Весь июнь возле недавно открытого ресторана «Поедем, поедим» стоит толпа «защитников Куропат». Толпа довольно агрессивная – мешают проезду транспорта, набрасываются на людей, были случаи, что даже кусали тех, кто собирался там перекусить. Но, как они сами считают, столь сомнительное поведение c лихвой компенсируется высокой, благородной и бескорыстной целью – оградить покой сотен тысяч жертв «крывавай маскальскай гэбни» от посягательств алчных рестораторов, посмевших построить свое заведение вблизи охранной зоны урочища «Куропаты».

Но так ли бескорыстны «защитники Куропат»? Разумеется, я сейчас не говорю о рядовых активистах, которые сейчас осаждают ворота заведения. Эти, будучи людьми недалекими, маргинальными и, зачастую, немного не в себе, вполне могут бросаться под колеса и кусаться за идею. Может, даже и кто-то из вожаков оказался настолько недалеким, что довольствуется подачками от соответствующих фондов на компенсацию штрафов и «суточные» за административные аресты.

Но, как выяснилось, оказались среди них и те, глядя на которых великий комбинатор Остап Бендер нервно курил бы. Причем, не исключено, что-нибудь запрещенное той самой статьей 328.

Взять, к примеру Дмитрия Дашкевича. Вот уж, казалось бы, рыцарь без страха и упрека. Столько лет руководил «Молодым Фронтом», участвовал в куче заварушек, за что неоднократно привлекался. Прямо икона змагаризма. Его даже белорусом года называли не так давно. Но деньги он считает очень оригинально. Вот, например, какой прайс он зарядил за собственноручно и, по его словам, совершенно бескорыстно изготовленные деревянные кресты.

Проверим бескорыстность Зьмицера. Высота креста – 7 метров, ширина – примерно 2,5. Вместе – 9 с половиной погонных метров деревянного бруса. Смотрим, сколько стоит этот самый брус. Берем первого попавшегося поставщика – и видим цену на самые дорогие балки 150х150 – 5 рублей 74 копейки. Берем калькулятор – себестоимость древесины для одного креста выходит 54 рубля 53 копейки. Даже, если мы приплюсуем сюда металлический швеллер, стоимость доставки, расходы на электроэнергию, амортизацию оборудования и прочее – максимум, выйдет чуть больше ста рублей за крест. Но никак не 400. Куда идут остальные 300 рублей с креста? Думаю, читатель, ты не настолько наивен, как те активисты, которые спонсируют бизнес Дашкевича.

Если вы думаете, что это позор и надувательство – подождите, вы еще не видели настоящего надувательства. Другие ушлые змагары во главе с еще одним, не менее «бескорыстным» герое Эдуардом Пальчисом наладили торговлю камнями по цене 1 камень – 1 рубль. Обычными городскими булыжниками. Причем булыжники виртуальные – на руки вам их никто не даст. Все они пойдут на строительство «брукаванки памяти» — вымощенной булыжниками дорожки к месту захоронений. При этом другие змагары сами совершенно бесплатно подвозят булыжники на место.

Но, если Дашкевич и сам хоть что-то вкладывает и делает, то тут работы на дармовом сырье оценены, ни много, ни мало, в 25 тысяч рублей! И, ведь платят! Совершенно добровольно и с уверенностью, что делают святое дело. Вот только ничего святого у таких дельцов, нагло монетизирующих ажиотаж вокруг Куропат быть не может.

Игорь Воронцевич

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ