10 мая и 6 июня на портале Tut.by появились две статьи одного автора – Дениса Алдохина. Обе посвящены одной теме – Первой мировой войне в Беларуси, точнее, Нарочскому сражению 1916 года и памяти о нем. Казалось бы, дело благое. Но так кажется, только если читать эти статьи поверхностно. Гораздо интереснее почитать их между строк, считывая глубинные смыслы, заложенные в текст…

Итак, статья первая – «Наследство Первой мировой. Как выглядит подземный «город» немцев в лесах под Поставами»

Уже в первом абзаце автор заявляет: «Cто лет назад закончилась одна из самых разрушительных войн, затронувших территорию Беларуси — Первая мировая. Но так случилось, что знаем мы о ней не много. Нет памятных мероприятий, подобных тем, что устраивают в июне в Брестской крепости, нет памятников, забыты могилы тех, кто воевал, отчасти потому, что эта война была чужой для нас. Российская империя воевала за интересы Антанты, ее монарх щедро расплачивался за них жизнями своих солдат».

Что на это сказать? На первый взгляд, все вроде правильно, а на второй – не очень. Во-первых, в современной Беларуси память о Первой мировой войне начиная примерно с 2008-09 гг. понемногу вернулась в массовое сознание, «забытой» войной ее считать уже нельзя. В 2011-м было восстановлено и торжественно открыто Братское кладбище в Минске, всем известен музей Бориса Цитовича в Забродье, регулярно проходят военные реконструкции, издано множество книг, среди которых выделяются работы Владимира Богданова, Вячеслава Бондаренко и Михаила Смольянинова, обихожено и обустроено множество воинских погостов, в 2014-м издана даже карта с ними. Так что тут автор, что называется, просто не в теме. А зря. Берешься писать – изучи материал, хотя бы поверхностно.

Насчет того, что Российская империя воевала за интересы Антанты – это примерно то же, что сказать, что в Великой Отечественной СССР воевал за интересы Англии и США. В ряде войн у воюющих сторон есть союзники. Страны берут друг перед другом союзнические обязательства, проще говоря, помогают друг другу всячески. Но воюют все все-таки в первую очередь за свои интересы. И можно ли сказать, что Германия в 1916-м воевала за интересы Болгарии и Турции? Нет, нельзя, потому что воевала она за свои интересы, имея Болгарию и Турцию союзниками. Так и с Россией. Победи Россия в войне, и ей достался бы Константинополь, черноморские проливы, гигантские территории на юге и юго-востоке, превышавшие по площади все современное Закавказье вместе взятое. Где ж тут интересы Антанты, если этой самой Антанте русский триколор над Стамбулом и русские кавалеристы рядом с Персией – как серпом по горлу?..

Другое дело, что командование русской армии действительно могло бы проявлять больше упорства в отстаивании своего видения ситуации. И спешили на выручку союзникам русские всегда, а союзники русским – далеко не всегда. Но это уже другой разговор. Зачем же передергивать?.. А вот зачем: русских нужно показать идиотами, у которых и своих интересов-то нет, которые горазды только пушечным мясом Антанте помогать.

Во-вторых, с чего это автор взял, что «война эта была чужой для нас»? Интересный подход. Она шла на белорусских землях, белорусы воевали в русской армии, горели белорусские города и села под вражескими бомбами и снарядами, уходили в свой горестный путь на восток беженцы – значит, уже не была эта война для нас чужой. Автору хотелось бы, чтобы белорусы тогда воевали в белорусской армии за интересы независимой Беларуси? Да вот беда, не было тогда ни Беларуси, ни белорусской армии.  Какая армия была, в той и служили, в той и становились героями. И делать сегодня вид, что герои эти были какие-то не такие, «не наши» — глупо и позорно. По такой логике можно до того докатиться, что и Великая Отечественная – «чужая» для нас, потому что не было тогда ни Беларуси, ни белорусской армии. Беларусь и белорусская армия в 1991 году появились. Значит, все, что до того было – «чужое»?..

Читаем дальше. «К 1939 году поляки оставили большевикам немецкие кладбища в идеальном состоянии. Во время советской власти некоторые кладбища пострадали, иногда от властей — их просто уничтожали и стирали с лица земли, иногда от местных жителей, которые бетонные кресты и надгробия использовали в качестве строительного материала (добавляли в фундамент)», — пишет автор.

Ну что ж, так и было. Не везде, правда. В очень многих местах кладбища ничуть не пострадали и прекрасно сохранились, никакие кровожадные власти и местные жители их не трогали. Только смысл в этом пассаже вот какой: поляки хорошие, а большевики (читай: русские) плохие. Поляки им кладбища в идеальном состоянии оставили. А пришли восточные варвары и всю европейскую культурность порушили…

Осматривает автор статьи немецкий дот 1917 года и ликует: «Несмотря на годы, сохранилась облицовка, а бетон даже не треснул. Разительный контраст на фоне современных построек белорусских подрядчиков, когда бетонные основания новостроек трескаются спустя год или два». И правда, есть ведь такие случаи. А есть и другие. Когда строят белорусские подрядчики великолепно. Но зачем о них вспоминать, если нужно восхититься качеством работы германских оккупантов?..

И дальше по статье там и сям разбросаны подобные же примеры: журналист восхищен размахом работ, проделанных немцами на оккупированной территории. И не забывает рассказать о том, что германцы в 1916-17 годах вели себя в Беларуси цивилизованно, даже женились на местных девушках. Скрытый смысл: порядочные же люди к нам пришли, интеллигентные. В печах не сжигали, а женились. Не русским варварам чета!..

Статья вторая, изданная 6 июня, озаглавлена «Курорт на костях: как битва на озере Нарочь помогла спасти Париж». В начале автор обрисовывает общую обстановку, рассказывает, почему вообще началось Нарочское сражение – чтобы спасти Верден: «По просьбе французской стороны Николай II бросает на убой сотни тысяч своих солдат. К наступлению российская армия была не готова, да и время было крайне неподходящее — началась весенняя распутица, которая не позволяла подвозить снаряды к тяжелой артиллерии».

Вот прямо так – на убой. Да, сейчас мы знаем, что Нарочское сражение закончилось неудачей, за две недели погибли и были ранены 78 445 офицеров и солдат русской армии (для сравнения – численность современной белорусской армии – 62 тысячи человек). Поэтому легко писать – на убой. Но до начала сражения исход его был не предрешен. Могла русская армия ценой больших усилий и прорвать немецкую оборону (и была на каком-то этапе близка к этому), одержать победу. Поэтому писать, что бросали войска заведомо на убой – это опять-таки журналистское передергивание ради красного словца. И очередного очернения императора России, конечно: людоед, не жалел собственных солдат.

Читаем далее: «Предпринятое наступление превратилось в настоящий ад: сотни тел убитых солдат, повисших на проволоке, давали новым и новым волнам наступающих мимолетный шанс по их телам преодолеть проволочные заграждения и… умереть под перекрестным огнем немецких пулеметов. Промокшие, завязшие в грязи бойцы были легкими мишенями. Впрочем, в царской армии времен Николая II не особо заботились о жизнях солдат. В итоге всего за десять дней наступления были убиты 77,5 тысячи человек».

Опять-таки: в чем смысл данного пассажа? Да конечно же, в предпоследней фразе! Откуда ты, журналист современный, знаешь, как именно заботились о жизнях солдат в «царской армии»? Служил ты в ней?.. Или специалист ты в этом вопросе, изучил множество источников по солдатскому быту, в конференциях научных участвовал, в архивах сидел?.. Сомневаюсь. Но – пишешь. И пишешь уверенно: не особо заботились. И цифру погибших не удосужился даже проверить, хотя найти ее легче легкого. Точная приведена выше: не 77,5 тысяч убитых, а 78 445 убитых и раненых. Есть разница – 77 или 78 с половиной тысяч, просто убитые или убитые и раненые?..

Едет автор статей по линии фронта дальше и беседует с местными жителями. Сами они свидетелями боев столетней давности не были, но рассуждают авторитетно:

«— Потери были чудовищные, — добавляет Павел Курто, сын Франца. — Чтобы их хоть как-то оправдать, солдаты даже придумали легенду о подполковнике, который якобы за деньги сдавал планы врагу, и немцы всегда знали, где будет атака российской армии.
Страдало и мирное население. Русская армия придерживалась тактики выжженной земли: имущество забирали, дома сжигали, чтобы не достались немцам. Взамен крестьяне получали расписки, что все будет возмещено после войны».

Здрассте, скрытый смысл… Население мирное-то, оказывается, страдало. И не немецкий оккупант, пришедший на нашу землю с оружием, тому причиной, а проклятая русская армия. Имущество забирали, дома сжигали. И в том нас авторитетно заверяет местный современный житель. Не иначе как сам помогал те дома не то поджигать, не то тушить.

О том, как варварские русские казаки выгоняли несчастных белорусов из родных хат и все сжигали, националисты с восторгом рассказывают уже несколько лет. Раньше не рассказывали, потому что сами не знали об этом. На местных жителей им, понятно, плевать, главное – русские виноваты. Что ж, факты такие действительно были, и множество. Город Брест так и вовсе целиком сожгли, чтоб врагу не достался. И тактика эта действительно была заимствована из эпохи 1812 года: пусть земля горит под ногами у оккупантов. А были и другие факты. Например, такие: множество белорусов становились беженцами вполне добровольно, уходили в тыл целыми селами, наслушавшись ужасов о зверствах немцев в Польше. Или такие: становились беженцами православные, а католики местные оставались. А еще интересно, что насильственная эвакуация русской Ставкой аж дважды была категорически запрещена. И за нарушение этих приказов строго карали. Но кто об этом вспоминает? Это же неинтересно. А вот рассказать о зверствах казаков и подожженных русскими селах – очень интересно…

Но, может, и немцы бед каких все же доставили?.. И о том говорит местный житель: «Часто люди не хотели уходить, поэтому подкупали казаков, чтобы те не жгли дома. Но судьба оставшихся была незавидной: ближе к 1916 году немцы стали испытывать серьезные проблемы со снабжением, и все, чего не хватало, отнимали у крестьян, у которых до этого проводили экспроприацию российские войска. В итоге для местных жителей деликатесом был клевер по весне, еще пекли ватрушки из осота». Про рацион жителей – интересно, но интереснее все же то, что немцы отнимали у крестьян, оказывается то, что раньше не отняли проклятые русские. Т.е. русские грабители пришли раньше немецких

В странствиях по Поставщине автора статьи сопровождал местный фотограф и краевед Андрей Мацур. Достаточно поискать о нем информацию в Интернете, чтобы понять – человек это благородной души, настоящий труженик и патриот. Сам, с единомышленниками, восстанавливает и обихаживает воинские захоронения, делает прекрасные фотографии мест былых сражений. Честь ему и хвала за это. Как и властям Поставского района за то, что поддерживают его начинания. А вот автор, который описывал свои странствия по Поставщине, явно не испытывает ни малейшего почтения к памяти павших героев Первой мировой. Неинтересны ему ни доблесть, ни честь воинская, ни скорбное молчание у одинокой могилы, ни прапрадеды его белорусские, сложившие головы под Нарочью в 1916-м. Видятся ему только:

—  кровожадный российский царь, гнавший своих солдат на убой за интересы Антанты;

— солдаты эти самые, что безжалостно жгут местные хаты и грабят крестьян так, что потом немцам ничего не остается;

— культурные немцы, что строят свои доты на века, не то что современные белорусские криворукие строители;

— да культурные поляки, оставляющие большевикам кладбища для разграбления.

Интересное видение Первой мировой у белорусских журналистов, правда?..

Вот так оно и выглядит на практике – переписывание истории.

 

Игорь Орлович

 

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Вытеснение советскои? версии истории выражается в забвении. Как показал опрос, молодежь в возрасте от 18 до 30 лет значительно хуже, чем старшее поколение, знает и деятелеи?, и события истории России?скои? империи и Советского Союза. События советскои? истории для граждан новых независимых государств перестают быть общими событиями, так как значительная часть жителеи? о них уже ничего не знает.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ