфера сегодня – основной работодатель. Стартовая зарплата – 200 000 рупий (около $3 000), но размер дохода зависит от многих факторов. Например, местоположение: зарплаты в крупных городах выше, чем в городах второго класса. Размер компании – известные аутсорсинговые компании могут платить меньше: люди к ним и так придут, потому что они хотят, чтобы в резюме был известный бренд. Сильное различие в зарплатах инженеров-программистов у продуктовых и аутсорсинговых компаний. Например, Amazon на старте платит 13 миллионов рупий, и через два-три года зарплата вырастает до 30 миллионов рупий. Аутсорсинговые компании, как Infosys, TCS, Cognizant, Wipro, платят 300 000-400 000 рупий ($4 500-6 000).

В течение последних шести-семи лет в Индии появляется очень много стартапов. Более 50% находятся в Бангалоре, и люди часто меняют работу, потому что очень большой спрос на специалистов. Но довольно много стартапов проваливается. Людей, которые их делают, поддерживают – в течение пяти лет они платят меньшие налоги.  Конечно, многие специалисты уезжают. Чаще всего по американской визе H-1B, которая позволяет работать в США шесть лет. Выбирают ее несмотря на то, что стоимость заявки на участие дорогая – $8 000. Доходы в Индии все еще очень низкие – $6 000-7 000. Также люди часто уезжают в Великобританию, Канаду или Австралию. Европейские страны, как Германия, Франция или Швейцария, – менее популярное направление, потому что в Индии мало хороших программ для изучения европейских языков. Зато по английскому языку – много».

Сергей Кибиш из Риги: «Пока нет чисто латвийской компании, которая выделялась бы на рынке Европы»

«Зарплаты айтишников в Латвии больше, чем в среднем по стране. Программисты получают в среднем 1 000-1 500 евро на руки — это гораздо выше, чем у полицейского или учителя в школе. Многие ИТ-компании работают в больших офисных зданиях, например как Ригатехнопарк. Самые известные компании, которые работают в Латвии — аутсорсинговые Accenture, Tieto и C.T.Co, и Evolution Gaming, которая занимается азартными играми в интернете. Но скоро введут дополнительные налоги на такой вид бизнеса, поэтому есть вероятность, что Evolution Gaming уедет из Латвии.

В ИТ-сообществе достаточно людей разных национальностей — не только латыши, но и, например, украинцы и беларусы. В Риге есть TechHub — это глобальное комьюнити для айтишников, у него есть представительства в Лондоне, Нью-Йорке, Бухаресте и Бангалоре. Но основные двигатели сообщества — GDG Riga, Latcraft и DevClub. Они постоянно пытаются вытаскивать людей, чтобы они делились знаниями друг с другом. Правда, нет постоянства: не у всех получается проводить ивенты хотя бы раз в месяц.

На удивление, много стартапов. Один из известных — AirDog, они первые сделали дрона, способного следовать за своим хозяином, когда тот занимается спортом. ASKfm — социальная сеть, где пользователи могут задавать друг другу вопросы, Infogram — сервис для составления инфографики и отчетов (его, кстати, недавно купила компания Prezi). 1 января 2017 года в силу вступил «Закон о стартапах», который предлагает упрощенный налоговый режим и должен привлечь больше венчурного капитала в Латвию. Раз в год проходит большой ивент TechChill, посвященный стартапам: приезжают спикеры из разных стран и обсуждают, как создавать компании и что происходит в мире. Цель ивента — общение, все сделано для того, чтобы люди меньше сидели в зале и больше говорили друг с другом.

Латвия на фоне других стран Евросоюза неконкурентоспособна. Тот же Accenture есть и в Германии — в Латвии находится один из офисов: тут программисты стоят меньше. Пока нет чисто латвийской компании, которая выделялась бы на рынке Европы и могла бы переманивать к себе специалистов. Если сравнивать Латвию с Эстонией, то мы позади в плане новых продуктов, инноваций. При этом не могу сказать, что в Латвии всё плохо — например, скорость интернета здесь одна из самых высоких в мире, входит в топ-10.

Уезжают многие. Понятно, что на старте ты учишься в Латвии. Если тебе повезло и ты попал в сильную команду, где тебя нормально обучили, и ты понял, что не дурак, то начинаешь через какое-то время задумываться об эмиграции. Мы в Евросоюзе, поэтому можем ехать в любую страну, где больше нравятся условия. Все уезжают в абсолютно разные страны, но из основных направлений – Англия и Германия. Бывает, в ходе беседы в кафе кто-то узнаёт, что ты работаешь в ИТ. Обычно сразу следует вопрос: «Почему ты ещё здесь?»

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ