Пенсионная система во всем мире трещит по швам, переживая сильнейший кризис, ибо повсеместно больна одной и той же болезнью, а именно — пенсионная система и в России, и на Западе таковой по сути не является. Все остальные проблемы — производные.


Пенсионная система сегодня — это неотъемлемая часть налоговой, которая заточена под рандомное, то есть произвольное изъятие государством прибавочной стоимости под обещание вернуть её нужным людям в нужное время.

Никакого внятного обоснования ни одного налогового тарифа, в том числе тарифов социального страхования, вообще не существует. Соответственно — единственное обоснование повышения существующих ставок налогообложения изумляет своей лаконичностью и цинизмом — НЕ ХВАТАЕТ!

При этом в проклятиях «специалистов» тонет вполне логичный вопрос:

☞ Как вообще можно сбалансировать известные, измеряемые и совершенно конкретные бюджетные расходы частью неизвестных будущих доходов непонятного количества налогоплательщиков?

Cколько надо потратить на пенсионеров — известно до копейки. Сколько стоит армия — знаем постатейно. Учителя, полицейские, чиновники, врачи, пожарные — все расходы заложены в бюджете в абсолютных цифрах.

И только доходы бюджета — в процентах от прибыли налогоплательщиков, которая может не случится вообще или размер которой окажется далёким от прогнозируемой.

 


Чтобы проникнуться абсурдностью нынешней системы, представьте, что вы пришли в булочную, а вам на вопрос: «Сколько стоит батон?» отвечают: 2% от вашего дневного дохода. И в авиакассах за билет просят заплатить аккурат 50% от вашей недельной выручки. И топливо в бак заливают в обмен на процент от месячного заработка…


 

Нормально? А ведь именно так работает ВСЯ налоговая система, частью которой и является пенсионная.

Конечно, с таким ТЭО налогов НИКОГДА хватать не будет, даже тогда, когда не хватать не должно…

Теперь по поводу повышения пенсионного возраста как одного из вариантов отказа государства от своих обещаний, данных ранее производителю прибавочной стоимости.

Кстати, не самый брутальный вариант. Оставить прежними доходы, уронив при этом покупательную способность национальной валюты — решение гораздо более разрушительное и циничное. Граждане СССР могут в красках описать, как накопления всей жизни могут всего за одну ночь превратиться в «тыкву».

Традиционное обоснование отказа государства от выполнения ранее взятых на себя обязательств точно такое же, что и для поднятия налоговых ставок: того, что собираем — не хватает…

А если ставки поднимем и выплаты урежем, тогда будет хватать? Точно?

Смотрю на лица тех, для кого отнимать и делить — единственный род деятельности, и, строго по Станиславскому, не верю… Такие лица освоят любой бюджет и им всё равно не хватит. Эти красавцы относятся к населению, совсем как глава семейства в старинном анекдоте:

— Папа, папа, водка подорожала, ты теперь будешь меньше пить?

— Нет сынок, теперь ты будешь меньше кушать…

Отнюдь не только в России и совсем не только в настоящее время управление изъятыми деньгами у населения осуществляют те, кому в частной жизни никто не доверил бы даже копейку, но вся эта развесёлая гоп-компания в рассыпающейся на запчасти налоговой колымаге продолжает ехать в прежнем направлении, где задача «отобрать и поделить» давно затмила все остальные декларированные задачи вместе взятые.

Если интересно, почему так получилось, скопирую сюда всю свою работу по истории налогов, а сейчас просто констатирую: глобальный системный кризис в полной мере отражается в существующей налоговой системе, которая хороша, когда экономика непрерывно растет, и жутко коряво выглядит, когда доходы стоят или падают.

В результате своей ублюдочности и дикой оторванности от реальной жизни она уже умудрилась повсеместно стать и пугалом, и объектом бесконечной иронии, как нечто абсолютно несуразное, типа слона в посудной лавке — чем, собственно, она и является.

И вот когда этого слона еще и пытаются надуть, существование рядом с ним в одном помещении становится абсолютно невозможным, что мы и наблюдаем, с разной степенью напряжённости, во всех странах и на всех континентах.

При этом примочки типа повышения ставок и снижения гособязательств имеют крайне краткосрочный и совсем неоднозначный эффект.

Потому и называется этот кризис Системным и Глобальным.

Теперь от общего вернёмся к частному и определим, что мы понимаем под словом «пенсия».

1. Страховка, которая позволит не остаться без гроша в кармане, когда трудиться будешь уже не в состоянии.

2. Накопления, которые позволят в зрелом возрасте позволить себе то, чего не мог позволить в молодости.
 

Указанные разновидности пенсионного обеспечения не есть одно и то же, ибо они принципиально по разному формируются… точнее — должны быть разными, хотя в реальности — «хотели как лучше, а получилось как всегда…»

Пенсия как спасательный круг при нетрудоспособности (возрастная нетрудоспособность — просто её разновидность) — это в чистом виде страхование, взнос по которому рассчитывается индивидуально и зависит от огромного числа факторов, первый из которых — размер выплачиваемой компенсации. «Сколько я буду получать, если что?» обычно затмевает другой актуальный вопрос — кто будет оплачивать банкет?

Активно педалируемый сейчас риск безработицы в преклонном возрасте — это тоже риск, точно такой же, как риск заболеваний и травм, который нередко является их следствием, поэтому также является страховым случаем, рассчитываемым на основании статистики, то есть чисто математически.

Пенсия как накопления означает, что я, пока не пенсионер, даю в долг кому-то свои кровные с таким расчетом, что он потом, через вполне определенное количество лет, отдаст мне, уже пенсионеру, этот долг с процентами — и всё у меня будет в шоколаде.

А теперь вопрос:

где в обоих этих случаях есть место обобщениям по возрасту и размерам компенсаций, если и первый, и второй случай — индивидуален и зависит от профессии, места проживания, частных рисков и ещё множества факторов, обобщению просто не поддающихся?
 

Точнее обобщения возможны, но не в рамках государства, а в рамках профессиональных и (или) территориальных образований, имеющих схожие источники доходов, риски и условия существования.

Подводя резюме вышесказанному, считаю ломку копий по поводу изменения возраста выхода на пенсию абсолютно неконструктивной, ибо обсуждаются одинаково нежизнеспособные варианты:

☞ Хватит ли денег для выплаты пенсий без повышения пенсионного возраста? Нет, не хватит.

☞ Решает ли проблему дефицита пенсионного фонда повышение пенсионного возраста? Нет, не решает…

Что делать?

Крах пенсионной системы предопределён банкротирующей общественно-политической моделью, основанной на частной собственности и ссудном проценте.

Соответственно все попытки решить в рамках этой системы проблемы пенсий, налогов, социальной ответственности и прочая, прочая, прочая, — способны оттянуть, отсрочить неизбежный дефолт по государственным обязательствам, но не способны предотвратить его.

Все трепыхания вместе и каждая по отдельности напоминают попытку усилить работу помп, откачивающих воду из трюма, вместо того чтобы заделать пробоины в корпусе.

Хотя еще правильнее было бы не латать идущий на дно «Титаник», уже поймавший свой айсберг в виде принципиально неотдаваемых долгов, а начинать строить из подручных материалов ковчег, чтобы не пришлось это делать позже, стоя уже по колено-пояс-горло в ледяной воде, в условиях тотальной паники и крушения основных государственных институтов.

Чем и предлагаю исподволь заниматься в свободное от основных революций время.
aftershock.news

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ