В апреле 2018 г. известный журналист Владимир Познер взял интервью у главного редактора журнала «Россия в глобальной политике», председателя президиума Совета по внешней и оборонной политике Фёдора Лукьянова. Познер поразился степени демонизации Владимира Путина в Америке и прокомментировал сложившуюся в медийном пространстве ситуацию следующим образом: «Если посмотреть обложки журналов, карикатуры и то, что говорят и пишут, Сталин рядом с ним — ребёнок… Слова Рейгана, что Советский Союз — империя зла, и то меркнут по сравнению с тем, что происходит сейчас».

Однако не всё так просто, как может показаться с первого взгляда. Проведённые в США опросы установили, что жители Соединённых Штатов занимают весьма неоднозначную позицию касательно СМИ. В то время как 74 % опрошенных в феврале 2017 г. американцев считали, что свобода прессы выполняет функцию контроля политической власти, 21 % респондентов сказали, что она причиняет больше вреда, чем пользы. Лишь 66 % участников опроса в феврале 2018 г. назвали новостные СМИ важным элементом демократической системы, а пятая часть назвала средства массовой информации врагами народа (enemy of the people). Среди республиканцев такое мнение выразили более половины опрошенных. Для страны, где медиа считается четвёртой властью, а свобода прессы является не пустым звуком, эти цифры являются тревожными звоночками.

Рисунок 1. Отношение американцев к новостным СМИ (апрель 2018 г.)

Источник: twitter.com/pollreport

В то же время скепсис американцев по отношению к СМИ обусловлен не тенденциозными новостями о России, а фактором Дональда Трампа в общественно-политической жизни США, о котором мы поговорим ниже. Возможности же убедить американцев в том, что Россия совсем не такая, какой её рисуют в медийном пространстве, сегодня сильно ограничены. К сожалению, рост недоверия жителей Америки к СМИ не сопровождается повышением доверия к России.

Тренд американского общественного мнения — ухудшение мнения о России и российском лидере. Это хорошо видно из опросов Гэллапа. «Антирейтинг» Путина в США, который в 2002 г. составлял лишь 18 пунктов, к лету 2017 г. вырос до 74 (см. рисунок 2). А опрос, проведённый по заказу CNN в начале мая 2018 г., установил, что неблагоприятное мнение о Путине сложилось у 77 % опрошенных американцев.

Рисунок 2. Мнение американцев о Владимире Путине (2002–2017 гг.)

 

Рейтинг Путина упал не только в США, но и в других государствах, о чём свидетельствует опрос, проведённый Исследовательским центром Пью весной 2017 г. в рамках проекта «Всемирный опрос общественного мнения» (Global Attitudes Survey) (см. рисунок 3). Опрос проводился в 37 государствах; граждане стран, входивших ранее в СССР, не опрашивались. Доверие к деятельности Путина в сфере международной политики выразила половина и более населения лишь в Греции (50 %), Танзании (51 %), Филиппинах (54 %) и Вьетнаме (79 %).

Максимальный же уровень недоверия к деятельности Путина наблюдался не в США или Великобритании, как этого можно было ожидать, а в других странах: Иордании (92 %), Польше (89 %), Испании (88 %), Нидерландах (87 %) и Франции (80 %).

Рисунок 3. Доверие к деятельности Путина на международной арене (2017 г.)

 

Конфигурация общественного мнения для Путина сложилась неблагоприятная. Однако всё познаётся в сравнении. В силу того, что решающим соперником России являются США, давайте взглянем на отношение к Трампу. Оказывается, что во многих странах его деятельность на международной арене оценивают ниже, чем деятельность Путина. В Германии разница составляла 14 пунктов (11 против 25), во Франции и Японии — 4 (соответственно 14 против 18 и 24 против 28). А доверие к обоим президентам практически одинаково в Швеции, Италии, Испании, Австралии, Канаде и Великобритании (см. рисунок 4).

Рисунок 4. Доверие к деятельности Трампа и Путина на международной арене (2017 г.)

Любопытные результаты содержатся и в материалах ассоциации «Гэллап Интернэшнл». В октябре — декабре 2017 г. она провела опрос в 55 странах с целью выявить отношение к президентам России и США. Отвечая на вопрос «Если бы вам пришлось выбирать между президентами Трампом и Путиным, кого бы вы выбрали управлять вашей страной — Трампа или Путина?», 29 % респондентов назвали Путина, 17 % — Трампа. Против и того и другого были 45 % (см. рисунок 5).

Рисунок 5. Оценка Дональда Трампа и Владимира Путина в мире (2017 г.)

 

Предпочтение Путину отдали в 25 странах из 55, в том числе в Австрии, Германии, Ирландии, Италии и Франции. Трампа же «выбрали» только в 9 странах. В самих США сторону российского президента приняли 4 % опрошенных, а еще 54 % не хотели бы видеть лидером Америки ни того ни другого.

В Италии, Германии и Франции наибольшее число респондентов назвали Путина самым сильным лидером.

И если Трамп опередил Путина в США и Великобритании, то другие фигуры нынешнего мирового политического Олимпа оказались далеко позади российского президента, да и Трампа тоже (см. таблицу 1).

Таблица 1. Вопрос: «Кто в настоящий момент является самым сильным лидером?» (опрос Французского института общественного мнения, проведённый в марте 2018 г. по заказу новостного агентства Sputnik)

 

Конечно, можно говорить о дефиците личностей крупного масштаба в мировой политике, как это делают российский политолог Александр Носович или упомянутый в начале статьи Фёдор Лукьянов. Наверняка это так. Однако здесь есть ещё кое-что. Кажется, между США и их союзниками постепенно накапливаются противоречия, а за скепсисом в отношении Трампа скрывается тихое недоверие к мировому гегемону в целом. Ведь Трамп — второй президент XXI века из трёх, использовавших достаточно жёсткую риторику в отношении Европы. И имеются серьёзные основания задуматься, как происходит так, что каждый второй президент сверхдержавы действует не только бесцеремонно, но иногда и вопреки интересам союзников. И если вторжение в Ирак в 2003 году, осуществлённое Джорджем Бушем — младшим без согласия Германии и Франции, было первой ласточкой, то что должна делать Европа с односторонним отказом США в мае 2018 г. от «ядерной сделки» с Ираном? И чего ожидать от союзника дальше?

Германия — хороший показатель чувствительности общественного мнения к действиям Вашингтона на мировой арене. Лишь 35 % опрошенных в 2017 г. граждан ФРГ выразили благоприятное мнение о США.

При этом в предыдущем году (когда президентом был Обама) такой позиции придерживались 57 %. Не приветствует немецкое общественное мнение и увеличение расходов на НАТО: 32 % опрошенных в октябре 2017 г. поддержали эту инициативу; 51 % респондентов считали необходимым оставить их на прежнем уровне, а 13 % — уменьшить.

В апреле 2018 г. половина жителей Германии возложила на США ответственность за рост напряжённости между Западом и Россией. И в два раза меньше немцев считали ответственной за это Россию. Более того, большинство опрошенных (55 %) поддержали идею постепенного снятия антироссийских санкций.

Соответствующие настроения не остались незамеченными в США, а служба Гэллапа недавно выпустила исследование под красноречивым названием: «Оценивая мировых лидеров: 2018. США против Германии, Китая и России».

И это неудивительно. Ведь, как свидетельствуют опросы, проведённые в 134 странах, поддержка глобального лидерства США в мире за год существенно сократилась: с 48 % в 2016-м до 30 % в 2017-м; в Европе она опустилась до 25 % (см. рисунок 6). В этом смысле Америка практически сравняла свои показатели с Россией (27 %) или Китаем (31 %) и далеко отстала от Германии (41 %). Очевидно, в данном случае ключевую роль сыграло недоверие к Трампу.

Рисунок 6. Оценка глобального лидерства Германии, Китая, России и США в мире (2007–2018 гг.)

Отношение к Трампу является частью более глобального тренда, который наблюдается и в США. Дело в том, что оптимизм американцев 1990-х гг. относительно положения США в мире в 2000-х гг. стал улетучиваться. К завершению иракской кампании лишь 30 % были удовлетворены позициями, которые занимает их страна на международной арене.

А в годы президентства Обамы этот показатель не превышал 40 пунктов. В этом смысле 45-процентная удовлетворённость американцев по этому вопросу, зафиксированная в феврале 2018 г., стала рекордом, если угодно, достижением Трампа (см. рисунок 7).

Рисунок 7. Удовлетворённость американцев позицией США в мире

 

Позитивнее американцы оценивают внутреннее положение страны. В начале мая 2018 г. 66 % считали, что с экономикой США всё в порядке (опрос CBS News). Большее количество американцев даже думало, что политика Трампа улучшила показатели американской экономики, а не ухудшила их (39 % против 31 % при 26 % считавших, что ничего не поменялось). В целом большинство респондентов (57 % по опросу CNN) полагало, что дела в стране идут хорошо.

Напоследок сравним рейтинги Трампа и Путина в своих странах. Уровень доверия к российскому президенту и оценка его работы на посту президента приблизилась в начале 2018 г. к отметке в 80 пунктов (см. рисунок 8).

Рисунок 8. Рейтинг Владимира Путина в России (январь 2018 г.)

Рейтинг же Трампа в США не так уж и велик. Если в начале президентского срока он составлял 45 %, то менее чем через полгода упал до 38 %. До апреля 2018 г. Трамп так и не сумел преодолеть рубеж в 40 %. В конце апреля 2018 г. его рейтинг достиг 42 %, а к середине мая вырос ещё на один пункт, составив 43 % (см. рисунок 9).

Рисунок 9. Оценка гражданами США работы Трампа на посту президента (опросы Гэллапа 2017–2018 гг.)

 

Если сравнить оценку американцами работы Трампа с предыдущими президентами, то её уровень достаточно низок. Рейтинг всех президентов в среднем с 1938 г. составил 53 %. Средний же рейтинг президентов, зафиксированный в мае второго года президентства, составил 58 %.

Аналогичные результаты содержатся в опросах, проведённых по заказу телеканала CNN: 53 % респондентов в начале мая 2018 г. не одобрили работу Трампа в качестве президента. Более того, её неодобрение незначительным большинством американцев — константа общественного мнения США (см. таблицу 2).

Таблица 2. Вопрос: «Одобряете ли вы работу Дональда Трампа на посту президента или нет?» (опросы CNN 2017–2018 гг.)

Негативное мнение по отношению к Трампу связано со множеством факторов — как политических, так и личностных. Если говорить о политике, то в центре внимания — подозрения в сговоре с Россией во время выборов 2016 г. и связанное с ними расследование, которое ведёт специальный прокурор Роберт Мюллер.

Что касается личностных факторов, то Трамп непрестанно находится в центре скандалов, которые скорее относятся к истории гламура, чем к большой политике. Здесь вам и череда обвинений в домогательствах к женщинам, и душещипательное извинение звезды Playboy Карен Макдугал перед Меланией Трамп за роман с её мужем, и разговоры о выплате 130 тысяч долларов порноактрисе Сторми Дэниелс за молчание о сексуальной связи с Трампом, и чуть ли не детективная история о запугиваниях и угрозах, которым подвергается порноактриса. Пока американцы рассуждают о том, насколько выходки Трампа подрывают институт президентства (54 % зимой 2018 г. полагали, что президент недостаточно уважает демократические институты и традиции), его «дамочки» имеют от своих историй приличный гешефт. Они остаются на повестке дня и, кажется, более востребованы в американском обществе, чем детали внешнеполитических многоходовок Трампа. Но это уже выходит за рамки представленного здесь исследования.

Отметим лишь самые важные, на наш взгляд, моменты. 39 % опрошенных в апреле 2018 г. граждан США высказались за импичмент президента. Это говорит о «высоком качестве» неприятия Трампа со стороны его оппонентов. Высокое качество такого неприятия подтверждается ещё одним обстоятельством: из 54 %, не одобрявших работу Трампа на посту президента в марте 2018 г. (см. таблицу 2), 46 % сказали, что «не одобряют её сильно» (disapprove strongly). Этот факт показателен. Ведь общественность, как правило, склонна выбирать более умеренные ответы при их наличии в опроснике.

Размежевание между Трампом и его противниками проходит по партийной линии. В то время как 89 % республиканцев в начале мая 2018 г. одобрили его работу на посту президента, так полагали лишь 11 % демократов. Республиканцы больше симпатизируют и Путину: в июне 2017 г. благоприятное отношение к нему выразили 24 % республиканцев, но лишь 4 % демократов.

Что касается внешней политики Трампа, то в целом её оценка сопоставима с рейтингом президента и составила 39 пунктов в марте и 42 пункта в мае 2018 г.

В отношении России лишь 4 % опрошенных в марте 2018 г. американцев сказали, что Трамп действует слишком жёстко (too tough). Зато 47 % посчитали его действия слишком мягкими (too easy), а 41 % — достаточными. Возможно, нанесённые 14 апреля 2018 г. авиаудары по Сирии и были своеобразным откликом на мнение «ястребов». К слову сказать, военную акцию одобрили 50 % американцев (43 % её не одобрили). Таким образом, степень поддержки использования военной силы против Сирии коррелирует с долей сторонников более жёсткой линии Вашингтона в отношении её союзника — России.

Итак, мы видим далеко не блестящий рейтинг Трампа в Америке и мире и сравнительно высокую оценку лидерских качеств Путина, в том числе в ведущих странах ЕС. Это свидетельствует об определённом градусе неудовлетворенности европейцев сложившимся положением дел в собственных странах и осуществляемой их руководством политикой.

А это чревато кризисом доверия к власти в целом и увеличением разрыва между элитами и народом. Фигура Путина в такой ситуации становится центром притяжения сил, выступающих с критикой западного миропорядка и его издержек. Поэтому Россия будет стараться играть на американо-европейских противоречиях и использовать фигуру Трампа для усиления антиамериканских настроений за пределами США. Америка же станет плотнее работать по России и её союзникам, играя на внутренних противоречиях в самой России и проецируя антироссийские взгляды на сопредельные с РФ государства.

Валентин Старичёнок

sonar2050.org

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ