Суббота, Июль 21, 2018
Домой Feed Многовекторность по-казахски
U.S. President Donald Trump and Kazakhstan President Nursultan Nazarbayev speak in the Roosevelt Room of the White House in Washington, U.S., January 16, 2018. REUTERS/Kevin Lamarque

Многовекторность по-казахски

Какие действия Астаны вызывают раздражение в России.

В последнее время появилось много публикаций о том, что Россия высказывает претензии своим союзникам — партнёрам по ОДКБ и ЕАЭС. Все эти статьи основаны на тексте «Коммерсанта» «Москва выговорилась в адрес союзников». Автор материала, в свою очередь, получил эту информацию от неназванного «собеседника в российской делегации».

Конечно, делать далеко идущие выводы, основываясь на одном только сообщении «КЪ», полученном из неофициальных источников, будет не совсем правильно.

Давайте проанализируем только те факты, что лежат на поверхности, и рассмотрим конкретный вопрос: а за что же действительно Россия может предъявить претензии Республике Казахстан — своему партнёру по СНГ, ОДКБ, ЕврАзЭС и ШОС?

Оставим за рамками нашего исследования те поступки Казахстана, которые, хотя и вызвали достаточно острые споры в медийном пространстве, но по факту же «физического» ущерба не принесли. Хотя, вспоминая старый анекдот о якобы пропавших ложках, «осадочек всё-таки остался»:

  • введение безвизового режима для граждан США. 30-дневный безвизовый режим введён с 1 января 2017 года для граждан стран — членов ОЭСЭР и стран — крупных инвесторов;
  • подписание Казахстаном 2 марта 2018 года Договора о запрещении ядерного оружия. До сегодняшнего дня Договор подписали 56 государств, 5 из которых ратифицировали. Казахстан стал 57-м государством-подписантом. Документ вступит в силу по прошествии 90 дней после сдачи на хранение 50-й ратификационной грамоты. То есть никогда;
  • призыв 2 апреля в ООН (вместе с Украиной и Нигерией) запретить размещение летального оружия в космосе. Притом что с Байконура продолжаются запуски, заказчиками которых выступают российские ВКС;
  • воздержание при голосовании в Совбезе ООН по Сирии 15 апреля 2018 года.

Рассмотрим другие знаковые действия руководства Страны Великой Степи, могущие нанести ущерб российско-казахстанским отношениям.

Saebiz

12 апреля 2017 года в своей статье «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания» президент Казахстана объявил о том, что правительству необходимо подготовить график перехода на латинский алфавит к 2025 году.

С интервалом в несколько месяцев казахстанцам было предложено три варианта алфавита. Два из них оказались «не без греха».

В первом варианте новой латиницы специфические гласные казахские звуки передавались дифтонгами. В итоге некоторые слова зазвучали несколько нетрадиционно: морковь на казахской кириллице пишется сәбіз, а на новой латинице корнеплод засиял новыми красками — saebiz.

Предложенный спустя некоторое время второй вариант алфавита был с апострофами. В результате Шишкин стал писаться как S’i’s’ki’n, а Александр свет Сергеевич и вовсе стал именоваться Py’s’ki’n.

В Казнете сразу появился анекдот со словом «шық» — «выходи», которое в новом написании напоминает слово «любовь» только в нецензурном (fuck) варианте:

«»S’yq tez!» (рус. — Выходи, быстро!) — сказала она парню.

И тут что-то пошло не так…

Но девушка не пожалела».

19 февраля 2018 года президент Казахстана подписал указ «О внесении изменения в Указ Президента РК от 26 октября 2017 года № 569 «О переводе алфавита казахского языка с кириллицы на латинскую графику»».

Теперь на смену диграфам и апострофам пришли акуты — надбуквенные знаки, как, например, во французском языке.

  • Nursultan Nazarbaev — Нұрсұлтан Назарбаев
  • Nurlan Nyǵmatýlın — Нұрлан Нығматулин
  • Baqytjan Saǵyntaev — Бақытжан Сағынтаев

В той же самой статье главы РК «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания» от 12 апреля 2017 года, в которой было объявлено о переходе на латиницу, также было сказано и следующее:

«Нам нужно перевести в ближайшие годы 100 лучших учебников мира с разных языков по всем направлениям гуманитарного знания на казахский язык и дать возможность нашей молодёжи учиться по лучшим мировым образцам. Уже в 2018/2019 учебном году мы должны начать обучать наших студентов по этим учебникам».


Проект получил название «Новое гуманитарное знание. 100 новых учебников на казахском языке». На сегодняшний день выпущены первые 18 учебников тиражом 10 тысяч экземпляров и продолжается работа над остальными.

Поскольку эти учебники выпускаются на кириллическом казахском,  этот факт, наряду с «сырыми» алфавитами, является ещё одним подтверждением того, что решение о вводе латиницы было принято достаточно спонтанно или по крайней мере в спешке.

Для самого Казахстана большой проблемой станет разрыв между поколениями, при котором молодёжь перейдёт на латиницу, а взрослое поколение возраста 30+ останется на кириллице. Придётся, как евреям, 40 лет ходить по пустыне, ожидая, пока не уйдёт старое поколение, привыкшее к кириллице.

Кроме того, такой «переход через пустыню» приведёт и к цивилизационному разрыву, так как на латинице нет не только произведений основоположников и мэтров казахской литературы, но и мировой классики в целом.

Выполнит ли государство свой долг и напечатает ли в короткие сроки тиражами в десятки тысяч экземпляров Пушкина, Толстого, Ауэзова, Абая, Хэмингуэя, Драйзера, Конан Дойла, Шекспира и Марка Твена? О технической и специальной литературе умолчим.

Если нет, то после 2025 года Казахстан рискует получить граждан с зачищенной культурной памятью.

А в российской прессе переход Казахстана на латинскую графику называют:

  • чистой политикой и дрейфом в сторону Запада;
  • лингвистически не оправданным отрывом от Русского мира и попыткой дистанцироваться от России;
  • сближением с Турцией и выстраиванием некоего культурологического барьера или дистанции между российской культурой и казахской.

Несмотря на это, 30 октября 2017 года тогдашний посол России в Казахстане Михаил Бочарников высказался весьма политкорректно.

«Россия с пониманием и уважением относится к решению суверенного Казахстана о предстоящем переходе государственного языка на латиницу. При этом позиция русского языка, как мы можем судить по твёрдым заявлениям президента Нурсултана Абишевича Назарбаева и других официальных лиц Казахстана, сохранится, а преподавание языка и на нём в казахстанской средней школе продолжится, поскольку свободное владение граждан страны русским языком рассматривается руководством республики как важное культурное преимущество Казахстана», — заявил он.

Кстати, в начале 2014 года в стране активно обсуждался вопрос о переименовании Казахстана в «Қазақ Елі» — «Страну казахов». В России же данную инициативу восприняли как ещё один способ отмежевания от Русского мира.

Между тем в 2017 году 40 тысяч 718 бывших казахстанцев получили российское гражданство. За пять лет число соискателей возросло почти в три раза: в 2012-м казахстанцам было выдано 14 тысяч 585 паспортов. Некоторые исследователи считают, что сокращение русскоязычного населения в Казахстане есть показатель неблагополучности межнациональных отношений.

Чумовой проект в сейсмоопасном регионе

9 сентября 2016 года в Алматы открылась «американская биологическая база» — Центральная референс-лаборатория (ЦРЛ).


Стоимость строительства — 130 млн долларов, деньги американские, фактический владелец — Пентагон.

Официально ЦРЛ создавалась «для обеспечения безопасности особо опасных патогенов, оставшихся в Казахстане от советской военно-биологической программы, и исследований способов защиты от них». Однако проект продвигался не Минздравом РК, а военным ведомством США, сильно озабоченным защитой местного туземного населения от «биологической угрозы».

19 июля 2013 года МИД России выразил серьёзную озабоченность по поводу биологической деятельности министерства обороны США вблизи российских границ. Кроме Казахстана, эти американские био-ПРО есть в Армении, Азербайджане, Киргизии, Грузии, Узбекистане, Молдове и на Украине. По оценкам российских экспертов, создание Пентагоном лабораторий у рубежей РФ угрожает её биологической безопасности.

Эксперты НИИ микробиологии министерства обороны РФ не исключают, что вспышки атипичных заболеваний на юге России в 2013 г. (высокозаразный менингит среди детей в Ростовской области, африканская чума свиней и ящур на Кубани и Северном Кавказе) могли быть биологическими маркерами, целенаправленно вброшенными с территории Грузии (именно оттуда, как подтвердили исследования, была занесена, например, африканская чума свиней).

Вместе с новыми лабораториями по периметру России, Пентагон также получил доступ к результатам советской военно-биологической программы, в том числе к созданным в СССР боевым штаммам микроорганизмов. Это позволило США составить представление о текущем военно-биологическом потенциале России, предусмотрев соответствующие средства защиты от него. По имеющейся в печати информации, Украина, Грузия, Азербайджан и Казахстан в обмен на американскую помощь, проигнорировав обеспокоенность Москвы, передали США свои коллекции возбудителей опасных болезней.

Кстати, нынешнюю вспышку менингита в Казахстане (с начала 2018 года официально зарегистрирован 61 случай заболевания менингитом, из них 12 случаев со смертельным исходом) официально тоже никто не связывает с работой ЦРЛ в Алматы.

А как только в республике начинается падёж сайгаков или домашнего скота, то тут же начинается вой сидящих на западных грантах «антигептильщиков», кричащих о том, что «казахстанский скот гибнет от российского гептила, рекой льющегося с российских же ракет».

«Степной орел»

Основой для казахстанско-американского военного и оборонного сотрудничества стал «Меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве в области обороны и военных отношений между Министерством обороны РК и Министерством обороны Соединённых Штатов» от 14 февраля 1994 года. В июле 2017 года Казахстан и США подписали договор о сотрудничестве в военной сфере с 2018 по 2022 год. Уже четвёртый по счёту.

С 2003 года ежегодно в Казахстане проводятся американо-казахские военные учения «Степной орёл». Ежегодно для участия в них привлекается более 1,5 тыс. человек, а также военные наблюдатели из иностранных государств, эксперты из различных штабов НАТО и военно-дипломатический корпус.

На сайте посольства РК в США в разделе «Операции по поддержанию мира в Ираке» гордо заявлено следующее: «Казахстан взял на себя ведущую роль в поддержке операций США в борьбе с общими угрозами безопасности и стабильности в регионе».

Википедия даёт своё — расширенное — толкование этой цитаты: «Казахстан взял на себя лидирующую роль в поддержке США в операциях по борьбе с угрозами безопасности и стабильности в Среднеазиатском регионе».


В 2008 г. в Казахстане на базе Военного института Сухопутных войск был создан Учебный центр НАТО «КАЗЦЕНТ» — единственный на территории Центральной Азии официально признанный со стороны НАТО Учебный центр «Партнёрство во имя мира». Основами создания  УЦ «Партнёрство во имя мира» явились Военная доктрина РК и Индивидуальный план действий Партнёрства между Казахстаном и НАТО.

Тем не менее министр обороны РФ Сергей Шойгу считает Казахстан стратегическим союзником России:

«Успешно и эффективно развиваем отношения как на двусторонней основе, так и в рамках интеграционных структур. За последние годы серьёзно окрепли двусторонние связи в сфере обороны: совершенствуется Единая региональная система ПВО России и Казахстана; увеличилось количество совместных мероприятий боевой подготовки; продолжаются поставки Казахстану российского вооружения на льготных условиях; более семисот ваших военнослужащих безвозмездно обучаются в лучших военных вузах России».

Возвращаясь к казахстанско-американскому военному сотрудничеству, на том же сайте посольства Казахстана в США находим следующее интересное заявление о совместных планах:

«Планы охватывают область укрепления боевых и миротворческих сил Казбата, военно-воздушных сил, военно-морских сил, а также развития военной инфраструктуры в Каспийском регионе».

Кстати, о Каспии

Вернее, о канале «Евразия».

14 мая 2018 года на заседании Высшего Евразийского экономического совета в Сочи президент Казахстана Нурсултан Назарбаев предложил вернуться к проекту строительства судоходного канала «Евразия» между Чёрным и Каспийским морями.

Решить вопрос о строительстве канала без принятия «Конвенции о правовом статусе Каспийского моря» достаточно проблематично. Над ней представители России, Казахстана, Азербайджана, Туркменистана и Ирана работали более 20 лет. Вопрос о подписании Конвенции стоит в повестке предстоящего Пятого каспийского саммита, который пройдёт в казахстанском Актау августе 2018 года.

Сложности определения статуса Каспия связаны в том числе с признанием его либо озером, либо морем, поскольку это разграничение регулируется разными положениями международного права.

Кроме того, использование воздушного пространства Каспия для удара по боевикам в Сирии (и далее, возможно, везде) заставляет прикаспийские страны по-другому смотреть как на его правовой статус, так и на обеспечение всей системы региональной безопасности.

Пройдёмся по датам некоторых событий, связанных с Каспийским морем.

20 июня 2010 года в Астане состоялось подписание «Соглашения между правительством Соединённых Штатов Америки и правительством Республики Казахстан об обеспечении коммерческого железнодорожного транзита специального груза через территорию РК в связи с участием США в усилиях по стабилизации и восстановлению Исламской Республики Афганистан».

26 апреля 2013 года на конференции министров иностранных дел стран — участниц Стамбульского процесса Нурсултан Назарбаев сделал следующее заявление:

«С начала операции Международных сил содействия безопасности в Афганистане Казахстан оказывает содействие войскам коалиции в рамках реализации соглашений о транзите грузов с Альянсом, а также двусторонних договорённостей с США, Германией, Францией, Испанией и Великобританией. Сейчас мы готовимся расширить транзитный потенциал для грузов НАТО за счёт каспийского порта Актау».

29 сентября 2014 года в Астрахани состоялся четвёртый саммит глав прикаспийских государств, на котором было подписано Заявление президентов Азербайджана, Ирана, Казахстана, России и Туркменистана, в котором они декларируют, что «деятельность сторон на Каспийском море будет осуществляться на основе согласованных ими принципов, в том числе:

  • не присутствия на Каспийском море вооружённых сил, не принадлежащих сторонам
  • осуществления плавания в Каспийском море, прохода в/из него исключительно судами под флагом каждой из сторон».

4 мая 2018 года Нурсултан Назарбаев подписал закон № 152-VІ ЗРК «О ратификации Протокола о внесении изменения в Соглашение между Правительством Республики Казахстан и Правительством Соединённых Штатов Америки об обеспечении коммерческого железнодорожного транзита специального груза через территорию РК в связи с участием США в усилиях по стабилизации и восстановлению Исламской Республики Афганистан, подписанного 20 июня 2010 г. в городе Астана».

Согласно этому закону для перевалки американских грузов будут использованы казахстанские порты Актау и Курык.

Через десять дней, 14 мая 2018 года, на заседании Высшего Евразийского экономического совета в Сочи президент Казахстана Нурсултан Назарбаев предложил вернуться к проекту строительства судоходного канала «Евразия» между Чёрным морем и Каспием.

Многовекторность и разнонаправленность

Нурсултан Назарбаев никогда не делает своих заявлений «просто так», они всегда продуманы и основаны на выгодном для Казахстана встраивании в мировые процессы. Сюда можно отнести и пиар-акции, такие как «План глобальной стратегической инициативы-2045 для устранения причин войн и конфликтов в мире», посвящённый 100-летию ООН, Программа «XXI век: мир без войны» или Съезд лидеров мировых и традиционных религий в Астане.

То же самое встраивание мы видим и по конкретным бизнес-проектам. Например, сначала (после фактического провала проекта «Региональный финансовый центр города Алматы») был задуман Международный финансовый центр «Астана» (МФЦА). Затем в качестве пиар-акции центра была проведена выставка EXPO2017, после чего её инфраструктура стоимостью три млрд долларов была передана МФЦА.

Согласитесь, довольно сложно сразу убедить своих граждан, что для привлечения в страну и для удобства международных инвесторов необходимо на деньги казахстанских налогоплательщиков построить 14 международных павильонов, офисы, конгресс-центры и холлы общей площадью 225 тыс. кв. м.

Казахстанская госпрограмма инфраструктурного развития «Нұрлы жол», начатая в 2015 году, по сути является интеграционной составляющей китайского проекта «Один пояс, один путь», объявленного Си Цзиньпином осенью 2013 года.

Не будем сейчас говорить об инвестициях в проект канала «Евразия»: они второстепенны. Гораздо более важен вопрос о степени доверия между Российской Федерацией и Республикой Казахстан.

Несмотря на базовые экономические факторы:

  • 20,6 % от всего объёма товарооборота Казахстана приходится на российских партнёров, и это первое место;
  • в 2017 году товарооборот между нашими странами увеличился на 25,6 % — до 16 млрд долларов, и эта тенденция сохраняется в первом полугодии 2018 года;
  • число совместных предприятий с российским участием только за 2017 год выросло с 7 до 8,3 тысячи, глобальных совместных проектов у России с Казахстаном нет.

Даже принимая во внимание высочайшие заявления с обеих сторон о вечной любви и стратегической дружбе, уровень доверия между РК и РФ сейчас не слишком высок.

А желающие получить разъяснения по выше изложенным фактам слышат от представителей казахстанской стороны заявления о «независимости, многовекторности, сбалансированности, прагматизме и твёрдом отстаивании национальных интересов страны». И как апофеоз: «А в России вообще Соловьёв!»

Можно ли в данной ситуации затевать такой грандиозный проект? Ведь для совместного использования возможностей как самого канала, так и Каспия уровень доверия между акционерами должен быть практически стопроцентным.

Но если главный акционер, Россия, по территории которой и пройдёт канал, вкупе с возможными соинвесторами Ираном и Китаем внесена в список военных угроз для США, а другой акционер, Казахстан, играет с Соединёнными Штатами в военное же сотрудничество и предоставляет им для перевалки грузов два своих каспийских порта, возможна ли реализация совместного проекта «Канал Евразия» при текущих начальных условиях?

Более того, Иран и сам планирует к 2030 году построить свой судоходный канал «Каспий — Персидский залив», несмотря на то что этот проект находится под американскими санкциями ещё с 1997 года.


То есть, с одной стороны, Казахстан предлагает совместный проект с Россией, в то же время этот же проект негативно повлияет на планы Ирана и сыграет на стороне США.

В легендарном советском мультфильме «Трое из Простоквашино» главный герой Дядя Фёдор «с нуля» успешно интегрировался в деревню:

  • заполучил бесплатно дом;
  • подключил к нему (на какие деньги?) электричество;
  • получил без наличия паспорта, прописки и сберкнижки проценты по найденному кладу;
  • взял напрокат в управе корову.

И, несмотря на полученную от столь тесной интеграции в населённый пункт выгоду, тем не менее он заявил любящему порядок почтальону Печкину о своей независимости: «Я ничей, я свой собственный мальчик».

Однако ветер свободы и холодное молоко его полосатого друга сделали своё дело: самостоятельный мальчик всё же приболел.

И вылечили Дядю Фёдора не хвостатые друзья из другого биологического вида, заинтересованные в его «независимости», а приехавшие родители, вызванные, кстати, плохим почтальоном Печкиным.

sonar2050.org

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ