Из школьной программы мы знаем, когда наступает самый длинный день в году  и почему.  Потому что наклон оси вращения Земли в направлении на Солнце принимает тогда наименьшее значение – всего 23,4 градуса. Наша планета  смотрит всем своим Северным полушарием прямо на космическое светило, и то как бы зависает в наших глазах. Потому-то день и зовется издревле солнцестоянием — солнце  будто стоит в зените и никуда не движется.

Так только кажется. На самом деле оно движется, и с обыкновенной для него скоростью. Просто дольше находится в поле нашего зрения: ровно 17 часов и 33 минуты. И так происходит из года в год – миллионы раз подряд.

День летнего солнцестояния бывает и на других планетах Солнечной системы. Например, на Марсе он наступает спустя всего несколько часов после нашего, земного. А на Уране он затягивается на целых 42 земных года!

И все же самый долгий день во всей Солнечной системе и за всю ее историю случился именно на Земле. И был то день 22 июня 1941 года…

Гитлер тоже учился в школе и кое-как знал ее программу. А если не знал, так ему подсказали его генералы с высшим образованием. Замысел его был прост (как и все, что он делал, всегда взывая к самым низменным человеческим чувствам). Для его блиц-крига, «молниеносной войны», нужен был самый долгий световой день, чтобы за его часы и минуты сразу и как можно дальше продвинуться вглубь советской земли. Дольше – дальше! С огнем и мечом. Он не читал про Александра Невского, да если бы и читал, то ничего бы не понял. Как не понял собственного кумира Бисмарка, который предупреждал ему подобных от вторжения в Россию. Но хотение сильнее разума, особенно если последнего немного.

Я вовсе не хочу «принизить» Гитлера и его приспешников, но согласитесь, разум — это не злобная хитрость и коварство, а совсем наоборот!

Так вот, Гитлер хотел бы, чтобы самый длинный день, который он начал воем бомб и лязганьем гусениц, побыстрее закончился, чтобы блицем прокатился от Бреста и чуть ли не до Москвы… Не вышло: день затягивался и затягивался, и конца и края ему не было. А сводки в его ставку приходили уже неутешительные – не по тексту, не по стилю, а по фактам. В тех абзацах, где отмечались «пройденные» километры. Еще скрывались немецкие потери, еще замалчивалось упорное сопротивление советских войск, но километры говорили сами за себя – их было слишком мало… И можно не сомневаться, если не разумом, коего было у него немного, так звериным своим инстинктом фюрер, как всякий хищник, уже 22 июня к позднему вечеру понял, что не туда влез! Он боялся этого смертельно, — затягивания русского дня. Затягивания войны с Россией. Потому и придумал свой дурацкий «блиц-криг», а Россию называл «колоссом на глиняных ногах».  Но как всякого маньяка, его манило именно то, чего он больше всего боялся!

А на нашей, правой стороне день 22 июня 1941 года тоже выдался самым длинным в истории. Ибо мы его максимально затягивали. Я говорю «мы», потому что будь на месте наших дедов и отцов мы с вами, то делали бы то же самое. Ибо верно еще одно высказывание святого благоверного князя Александра Невского, духовного хранителя русской земли и всех, кто считает себя русскими: «Не в силе Бог, а в правде!». На том и стоим.

На том и стояли защитники Брестской крепости. Там, где стояли, там и умирали – и уносили с собой сотни фашистских захватчиков. Последним чувством которых было удивление и непонимание… Ибо правды они не знали.

А мы знали! Потому-то в обращении к советскому народу главы правительства Молотова прозвучали эти вещие слова: «Наше дело правое! Победа будет за нами!».

А чтобы победа пришла, нужно было сделать для немцев самый первый день затеянной ими войны самым долгим и нескончаемым…С этого момента война уже перестала быть соревнованием только политики, дипломатии, техники, военного искусства, материального обеспечения и ресурсов – она стала борьбой духа: чей дух сильнее, русский или немецкий? Впрочем, и до этого длинного дня война, прокатившаяся по всей Европе, была соревнованием именно духа – еще с Мюнхенского сговора. Духа всех тех стран, которые покорились Гитлеру. И, значит, там и тогда победил немецкий дух…

22 июня для немецкого духа началось настоящее испытание. Плохо, что Гитлер не знал еще одной русской поговорки: «Не буди лихо, пока оно тихо!». В мае 45-го он окончательно понял, чей дух сильнее. Понял настолько ясно, что в своей гордыне предпочел покончить с собой – вместе со всеми, кто его еще любил, то есть Евой Браун и преданной овчаркой. А потом его же подчиненные облили их тела бензином и сожгли на задворках его же рейх-канцелярии…

Вот и кончился на том пепелище весь рейх! Стоил сей мировой  «эксперимент» более 40 миллионов человеческих жизней. Неужели это подходящая цена для того, чтобы один маньяк осознал, что он ошибался?!

Как это актуального для нашего времени! В 21 веке маньяки вновь потянулись к мировому штурвалу, тянут свои потные ручки — хотят проверить, возможна ли их гегемония.

Возможна. Но только при одном условии – не трогайте нашего духа! Не задевайте наших чувств. И не приближайтесь к нашим границам. В общем, не будите…самого длинного дня во Вселенной! Ибо над нашей землей солнце всегда в зените. Не заходите в его свечение – оно слишком ясно, и все и всех расставляет по своим местам.

Вадим Елфимов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here