Чытач Mika опубликовал на сайте «Наша Ніва» забавную статью с потешным названием «Праблема «саўкоў» не ў тым, што яны хочуць назад у СССР», в которой спадар 1979 года рождения делает «глубокомысленное» заключение, что «проблема «совков» в том, что они хотят, чтобы и остальные снова жили так же, как они»…

Как тут не вспомнить золотые слова Остапа Ибрагимовича: «Киса, давайте и мы увековечимся. Забьём Мике баки»!

Упомянутая статья «НН» не выдерживает никакой критики. Автор, прячущийся за псевдонимом, долго и нудно перечисляющий советские бытовые проблемы, выявленные им от просмотра советских кинолент, делает парадоксальный вывод, демонстрирующий топорность западной методички в стиле «лишь бы плюнуть».

Вот что пишет этот Мика:

«Дефицит прошёл, а желание помериться никуда не делась, в отличие от возможностей. Что делает нормальный человек? Меняет отношение к ситуации. Что делает «совок»? Пытается спихнуть окружающих в грязь, чтобы самому в белом красоваться».

Такой вот вывих логики.

Сам новообразованный ясновельможный пан Мика, уподобляясь вымышленному типажу, на поверку оказывается обычным инфантильным люмпеном, строящим своё мировоззрение исключительно на базе советского кинематографа, при этом желая «спихнуть в грязь» подавляющее большинство жителей Беларуси, включая своих родителей, бабушек и дедушек, родственников, воспитателей детсада, учителей в школе, друзей детства и т.д.

Ибо термин «совок», по всей видимости, относится ко всем родившимся в Советском Союзе, получившим советское воспитание и образование. В том числе и к «вдруг осознавшему» себя «шляхтичем» Мике. Ведь как красиво бы, скажем, звучало: Мика Яснопольский-Западловский! Ан нет! раздаётся только «Мика-совок».

Мика-совок, которому хочется вырваться в «шляхту», стать «лишь бы не москалём», доказать всем, что готов «присоединиться к западной цивилизации на равных», стать «эурапэйцам»… Мика-совок, которому хочется драных джинсов вместо качественного бесплатного образования. Мика-совок, которому хочется из пятнадцати сортов колбасы выбрать самую дешевую, но городиться собственным «выбором», взамен лучшей в мире бесплатной медицины. И так далее – хочется всего, лишь бы не «совкового».

В психологии этот процесс обозначен как детский протест, этакое малолетнее бунтарство, пик кризиса трёхлетнего мальчика, желающего доказать родителям, что он уже самостоятельно может попадать в горшок, правильно держать ложку и, если  ему не отвешивать подзатыльники, то он запросто сможет не мочиться в колготки.

Итак,  Мика провёл слишком много времени у телевизора «с двумя телеканалами», иногда хаживал за 15 советских копеек в треклятые совковые кинотеатры, где его неокрепшее сознание «мучили» фильмами, от сюжетов которых он не в силах избавится без помощи, скажем,  польских психиатров.

Удивительно, но в кратком кинообзоре, в перечислении фильмов, ставших «классикой» ещё в советский период, Мика не приводит ни одного польского или литовского кинофильма, выпущенного за 27 «послесовеских» лет, как антитезу, противовес, эталон, образец, пример новозападного бытового счастья, прибалтийско-силезского урбанического достатка или кресово-шляхетского благолепия.

После распада СССР, величайшей трагедии для граждан страны, оказавшихся в заложниках ситуации, искусственно созданной либеральными услужниками, прошло ещё слишком мало времени для исторического анализа. Однако уже понятно, что развал супердержавы, явился величайшей катастрофой прошедшего столетия, сопоставимой с совокупностью мировых войн.

Свою государственность наша страна ведёт от Белорусской ССР. Периоды, когда наша земля была частью Российской империи и СССР, являются временем процветания нашего народа. Эта незамысловатость понятна даже всем этим «микам». Белорусы вместе с другими народами Советского Союза одолели фашизм и являются наследниками Великой Победы.

В советский период в нашей республике была ликвидирована безграмотность, народ имел бесплатное образование, лучшую медицину того времени. Традиционная, самобытная культура наших предков сохранялась и приумножалась. БССР имела лучшую экономику в Союзе. Строились предприятия, расширялась инфраструктура, повышался урожай. Беларусь гордится своим советским прошлым!

Кстати, сообщите Мике, что белорусы гордились своей национальной литературой и кинематографией, созданной в советский период.

Нас пытаются заставить оправдываться и извиняться за великое прошлое наше страны. Но этого не будет!

Период 70-80-х годов принято называть периодом застоя. Однако лучше бы его именовать периодом стабильности.

Безусловно, проблемы брежневской эпохи ныне очевидны: порождение дефицита, очередей и цензуры. Но давайте беспристрастно взглянем на три десятилетия правления Брежнева.

Дефицит и очереди. Существовали ГОСТы, по которым, скажем, в колбасу клали мясо и специи, не допуская иных добавок. За ничтожный процент крахмала в колбасе технолога и директора мясокомбината могли отправить «в места не столь отдаленные». Оттого советские «докторская», «любительская» и «сервелат» до сих пор вспоминают как безупречный образец качества. Так как это был продукт исключительный – не было необходимости делать 15 похожих видов колбасы и уж тем более её рекламировать и «заморачиваться» с яркой дизайнерской упаковкой и рекламой. Всем было понятно — продукт из натурального мяса.

Отчего создался дефицит? Оттого, что цены оставались на прежнем уровне три десятилетия, а зарплаты постоянно росли. Рост благосостояния граждан опережал темпы выпуска продукции.

Виноваты в этом руководители СССР? Да, виноваты. Старики, пробывшие у власти все эти «застойные годы», утратили связь с реальностью и не могли адекватно реагировать на ситуацию.

Помнится, прозападный Горбачёв сетовал лет этак 10 назад, что проблему дефицита можно было решить «в 1990 году – когда вся страна в очередях оказалась и нам не хватало товаров для того, чтобы удовлетворить просьбы эти, когда у нас за итальянские туфли могли сломать в очереди… Надо было найти 10-15 миллиардов долларов. Их можно было найти…»

В СССР все были трудоустроены, оттого порождалось хамство на производстве, в торговле и сфере услуг. Тебя выкинут отсюда, но работа всё равно будет в другом месте.

Идеология. Да, идеологические тиски не знали жалости. Сейчас модно подавать информацию, дескать, если бы тогда не задушили писателей и режиссёров, то… !!! Ого-го, что было бы!

Напомню, все белорусские писатели, которыми так «гордится» оппозиция, состоялись именно как советские писатели. Купала, Колас, Танк, Быков, Короткевич… Назовите любого! Издавались огромными тиражами, получали Сталинские и Ленинские премии, экранизировались, переводился на все языки мира. А что после? Где «шедевры», когда отпала «треклятая советская цензура»??

Дело в том, что цензура была ещё и механизмом качественного отбора. Всё, что было издано и выпущено на экраны в советское время – можно пересматривать и перечитывать бесконечно. Это знают даже «микки-маусы», поныне ностальгирующие по советским фильмам.

Да, у советского руководства не нашлось сил, понимания и воли, чтобы совершить экономический рывок, попутно завалив страну джинсами, кроссовками и колбасными изделиями. Да, советское руководство оказалось подвержено неотроцкистской и прозападной заразе – политике увеличения потребления и ненависти к своей стране, истории и народу. Да, советское руководство оказалось нежизнеспособным, лишенным адекватности и, соответственно, будущего. После правления Хрущёва многим мыслящим людям стало понятно – «коммунистического» будущего у страны нет.

Эпоха Брежнева – лишь временное выравнивание, вывод из пике с дальнейшим планированием вниз. Развал СССР был предопределен.

Тем не менее, это был период великих достижений!

Удивительно, но если взять статистику экономических и строительных успехов одной лишь «застойной» 9-ой пятилетки (1971-1975 г.г.) в Витебске – мы будем ошарашены величиной свершений! Впрочем, это тема для другой статьи…

Беларусь избрала свой особый путь, отказавшись от националистических метаний первых лет своего суверенного государственного существования. В основе белорусского пути – сохранение индустриального потенциала, заложенного в советский период, развитие промышленности и сельского хозяйства, экономическая гибкость, основанная на справедливых принципах Союзного государства и Евразийского союза, равное партнёрство со всеми странами-соседями. При этом мы, белорусы, почитаем своё великое советское прошлое и адекватно понимаем свою историю.

Эльвира Мирсалимова

Витьбич

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. думаю, нелишне и вскрыть в таких контекстах: «совковые» идеологические корни измышленных в соответствиии с партийным доктринёрством «наицональных героев» Беларуси — польских панов-русофобов Костюшко и Калиновского, которые в страшных снах своих не видели суверенной Беларуси, а «мову быдла» в качестве государственного языка. Пользовались же они этой мовой именно по причине того, что на ней, на этой мове, говорил белорусский народ, который они держали в нищете и темноте, и хотели ополячить. И который из неграмотности и невежества вышел — благодаря освоению близкого русского — не польского! — языка. И шедевры литературы на родном языке — создал под гнётом самодержавия и советской власти… а отнюдь не в годы ПЕРВОЙ «Ржэчи», и никак не в постсоветское время, когда по-белорусски, увы, не создано НИЧЕГО, что может стать вровень с советской белорусской литературой.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ