Сразу вслед за футболом главной новостью последних недель стала тема «инновационной» пенсионной реформы в России и предложение вновь перенести пенсии белорусов на максимально длинный срок, во всяком случае, для женщин. Эти тревожные обсуждения в Беларуси проходят на фоне разговоров в СМИ и среди чиновников о возможном грядущем сокращении в стране декретного отпуска с 3-х до 2-х лет, а также новых правилах оплаты больничных листов (только с 4-го дня болезни).

Госчиновники и телевизионные патриоты уже готовят население к переменам, оправдывая непопулярные меры дырой в Фонде Социальной Защиты Населения, размером в $150 млн, а также намеками на постоянную тенденцию к дотационности всей системы социальных выплат из госбюджета, которая, по прогнозам, должна, если ничего не менять, прихлопнуть всю экономику.

Примерно те же процессы экстренного «информирования» населения, где на волне послевыборной эйфории и Мундиаля спешно приняли подобный закон, идут сейчас и в России. Дальше всех пошли отдельные представители РПЦ, поспешившие заявить, что повышение пенсионного возраста – это наказание свыше «за беззакония и грехи» народа. Такое мнение высказал протоиерей Алексий Чаплин. Считаю нужным остановится на этом заявлении отдельно, так как оно, во-первых, крайне любопытно с точки зрения философии, и, во-вторых, может стать доминирующим мнением в условиях, когда церковная власть, при существующем альянсе со светской, готова оправдывать любое, даже самое непопулярное решение последней.

Протоиерей Алексий Чаплин заявил: «Неужели мы, православные, уже настолько в своих умах одемократились, что источником всех грехов и пороков готовы видеть исключительно власть и государство, а народ для нас превратился в неприкасаемую священную корову, о которой можно говорить только хорошо или ничего?

Правду говорить всегда тяжело и неприятно, но в этом и миссия Церкви — быть ненавидимой за правду. А правда заключается в том, что нынешняя пенсионная реформа — это не происки „либерального лобби“, а наказание Божие за те беззакония, к которым причастен чуть ли не каждый в нашем поколении».

Далее, по его мнению, когда пенсия потеряла нравственное значение „милости“ со стороны государства к своим гражданам и была провозглашена неотъемлемым правом каждого человека, она стала носителем некоей печати богопротивности.

Священнослужитель считает, что гарантией обеспеченной старости должна быть семья, а не Пенсионный Фонд и отчисления в него. Он выступил резко против тезиса о том, что семьи не должны быть многодетными, если не могут себе этого позволить и государство им не помогает.

«А как же это наши деды и прадеды без всяких социальных гарантий сумели после войны восстановить страну и генофонд нации? И бедность для них не была препятствием для многодетности».

После протоиерей обрушился с критикой на женскую эмансипацию и с сожалением высказался о том, что был «отбит страх жен перед мужьями».

По мнению протоиерея, каждый россиянин что-нибудь у государства украл: «Государство — это чиновники, полицейские, военнослужащие, врачи, учителя и пр. служащие, которые часто используют свое служебное положение в своих корыстных интересах, или это бизнесмены и частники, укрывающие свои доходы и нежелающие платить налоги… Государство — это все мы, и каждый из нас виноват, что хоть что-то, да присвоил нечто из государственного имущества или не додал в общий котел. Всё это грех воровства в глазах Божиих. И безумно оправдывать себя, что мы украли лишь кирпичик, а не целый завод. Просто заводов на нас не хватило. И если человеческий закон нас не покарал, то кара Божия неминуема даже за украденный кирпич».

Однако подобные оригинальные точки зрения, защищающие власть и подготавливающие население к тому, что будет ещё хуже, пока вызывают только ропот и негодование.

Стоит признать и то, что наши люди всеми силами пытаются «войти в положение» властей. Ведь, несмотря на то, что свою «грешную» природу наш народ в упор не признаёт, многие граждане почему-то до сих пор считают, что пенсия это подарок от государства, а точнее персонифицированный дар им от конкретного правителя, будь-то Лукашенко, Путин, Назарбаев или кто-то другой.

Возможно, я открою страшный секрет, но пенсионные накопления – это народные деньги и, повысив пенсионный возраст на 3-5 лет, государство просто присваивает их себе. Оформление такого решения в закон есть лишь юридическая формальность, делающая его очередным, сравнительно честным способом отъёма денег у населения. При этом средний размер пенсии в Беларуси на 01.05.2018 составил 331 рубль, это 165$. Умножим эту сумму на 12 (месяцев) и на 3 года (на столько пока увеличили пенсионный возраст). Итого – 11,916 руб, то есть 5,958$ с человека.

Напомню, что в Республике Беларусь пенсионная реформа вступила в силу с 1 января 2017 и её новаторство заключается в том, что возраст выхода на покой в Беларуси повышается ежегодно на 6 месяцев до достижения мужчинами 63, а женщин 58 лет. Такая норма содержится в указе президента «О совершенствовании пенсионного обеспечения».

Предполагается, что к 1 января 2022 года мужчины будут выходить на пенсию в 63 года, а женщины — в 58 лет.

Также для пенсии ещё нужно выработать страховой стаж (официально проработать за жизнь определённое время). До 2014 года страховой стаж в РБ составлял всего 5 лет, с 1 января 2014 его увеличили до 10 лет, а еще через год сразу до 15 лет. В 2015 году необходимый страховой стаж уже составил 15 лет и 6 месяцев. Ежегодно эта планка будет увеличиваться на шесть месяцев — до 20 лет. К слову, на Украине его повысили уже аж до 25 лет!

Белорусы, которым не удалось наработать нужный для получения трудовой пенсии страховой стаж, могут оформить социальную пенсию: мужчины — с 65 лет, женщины — с 60 лет. Сейчас размер социальной пенсии — 103 рубля (треть от средней) или 50% от бюджета прожиточного минимума.

При этом сейчас уже обсуждают новое предложение. Оно предполагает реализацию следующего этапа повышения пенсионного возраста для женщин. По оценкам государства, увеличение пенсионного возраста для женщин с 58 до 63 лет можно осуществить в 2023 — 2032 годы, что позволит не допустить растущего увеличения дефицита ФСЗН и при этом сохранить пенсии хотя бы на нынешнем уровне (не менее 40% от среднемесячной зарплаты).

Подчеркну, эта норма пока лишь в стадии обсуждения. Однако эксперты и здравый смысл говорят о том, что в будущем подобной жесткой меры точно не избежать, ведь пенсионерам, составляющим уже 25% от общего числа населения, действительно больше нечем платить. И дело здесь, разумеется, не в медицинских прорывах и глобальном увеличении продолжительности жизни, как в этом пытаются сегодня убедить по ТВ, а в массовой трудовой миграции и уменьшении численности населения в республике на 750 тыс. человек за последние 24 года.

А что до средней продолжительности жизни в стране, здесь у каждого есть масса примеров того, как многие мужчины не доживают даже до 60-ти. При этом, согласно «средней температуре по больнице», в РБ, по данным ООН на 2016 год, мужчины живут 66 лет, а женщины 78. В России продолжительность жизни женщин составляет 76,3 года, мужчин – 64,7 года, на Украине – 76,1 и 66,3 лет соответственно. Вряд ли увеличение трудового стажа на физически тяжелых работах будет способствовать продолжительности жизни.

Таким образом, восточнославянские страны сейчас стоят на пороге уникального прецедента, ведь в скором времени может возникнуть ситуация, когда средняя продолжительность жизни у мужчин здесь может сравняться, либо вовсе стать меньше возраста, когда люди уходят на пенсию.

Продолжение следует…

 

Сергей Смирнов

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Спасибо, будем благодарны по гроб жизни.
    «Какие вы все, старички, неугомонные! Натерпелся я от вашего брата».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ